WP: США и Иран ведут «дипломатический танец» вокруг ядерной сделки

вторник, 16 марта, 2021 - 13:56

Несмотря на то что президент США Джо Байден ещё во время предвыборной кампании обещал восстановить участие Америки в ядерной сделке с Ираном, его администрация до сих пор так и не провела встречу с иранскими властями, чтобы обсудить процесс возвращения сторон к соблюдению соглашения, пишет The Washington Post. Как подчёркивается в материале издания, в этом «дипломатическом танце» каждый из партнёров по собственным мотивам стремится сделать так, чтобы действовать первым пришлось его визави — однако определённые признаки позволяют судить, что Вашингтон и Тегеран вскоре выберутся из тупика.

США готовы обсудить с Ираном возвращение к полному соблюдению условий подписанного ими вместе с ещё пятью мировыми державами Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), или «ядерной сделки», «хоть завтра», пишет The Washington Post со ссылкой на высокопоставленного чиновника администрации американского президента Джо Байдена. «Мы чётко дали понять, что речь идёт не о пересмотре сделки», — также заявил чиновник в беседе с корреспондентом издания, комментируя соглашение, в рамках которого Иран ограничил свою ядерную программу в обмен на отмену действовавших в его отношении американских и международных санкций.

В свою очередь, Иран тоже явно обозначил, что в его собственные цели входит возвращение к изначальным условиям СВПД до того момента, как экс-президент США Дональд Трамп принял решение из него выйти, говорится в материале WP. Как напоминают журналисты газеты, после отказа от ядерной сделки Трамп не только восстановил прежние американские санкции против Тегерана, но и ввёл новые меры, общее количество которых, по оценкам команды Байдена, превышает 1,5 тыс. В ответ на это Иран вновь привёл в действие ключевые элементы своей программы, в результате которой страна, как утверждают в Вашингтоне и других столицах, может получить ядерное оружие; иранские власти, однако, по-прежнему подчёркивают, что такой цели перед собой не ставят, пишут авторы статьи.

Между тем, хотя с момента инаугурации Байдена минуло уже почти два месяца, а сам Иран готовится к напряжённым президентским выборам, намеченным на июнь, сторонам — вопреки всем их заявлениям о намерениях восстановить ядерную сделку — пока так и не удаётся даже поговорить друг с другом, констатируют корреспонденты The Washington Post.

Три недели назад американо-иранская встреча едва не состоялась: администрация Байдена тогда заявила, что собирается принять участие в инициированном Евросоюзом саммите всех стран — подписантов СПВД, всё ещё соблюдающих его условия, включая Великобританию, Францию, Германию, Россию и Китай, подчёркивают журналисты. Однако Тегеран тогда от переговоров отказался, указав, что желает получить более подробную информацию о том, что будет обсуждаться, пишут они.

С тех самых пор США и Иран несколько раз озвучили «порой противоречивые и зачастую бескомпромиссные» заявления, которые отражают, во-первых, их взаимное недоверие, а во-вторых, амбиции, которые идут гораздо дальше простого возвращения СВПД, говорится в материале The Washington Post. Такой вывод корреспонденты издания сделали на основе публичных выступлений американских и иранских чиновников, а также интервью с несколькими высокопоставленными официальными лицами из США и Евросоюза, знакомыми с ходом дела. Как подчёркивают авторы статьи, то, что один из их собеседников назвал «тонким и cбивчивым дипломатическим танцем», все чиновники обсуждали на условиях анонимности.

По данным The Washington Post, иранская сторона хочет, чтобы все санкции Трампа были сняты, и страна после разблокирования международных счетов и ссуд, а также снятия барьеров для иностранных инвестиций и экспорта нефти смогла получить немедленный приток средств. Кроме того, Тегеран желает получить гарантии того, что следующая президентская администрация США не станет вновь отказываться от СВПД. Как отмечают корреспонденты WP, даже когда ядерная сделка ещё была в силе, Иран жаловался, что угрозы со стороны Вашингтона приводят к сокращению иностранных инвестиций — а санкции Трампа, введённые в первые два года его кампании «максимального давления» на Тегеран, по данным экономистов, привели к сокращению иранского ВВП почти на 12% и падению объёма нефтяного экспорта, являющегося главным источником иностранной валюты для Ирана, на 80%. Кроме того, инициированные Трампом меры против банковской системы Ирана значительно осложнили для страны импорт лекарственных средств и медицинского оборудования на фоне крайне тяжёлой ситуации с коронавирусом, подчёркивают авторы.

Со своей стороны администрация Байдена хочет, чтобы восстановленный СВПД стал «платформой» для новых переговоров, в рамках которых она рассчитывает добиться пересмотра дат истечения срока действия отдельных условий соглашения, сообщает WP. Кроме того, власти США хотят как можно скорее перейти к обсуждению других претензий к Ирану, в том числе его программы разработки баллистических ракет, применения Тегераном «марионеточных сил» в Ираке, Сирии и других странах, а также нарушений прав человека в стране. Наконец, команда Байдена намеревается — предпочтительно отдельно от переговоров, касающихся ядерной программы Ирана, — добиться возвращения в США отбывающих в Иране тюремные сроки четырёх иранцев, имеющих американское гражданство, а также получить информацию о судьбе экс-агента ФБР Роберта Левинсона, пропавшего без вести на иранской территории 14 лет тому назад, перечисляют авторы материала.

«Наша позиция заключается в том, что обе стороны должны сначала вернуться к соблюдению условий СВПД — а уже потом начать переговоры о расширении и продлении сделки, а также обсуждение прочих поводов для озабоченности, — заявил в интервью WP высокопоставленный сотрудник администрации Байдена. — И мы понимаем, что Иран тоже захочет обсудить собственные опасения».

По данным американского издания, в президентской администрации пока не поясняют, является ли согласие Тегерана на последующие переговоры предварительным условием, без выполнения которого Вашингтон не станет обсуждать возвращение СВПД; вместе с тем, по словам источника газеты в команде Байдена, даже для того, чтобы договориться о принятии одновременных и последовательных шагов к восстановлению ядерной сделки, сторонам уже понадобится провести встречу. «Мы не можем гадать, какие меры и когда примут они, а какие и когда — мы, нам понадобится пообщаться напрямую или же, если они откажутся, через посредников», — пояснил чиновник.

Среди прочих вопросов сторонам предстоит обсудить и то, какие из санкций Трампа — которые отчасти не имеют отношения к ядерной программе Ирана и потому не рассматривались в рамках СВПД — могут быть отменены, пишет The Washington Post. Иранские власти хотят, чтобы санкции были сняты полностью, и ничего другого обсуждать не желают; в Тегеране продолжают настаивать на том, что страна имеет полное право разрабатывать баллистические ракеты, поскольку те предназначены не для оснащения ядерными боеголовками, а для обеспечения обороны и противодействия многочисленным противникам Ирана в регионе, разъясняют корреспонденты газеты. По данным издания, не готовы иранцы и сворачивать спонсирование лояльных им ополчений в Ираке и других странах.

По информации The Washington Post, заместитель министра иностранных дел Ирана Аббас Аракчи в эфире российского телевидения в минувший четверг заявил, что если США хотят вернуться в СВПД без каких-либо предварительных условий, то и встречаться сторонам нет смысла — ведь выйти из соглашения Вашингтон смог без проведения каких-либо переговоров. В свою очередь, президент Ирана Хасан Рухани во время телефонных переговоров с премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном на прошлой неделе подчеркнул, что администрация Байдена не предприняла никаких практических шагов к тому, чтобы реализовать своё намерение восстановить ядерную сделку, отметив, что первый шаг должны сделать именно США и что единственный путь к возвращению СВПД — это снятие санкций. Таким образом, в публичной сфере обе стороны продолжают дожидаться, пока их визави покажет добрую волю, и придерживаются позиции «сначала вы», констатируют авторы.

Между тем, Тегеран недавно намекнул на то, какой жест мог бы помочь выйти из тупика — а именно, предоставление иранскому правительству доступа к заблокированным ранее счетам в южнокорейских банках, где размещена оплата за поставленную Ираном нефть; иранские чиновники пообещали, что эти средства, общий объём которых оценивается в сумму $7 млрд, будут проведены в Иран через Швейцарию и будут использованы исключительно для закупки товаров гуманитарного назначения, включая медицинское оборудование. Однако в конце февраля Сеул заявил, что предпримет какие-либо действия только после того, как «посоветуется» с администрацией Байдена — а в минувшую среду глава Госдепа США Энтони Блинкен рапортовал конгрессменам, потребовавшим заверений в том, что Вашингтон не пойдёт ни на какие уступки в адрес Тегерана, о том, что первый шаг всё-таки должны будут сделать иранцы.

«До тех пор, пока Иран не вернётся к соблюдению соглашения, такого ослабления санкций он не получит», — приводит The Washington Post слова Блинкена.

В ответ на это заявление министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф обвинил администрацию Байдена в том, что она продолжает идти курсом Трампа на «максимальное давление», написав в Twitter, что Блинкен «хвастает тем, что не дал Корее перевести наши СОБСТВЕННЫЕ средства через швейцарские каналы», и что «повторение той же политики новых результатов не принесёт».

Как заявил в интервью The Washington Post основатель и президент специализирующегося на иранской экономике лондонского аналитического центра Bourse & Bazaar Foundation Эсфандьярт Батмангелидж, в самом Иране настроены пока оптимистично и ждут, что США сделают «какой-нибудь широкий жест», который позволит сторонам выйти из тупика. По мнению Батмангелиджа, в рамках порой путанного процесса «гадания на кофейной гуще», ведущегося сейчас с обеих сторон, недавние шаги США, которые в Иране вроде бы назвали «воинственными» — к примеру, пролёт над Ближним Востоком бомбардировщиков B-52 или же авиудары по союзным Ирану ополчениям в Ираке — могут быть восприняты как «подготовка к чему-то примирительному». Ну а администрацию Байдена, которая активно ищет «собственный повод для оптимизма», недавно обнадёжили «сигналы» со стороны Зарифа, который 5 марта объявил в Twitter о том, что Иран вскоре представит конкретный план совместных действий «через надлежащие дипломатические каналы», отмечают журналисты WP.

Отвечая в пятницу на вопросы журналистов о статусе переговоров, советник Байдена по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан заявил, что Вашингтон «поддерживает связь с Тегераном через европейцев и другие стороны, благодаря чему мы можем объяснить иранцам, в чём заключается наша позиция, и послушать, какова их позиция», и что в данный момент американская сторона «ждёт от иранцев дальнейших разъяснений о том, как они хотели бы всё организовать».

Задержки и умышленные искажения надоели всем сторонам — как внутри администрации Байдена, так и вне её, подчёркивается в материале The Washington Post.

«Иран слишком много на себя берёт, а американцы не хотят ничего предлагать до тех пор, пока у них не будет общего плана. Это всё понятно, но некоторые вопросы надо решать срочно», — прокомментировал  ситуацию в интервью изданию высокопоставленный европейский дипломат.

По данным WP, Иран успел нарастить и объём производимого им обогащённого урана, и теперь уровень его обогащения вырос с указанных в СВПД 3,87 до 20%. Согласно оценкам администрации Байдена, время до «прорыва» — до есть до момента, когда у Тегерана появится достаточно высокобогащённого урана для создания ядерной бомбы, — сократилось с одного года, как было, пока соглашение ещё соблюдалось, до примерно трёх месяцев. Тем не менее, пригрозив было значительно сократить масштабы международного мониторинга и проверок в рамках СВПД, Иран через несколько недель всё-таки согласился временно сохранить ключевые элементы этой системы контроля в обмен на отказ европейцев от осуждения его действий через Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).

И американские чиновники, и их европейские коллеги разделились в плане оценок важности предстоящих иранских выборов, на которых ядерная сделка будет одной из главных тем: тогда как одни уверены, что победа на голосовании сторонников «жёсткой линии» сократит шансы на возвращение к СВПД в том формате, в котором его изначально подписывал считающийся на Западе умеренным политиком Рухани, другие заявляют, что единственный человек, мнение которого в Иране имеет значение, — это Высший руководитель Али Хаменеи, а тот и изначальную сделку воспринял с большим скептицизмом, а теперь требует от Байдена «действий, а не слов», пишут корреспонденты The Washington Post.

Байден, меж тем, не слишком доверяет иранцам и не хочет показать, что отчаянно желает заключить сделку, — даже несмотря на жёсткое давление со стороны многих сил. В декабре минувшего года 150 высокопоставленных членов Демократической партии призвали президента отменить антииранские санкции и без предварительных условий восстановить участие США в СВПД — а на прошлой неделе 70 республиканцев и 70 демократов отправили президенту письмо с призывом заключить с Тегераном новую, более масштабную сделку, которая также затронет балистические ракеты Ирана, вопросы терроризма и нарушения прав человека, пишет WP.

В числе союзников США «есть те, кто хочет, чтобы Вашингтон действовал быстрее», признал в беседе с журналистами WP ещё один высокопоставленный европейский чиновник. «Но вопрос в том, как Байден может сделать это с точки зрения внутренней политики» и при всём при этом найти равновесие между иранским вопросом и другими внешнеполитическими приоритетами Вашингтона, связанными с Израилем, Сирией, Саудовской Аравией и другими странами, заявил собеседник газеты.

Пока же Байден, похоже, старается выиграть время, подытоживают корреспонденты The Washington Post. «Мы можем начать хоть завтра, — заявил журналистам высокопоставленный представитель амдинистрации президента. — Но мы хотим всё сделать как надо, поэтому халтурить мы не станем».

Источник: ИноТВ