Республика Беларусь: риски, вызовы, перспективы

24.09.2020

23 сентября в Минске прошла инаугурация Президента Беларуси А.Г. Лукашенко. Несколько европейских стран — Латвия, Литва, Эстония, Германия и Словакия, тем не менее, не признали Лукашенко в качестве легитимного президента. Также отказались его признать США и соседняя Украина. Очередные акции протеста прошли в Минске, хотя в целом ситуация в Беларуси начала стабилизироваться.

В то же время остаются актуальными следующие вопросы. Как Запад будет продолжать оказывать давление на Минск и увязывать происходящее с ролью России? Приведет ли попытка цветной революции к реорганизации (реформам) внутренней политики страны? Повлияет ли этот опыт на внутриполитическую повестку внутри России? Как будет проводить внешнюю политику руководство Беларуси в дальнейшем, учитывая предыдущий опыт многовекторности?

Очевидно, что накопленный протестный потенциал сложился благодаря определенной открытости Западу со стороны Беларуси. Посольства ряда стран, в первую очередь США, Польши, Литвы, Латвии, Чехии, но также Украины, Великобритании и Германии, а также ряд международных фондов, использовали предоставленные возможности для создания базы политической оппозиции с применением сетевых методик и технологий.

Для западных стран изначально было важно запустить протесты, после чего избирательные репортажи транслировались через подконтрольные СМИ и правозащитные организации. Это помогло запустить цепную реакцию по демонизации руководства страны как внутри Беларуси, так и в других странах. Также был сделан расчет на взаимные претензии между Россией и Беларусью по ряду вопросов, в основном политико-экономического характера. Архитекторами протестов предполагалось, что напряженность в отношениях (задержания российских журналистов, арест предполагаемых сотрудников частной охранной компании, а также политическое давление Москвы) вынудят А.Г. Лукашенко продолжить риторику недоверия, что привело бы к изоляции и блокаде Беларуси.

Этого не произошло. Россия экономически поддержала Беларусь, обеспечив очередной кредит, необходимый для адекватного функционирования экономики в сложных обстоятельствах. Более того, изменились приоритеты взаимодействия Беларуси с западными соседями, что отразилось в переориентировании на российские морские порты для экспортно-импортных операций. Украина продемонстрировала свою приверженность деструктивной стратегии по отношению к соседям и роль исполнителя заказов западных стран в микрорегионе. Это приведет к переоценке двусторонних отношений между странами, что отразится на связях между Беларусью и Украиной, которые, несмотря на явный прозападный и антироссийский курс Киева, оставались довольно крепкими.

Показательно, что западный дискурс в отношении А.Г. Лукашенко достиг своей кульминации по неадекватности и агрессивности - от признания действующим президентом сомнительной персоны С.Г. Тихановской до заявлений о необходимости судебного преследования вплоть до Гаагского трибунала. С одной стороны это дает повод представителям западного сообщества реанимировать нарратив о «последнем диктаторе в Европе» и добавить еще один элемент в «авторитарную ось зла», куда входят Россия, Китай, Иран, Венесуэла и Северная Корея. С другой стороны, такое давление должно привести к переосмыслению внешней стратегии Беларуси и скоординированным действиям с Россией по ряду направлений.

Нет никаких сомнений, что Запад введет санкции в отношении Беларуси и ее руководства. Эта классическая модель давления, которая применяется автоматически против любых государств, которые не согласны быть ангажированы в политические проекты США и Запада.

Наиболее какие именно это будут санкции и как они будут действовать — будут ли затронуты предприятия, которые вносят значительный вклад в ВВП страны? Как они отразятся на работе АйТи промышленности, которая в последние годы добилась серьезных успехов? На данный момент ЕС сделал отсрочку по применению санкций, рассчитывая, что это будет способствовать удержанию Беларуси в своей орбите влияния, в то же время отдаляя Минск от Москвы. Для этого помимо двусторонних отношений будет продолжать использоваться проект «Восточного партнерства» и методы «мягкой силы». Решение запретить въезд и лишить гражданства страны у главы Римcко-католической церкви Беларуси Тадеуша Кондрусевича выглядит как правильный и своевременный акт, ограничивающий один центр влияния от антигосударственной пропаганды внутри страны.

Также необходимо отметить фактор, который указывает на общие характеристики протестов, будь то удавшийся государственный переворот на Украине в 2014 г. или неудавшаяся «болотная революция белоленточников» в России. Это активное агрессивное меньшинство, которым помимо силовиков противостояло (в медийном поле, а также для организации контр-митингов) такое же небольшое ядро активистов-охранителей. Однако оба полюса представляют довольно небольшие группы людей. Основная масса населения оставалась молчаливым большинством, наблюдая происходящее со стороны. Социологические опросы и экзит-полы в этом отношении вряд ли могут показать действительный баланс сил. Особенно с учетом ухудшающейся социально-экономической ситуации, вызванной санкциями, непродуктивностью ряда отраслей, управленческими ошибками и эффектом эпидемии коронавируса. Это указывает на отсутствие внятной стратегии у государства как по профилактике протестного движения, так и по стимулированию активной прогосударственной позиции у граждан. Эти ошибки могут быть фатальными, если не будет разработан надлежащий механизм вовлечения широких масс в политические процессы на патриотических позициях.

Такой подход требует одновременно идеологического оформления и применения гибких политических технологий. При этом для Беларуси какое-то время будет сохраняться внутренний вызов национализма, который, как и на Украине, имеет искусственный характер и проевропейский вектор.

Помимо политики имеет важное значение и геостратегический фактор. Беларусь для России является важным буфером сдерживания НАТО в Европе. В Беларуси находятся два важных военных объекта - это РЛС «Волга» возле г. Барановичи, которая входит в систему раннего предупреждения о ракетном нападении, и узел связи ВМФ РФ «Антей» в Вилейке. Хотя они не являются незаменимыми, все же представляют важные звенья в системе обеспечения безопасности Российской Федерации. Обсуждались вопросы размещения российской авиабазы на территории Беларуси, но решения до сих пор не было принято. Вероятно, сейчас для этого будет больше обоснований у белорусского руководства и после запуска формальных процедур в Беларуси появятся дополнительные опорные базы России, обеспечивающие общую безопасность.

В целом, вопрос системного подхода к общим вопросам требует единого, совместного аппарата управления. Россия и Беларусь входят в Союзное государство — уникальный проект, который, во многом, остается виртуальным, хотя в нем заложен потенциал для интеграции. Беларусь является членом Евразийского Экономического Союза, который также нуждается в смысловом наполнении и дальнейших практических шагах, которые замедлились по причине санкций и агрессивной политики Запада, который видит в ЕАЭС конкурента и препятствие для продолжения экономической экспансии на постсоветское пространство.

Нынешний кризис в Беларуси может стать точкой бифуркации как в выборе будущих направлений внешней политики, так и в российско-белорусских отношениях. Если многовекторность будет трансформирована в «поворот к Востоку» (Китай также остается надежным партнером Беларуси), такой геополитический маневр будет в интересах евразийской политики России и Беларуси. Риск конфронтации с Западом, при этом, возрастает. Однако это может привести и к укреплению белорусской субъектности, если будут сделаны необходимые действия, в том числе создание дополнительных институционных механизмов.