О катастрофе в Афганистане и планах на 2024 год. Ответы Путина на пленарной сессии ВЭФ

пятница, 3 сентября, 2021 - 15:29

Запад, несмотря на события в Афганистане, не отказывается от навязывания своих стандартов другим странам, а развитые страны в целом недостаточно помогают остальным в борьбе с пандемией и ее последствиями. Об этом заявил в пятницу президент Владимир Путин на пленарном заседании Восточного экономического форума.

Глава государства не стал загадывать, поедет ли на саммит АТЭС после президентских выборов в 2024 году, рассказал, что недавнее замечание от школьника Никанора Толстых его порадовало, и признался, что ему было бы жалко отпускать глав МИД и Минобороны Сергея Лаврова и Сергея Шойгу в Госдуму.

О ситуации в Афганистане

"Сейчас реалии таковы, что движение "Талибан" (запрещено в РФ) контролирует практически всю территорию Афганистана <...>. Если это так, то мы должны исходить из реалий".

Теперь главную угрозу для Москвы представляет дезинтеграция страны: "Россия не заинтересована в дезинтеграции Афганистана. Если это произойдет, вот тогда не с кем будет разговаривать".

При этом ситуацию в Афганистане можно назвать катастрофой: "Это катастрофа, потому что американцы, люди очень прагматичные, истратили на всю эту кампанию свыше полутора триллиона долларов, а результат какой? А если посмотреть на то количество людей, которые брошены в Афганистане, работали на коллективный Запад, на США и их союзников, то это и гуманитарная катастрофа".

О навязывании демократии

"Если демократия нужна какому-то народу, народ придет к этому сам, не нужно этого делать насильственными способами". Но даже после Афганистана Запад продолжает эту практику: "Вот про Афганистан говорят: мы залезли туда, совершили ошибок много. А в то же время в отношении других стран все то же самое продолжается. Санкции - это что такое? Это продолжение той же политики, навязывание своих стандартов".

Тем не менее есть надежда, что к странам Запада "придет осознание, что действовать с прежних позиций" и пытаться "цивилизовывать" другие народы" - "ошибочная политика".

О "всемирном полицейском"

"За порядок в мире должна отвечать Организация Объединенных Наций и ее Совет Безопасности, в том числе в лице пяти постоянных членов".

О происхождении коронавируса

"Узнать причины того или иного явления, истоки, это правильно. Только неправильно политизировать. <...> Те, кто политизирует, они сами допускают колоссальные, катастрофические ошибки в борьбе с пандемией".

Об Олимпиаде

"К сожалению, все меньше и меньше претендентов в мире на проведение Олимпийских игр", но Россия не исключает подачи заявки в будущем: "Владивосток - одна из перспективных площадок".

Однако "говорить об этом пока рановато, надо все посчитать", к тому же необходимо полноценное участие страны в крупных международных соревнованиях: "А это зависит не от нас. Это зависит от тех, кто политизирует международный спорт".

О советском наследии на Дальнем Востоке

Советский период оставил свой отпечаток на Дальнем Востоке, например, проблемы в социальной сфере: "Вот такое наследие здесь, ничего с этим не поделаешь. <...> Можно ли как-то бросать камни в наших предшественников? Да послушайте: люди работали в тяжелейших условиях и реализовывали сложнейшие задачи. И быстро делали это".

О Лаврове и Шойгу

"Жалко [отпускать]. Они на своем месте хорошо работают". Но если министры, вошедшие в список "Единой России" на выборах в нижнюю палату парламента, пройдут в Госдуму, они должны будут принимать решение сами.

Об отношениях с Украиной

"Считаю, что та ситуация, в которой мы сегодня находимся, является абсолютно ненормальной, неестественной. Рано или поздно, а лучше, если это произойдет рано, чем раньше, тем лучше, мы в полноформатном масштабе восстановим наши отношения с Украиной".

Было бы хорошо, если бы украинский президент когда-нибудь приехал на экономический форум во Владивосток или Санкт-Петербург, а будет ли это нынешний глава государства Владимир Зеленский, "зависит не от нас, а от украинского народа и избирателя": "Если президент Зеленский будет избран [на второй срок] и реально свою политику не на словах, а на деле выстроит на нормализацию отношений с Россией, то, конечно, да".

Но пока все иначе: "Не одно поколение украинских руководителей приходит с лозунгами о восстановлении отношений с Россией <...>, а потом беспардонным образом обманывает своих избирателей и откручивает реальную политику в совершенно другом направлении".

О мирном договоре с Японией

"Мы считаем, что отсутствие такого документа в наших отношениях - это нонсенс. Тем более что и Россия, и Япония заинтересованы в полной нормализации наших отношений. <...> Мы никогда не отказывались от диалога по мирному договору".

При этом Москва считает необходимым обсуждать на переговорах в том числе возможное размещение американских военных и ракет у российских границ: "Эти вопросы поставлены перед японской стороной, ответов мы пока не получили. Поэтому я считаю, что в этом смысле мяч на стороне наших партнеров".

О замечании от школьника

"Почему меня это [слова школьника Никанора Толстых, поправившего оговорку президента, назвавшего Северную войну Семилетней] должно задеть? Наоборот, меня это может только порадовать: молодые ребята хорошо знают историю Отечества, прекрасно, я только рад".

"Можно только порадоваться, что у нас ребята собрались в "Океане" такие грамотные и подготовленные, которые свободно тут же излагают свою позицию. <...> Будущее России в надежных руках".

О планах на 2024 год

В ответ на вопрос, планирует ли президент участвовать в саммите АТЭС в Брунее в 2024 году:

"Посмотрим, до 2024 года дожить надо, видите, пандемии трясут нас с разных сторон. Надо работать, не думать о таких крупных международных событиях, которые должны произойти еще там".

После уточнения, что саммит пройдет уже после президентских выборов: "Я понимаю, понимаю. Поэтому я и говорю - надо дожить до этого спокойно".

О том, есть ли у президента мобильный телефон

"Нет".