Реальность Билла Клинтона: как расширение НАТО и "процветание" России сосуществуют в логике экс-президента США

суббота, 9 апреля, 2022 - 13:10

Издание The Atlantic опубликовало статью Билла Клинтона, бывшего президента США и большого друга предводителя неолиберального госпереворота в России Бориса Ельцина. В ней политик в отставке достаточно подробно излагает свое видение конвергенции между Россией и Западом, для достижения которой, по его мнению, требуется не допустить "возвращения к ультранационализму, замене демократии и сотрудничества устремлениями России к империи". Здесь налицо непонимание фундаментальных основ российской государственности и как следствие - некорректная логическая склейка, в рамках которой имперскому политическому мышлению приписываются целеполагания национального государства.

При этом нельзя также сказать, что в основе такого взгляда лежит стремление поместить Россию в западную систему координат, поскольку, очевидным образом,  суверенные национальные государства являются препятствием на пути атлантистского империализма. А если существование государств-наций в равной степени неприемлемо: ни для современной России, ведущей решительную борьбу не только с украинским национализмом, но и с внутренним, русским национализмом и с идеей национализма как таковой, ни для проекта "Большой перезагрузки" либерал-глобалистского Запада, следует задуматься о проведении четкого различения этих двух противоположных по смыслу направлений развития исторического сценария, чьим общим императивом является демонтаж  актуального политического статус-кво.

Общим местом здесь оказывается то, что идеология национализма является стратегически враждебной и для Запада, и для нас, но на разных основаниях. Отбросим сейчас тот факт, что атлантисты используют ее как оружие против Москвы. Такая ситуация порождает нечто большее, чем просто борьбу за политическое влияние. Речь идет о битве двух смысловых вертикалей, и залогом победы в ней является способность не уничтожить логику оппонента на корню, но снять с нее все внешнее и наносное, очистив провиденциальный слой. Борьба "демократии" с "автократией" это не только бредни Билла Клинтона и иже с ним о "правах человека", сквозь нее просвечивает также имплицитное желание не дать Бытию, чьим диктатором до времени попущено быть Сатане, окончательно затворить свои врата над миром через утверждение империи мира сего.

Россия призвана стать не просто империей (от этого слова можно пойти в два противоположных направления), но Империей Духа, открытой к трансцендентному Смыслу изнутри, а не к трансцендентной идее сверху (и, не дай Бог, -- снизу). Возможность оступиться есть всегда. Но егда же приидет совершенное, тогда, еже от части, упразднится.

Основные тезисы из материала The Atlantic:

  • «Когда я стал президентом, я сказал, что поддержу Ельцина в его усилиях по построению хорошей экономики и функционирующей демократии после распада Советского Союза, но я также поддержу расширение НАТО, включив в него бывших членов Варшавского договора и постсоветские государства. Моя политика заключалась в том, чтобы работать к лучшему, готовясь к худшему. Я беспокоился не о возвращении России к коммунизму, а о возвращении к ультранационализму, замене демократии и сотрудничества устремлениями к империи, такими как при Петре Великом и Екатерина Великой. 
  • Если бы Россия оставалась на пути к демократии и сотрудничеству, мы все были бы вместе в решении проблем безопасности нашего времени. Если Россия решит вернуться к ультранационалистическому империализму, расширенное НАТО и растущий ЕС укрепят безопасность континента. Ближе к концу моего второго срока, в 1999 году, Польша, Венгрия и Чехия вступили в НАТО, несмотря на возражения России. Альянс получил еще 11 членов при последующих администрациях, опять же при противодействии России.
  • В последнее время расширение НАТО подвергается критике в некоторых кругах за провоцирование России и даже закладку основы для вторжения Путина на Украину. Расширение, безусловно, было ключевым решением, которое, по-прежнему считаю правильным.
  • Я понял, что возобновление конфликта возможно. Но, на мой взгляд, это зависело не столько от НАТО, сколько от того, останется ли Россия демократией и как она определит свое величие в XXI веке. Построит ли она современную экономику, основанную на своем человеческом таланте в науке, технике и искусстве, или попытается воссоздать версию своей империи XVIII века, подпитываемую природными ресурсами и характеризующуюся сильным авторитарным правительством с мощной военной властью?
  • Я сделал все возможное, чтобы помочь России сделать правильный выбор и стать великой демократией XXI века. На протяжении всего этого мы оставляли дверь открытой для возможного членства России в НАТО, что я ясно дал понять Ельцину, а затем подтвердил Путину. Идея о том, что мы игнорировали, не уважали или пытались изолировать Россию, является ложной. Да, НАТО расширилось, несмотря на возражения России, но расширение было больше, чем отношения США с Россией.
  • Ни ЕС, ни НАТО не могли оставаться в пределах границ, которые Сталин наложил в 1945 году. Тысячи обычных граждан толпились на площадях Праги, Варшавы, Будапешта, Бухареста, Софии и других стран, когда я там говорил.
  • Как написал Карл Бильдт, бывший премьер Швеции: "Это не НАТО стремится идти на Восток, это были бывшие советские спутники и республики, желающие поехать на Запад". Отклонить членство стран Центральной и Восточной Европы в НАТО просто из-за возражений России было бы неправильно.
  • Провал российской демократии и ее стремление к реваншизму не были вызваны штаб-квартирой НАТО. Только сильное НАТО стоит между Путиным и еще большей агрессией. Поэтому мы должны поддержать президента Джо Байдена и наших союзников по НАТО в оказании как можно большей помощи Украине, как военной, так и гуманитарной»