Мир без американской демократии?

08.07.2021
Глобальные последствия отката демократии в США

Продолжившаяся глобальная демократическая рецессия в последние годы превратилась в нечто еще более тревожное: «третья обратная волна» демократических срывов, которую предсказывал политолог Сэмюэл Хантингтон, может последовать за замечательным всплеском демократического прогресса «третьей волны» в 1980-х и 1990-х годов. По данным Freedom House, каждый год за последние 15 лет в значительно большем количестве стран наблюдается снижение политических прав и гражданских свобод, чем прирост. Но с 2015 года эта и без того зловещая тенденция резко ухудшилась: 2015–2019 годы были первым пятилетним периодом с начала третьей волны в 1974 году, когда больше стран отказались от демократии (двенадцать, чем перешли к ней (семь).

И тенденция продолжается. Нелиберальные популистские лидеры подрывают демократию в странах, включая Бразилию, Индию, Мексику и Польшу, а ползучий авторитаризм уже вывел Венгрию, Филиппины, Турцию и Венесуэлу из категории демократий в целом. В Грузии доминирование партии «Грузинская мечта» привело к неуклонному снижению избирательных процессов и нарушению законности. В Мьянме военные свергли избранное правительство Аунг Сан Су Чжи, положив конец эксперименту с частичной демократией. В Сальвадоре президент Найиб Букеле устроил переворот, отстранив генерального прокурора и судей Верховного суда, которые препятствовали укреплению его власти. В Перу демократия висит на волоске, поскольку «правый» автократ Кейко Фухимори выдвигает расплывчатые заявления о фальсификации выборов в попытке отыграть свое поражение на выборах противнику «левого» толка Педро Кастильо.

Что особенно поражает в этом последнем случае, так это то, что гамбит Фухимори мрачно напоминает ложь, увековеченную бывшим президентом США Дональдом Трампом и его последователями о президентских выборах 2020 года. Это не случайно. Как заметила журналист и историк Энн Эпплбаум, фиктивные заявления о мошенничестве и призывы о «прекращении краж» голосов становятся обычным средством, с помощью которого автократические популисты пытаются воспрепятствовать демократии. Такая тактика уже давно является источником нестабильности в странах, борющихся за развитие демократии. Но тот факт, что последняя итерация антидемократического сценария во многом опирается на прецеденты самой важной и могущественной демократии в мире, знаменует собой начало новой опасной эры.

Сегодня Соединенные Штаты противостоят растущему антидемократическому движению не только из рядов крайних экстремистов, но и из значительной группы должностных лиц – движению, которое бросает вызов самим основам избирательной демократии.

Если эти усилия увенчаются успехом, Соединенные Штаты могут стать первой в истории развитой индустриальной демократией, которая потерпит неудачу, то есть больше не сможет соответствовать минимальным условиям свободных и справедливых выборов, как их определяют политологи и другие исследователи демократии.

Крах американской демократии был бы катастрофическим не только для Соединенных Штатов; это также будет иметь глубокие глобальные последствия в то время, когда свобода и демократия уже находятся в упадке. Как отметил Хантингтон, распространение демократических движений и идей из одной страны в другую способствовало позитивным демократическим изменениям. Аналогичным образом могут распространяться антидемократические нормы и практики, особенно когда они исходят из могущественных стран. Вот почему ускорение демократического спада в демократическую депрессию произошло в значительной степени под наблюдением Трампа. И именно поэтому никакое развитие демократии не нанесет более серьезного ущерба делу ее глобального распространения, чем отступление от демократии его самого главного защитника.

Демократическая триада

Демократическая система правления стоит на трех опорах. Первая опора – это народный суверенитет – правление народа. Демократия требует, чтобы люди могли выбирать и заменять своих лидеров на регулярных, свободных и справедливых выборах; что все взрослые граждане могут голосовать без запугивания и препятствий; и что кандидаты и партии могут участвовать в соревнованиях и кампаниях. Крайне важно, чтобы выборы проводились беспристрастно, чтобы действительные бюллетени подсчитывались точно, а власть предоставлялась тем, кто победил.

Свобода – вторая опора либеральной демократии. Полностью демократическая система обеспечивает надежную защиту свободы слова, печати, ассоциаций и собраний. Это гарантирует, что данные права в равной степени защищены для всех социальных групп. И это способствует культуре взаимной терпимости и уважения прав политических оппонентов.

Третья опора – верховенство закона – защищает и укрепляет две другие. Она гарантирует, что демократические процедуры беспристрастно соблюдаются независимой судебной системой и другими регулирующими органами, которые контролируют злоупотребление властью. В большинстве стран с развитой демократией, за исключением Соединенных Штатов, эти инструменты подотчетности включают национальные органы по управлению выборами и мониторингу коррупции.

Трамп был первым президентом США, продемонстрировавшим презрение ко всем трем элементам триады либеральной демократии. Он окрестил СМИ источником «фейковых новостей» и «абсолютной нечистью» и призвал «посадить в тюрьму» своего оппонента на выборах. Он призывал своих последователей совершать акты насилия против протестующих оппонентов. После своего поражения он настоял на том, что результаты выборов были сфальсифицированы и должны быть отменены. На протяжении всего своего президентства он вел войну с независимой судебной системой, Федеральным бюро расследований, собственным генеральным прокурором, Управлением государственной этики, государственной службой и множеством других субъектов, которые отказывались подчиняться его политической воле или стремились обеспечивать соблюдение законности.

Многие исследователи демократии почувствовали беспрецедентную угрозу демократии в США, когда Трамп вступил в должность в 2017 году, и, в частности, опасались серьезных нападений на вторую и третью ветви демократической триады. Эта оценка была частично верной. Ни разу со времен президента Ричарда Никсона (что вообще редкость в истории США) не было таких решительных попыток злоупотребить и подорвать административные и правовые институты в чисто политических целях – но эти попытки принесли лишь ограниченный эффект. Основная масса прессы и судебных органов оставалась независимой. ФБР избежало политического захвата. За пределами Республиканской партии и администрации Трампа свобода слова процветала. С 2017 по 2020 год более или менее соблюдались свобода и верховенство закона.

Однако в трех отношениях большинство ученых неверно оценили природу возникшей опасности и недооценили ее серьезность. Во-первых, многие полагали, что сам Трамп представляет собой самую большую угрозу демократии в США и что его поражение нанесет удар по его политическому имиджу. Во-вторых, за некоторыми исключениями, включая историка Йельского университета Тимоти Снайдера и ученого из Фонда Карнеги Рэйчел Кляйнфельд, многие недооценили возможность насилия со стороны фанатичных последователей Трампа. И в-третьих, большинство недооценили степень, в которой Трамп переделает Республиканскую партию как институт, не только рабски лояльный ему, но и враждебный демократии.

К счастью, накануне выборов 2020 года исследователи демократии и общественные организации правильно предвидели угрозы честности выборов, исходящие от ревностных сторонников Трампа, а также колоссальные логистические проблемы, связанные с пандемией. В результате они начали одну из самых энергичных гражданских кампаний в истории США, чтобы зарегистрировать беспрецедентное количество избирателей, предоставить им безопасный и ранний доступ к бюллетеням. Чтобы гарантировать, что местные избирательные администрации имеют ресурсы, необходимые для управления голосованием, и помочь подготовиться к борьбе с любыми потенциальными усилиями по отмене законных результатов президентских выборов. Выборы не пошли по кошмарному сценарию, как некоторые опасались. Фактически, это оказались одни из самых хорошо организованных выборов в истории США, и ведущие эксперты по выборам Натаниэль Персили и Чарльз Стюарт III назвали произошедшее «чудом».

Это все еще может произойти здесь

Однако то, что за этим последовало, было, по словам Персили и Стюарт, «трагедией» с «ложью о фальсификации результатов голосования и эффективности системы, [укрепляющей] представление десятков миллионов американцев о том, что выборы были "сфальсифицированы"». Такое «сфабрикованное недоверие» распространилось и после восстания 6 января в Вашингтоне. Хотя инаугурация президента Джо Байдена устранила неминуемые угрозы гражданским свободам и верховенству закона, ключевой элемент избирательной демократии – свободные и справедливые выборы – в настоящее время подвергается безжалостным нападкам со стороны «партизан».

Законодательные собрания республиканских штатов активизируют усилия, направленные на то, чтобы затруднить голосование афроамериканцам, латиноамериканцам и другим склонным к демократам округам, приняв законы, которые затрудняют голосование по почте и досрочное голосование, а также упрощают исключение избирателей из списков для голосования. Эти изменения вызваны не документально подтвержденными доказательствами должностных преступлений, связанных с такой практикой, а заведомо ложными рассказами о фальсификациях на выборах.

Сейчас наибольшую угрозу американской демократии представляют законодательные инициативы, направленные на подрыв независимости избирательной администрации, включая подсчет голосов и удостоверение результатов голосования.

Как заметил эксперт по избирательному праву Ричард Хасен: «На карту поставлено то, о чем я никогда и не думал беспокоиться, говоря о Соединенных Штатах: честность подсчета голосов».

Например, недавно принятый в Джорджии закон снимает с должности госсекретаря (в настоящее время им является Брэд Раффенспергер, который отказался выдать 11 780 голосов, необходимых Трампу для победы в штате) с поста председателя Избирательной комиссии штата и дает законодательному собранию штата – высшему партийному институту – возможность назвать нового председателя.

Представители в Мичигане политизировали Совет государственных агитаторов, удостоверяющий результаты выборов, заменив республиканца, проголосовавшего за победу Байдена на выборах, консервативным сторонником.

В Мичигане и Неваде сторонники Трампа стремятся консолидировать контроль над наблюдением за выборами, выдвигая кандидатов на пост государственного секретаря, давая им полномочия председательствовать в администрации выборов и инструменты, чтобы попытаться заблокировать голосование демократов.

А на федеральном уровне республиканцы могли вернуть себе контроль над Палатой представителей (чему способствовала их односторонняя способность перерисовать 187 избирательных округов по результатам последней переписи населения) и использовать свое большинство для манипулирования результатами президентских выборов 2024 года в свою пользу, особенно если выборы 2024-го года окажутся похожи на 2020 год, когда демократы одержали решающую победу в голосовании, но полагались на ограниченную поддержку в нескольких штатах для большинства в Коллегии выборщиков.

Как только политическая система потеряет двухпартийный консенсус в отношении правил демократической игры, может произойти быстрое сползание к автократии. Мир видел, как это происходило в Венгрии, Турции и Венесуэле. Не исключено, что это могло произойти в Соединенных Штатах.

Надвигающаяся буря

Предупреждения о провале американской демократии – это не гипербола или просто лозунг, побуждающий к действию. Политологи могут расходиться во мнениях относительно минимальных условий для демократии, но они согласны с одним: страна не может считаться демократией, если она не обеспечивает в целом нейтрального и справедливого проведения выборов. Если бы исход крупных национальных выборов в Соединенных Штатах определялся мошенническим исключением избирателей или манипулированием голосами, страна перестала бы быть демократией, независимо от того, насколько свобода выражения мнений может сохраниться (на какое-то время).

Более 100 видных ученых-демократов недавно предупредили в коллективном заявлении, что посягательства республиканцев на честность выборов могут привести к краху демократии в США. Они призвали Конгресс принять «Закон Джона Льюиса» об избирательных правах и принять другие меры для «обеспечения неприкосновенности и независимости избирательной администрации». Но, учитывая широкое национальное законодательство, запрещающее пристрастный подход и усиление стандартов голосования, что маловероятно в ближайшем будущем, гражданское общество также должно будет защищать американскую демократию.

Эта защита становится еще более необходимой из-за надвигающейся бури разрушения демократии во всем мире. Огромное значение Соединенных Штатов как источника политического распространения демократии, хорошего или плохого, делает их примером, который повлияет как на борющиеся демократии, так и на борющиеся автократии. Как в отступающих от демократии странах, таких как Филиппины и Польша, так и в условиях углубляющейся автократии, таких как Турция и Венесуэла, мантра Трампа о «фейковых новостях» воодушевляла авторитарных лидеров в их нападках на СМИ.

Если Соединенные Штаты, в конечном итоге, обезобразят свою демократию путем политизации избирательной системы и подавления голосов меньшинств, автократы с радостью воспользуются американским прецедентом как оправданием своих методов блокирования демократических преобразований. А в странах с упадком демократии политически уязвимые должностные лица будут использовать аналогичные методы нарушения избирательной целостности, чтобы удержаться у власти.

Короче говоря, то, что происходит с демократией в Соединенных Штатах, вероятно, определит судьбу демократии во всем мире: повернет ли эта «третья волна» отступлений от демократии вспять – или получит новый ужасающий импульс.

Источник