Выборы в Швеции: демократы-популисты могут добиться успеха

09.09.2022
Из-за нынешнего политического кризиса, наблюдаемого в Швеции, главенствующая «Социал-демократическая партия» рискует проиграть своим оппонентам на выборах.

Каждые четыре года в Швеции проходят выборы во второе воскресенье сентября, в этом году 11-го, чтобы вновь выбрать 349 членов Риксдага (Единой палаты парламента), а также их местных представителей: советников местных собраний 20 графств Королевства и советников 290 муниципалитетов. Такой электоральный календарь, в котором местные и национальные выборы совпадают, традиционно приводит к высокой явке и доминированию общенациональных политических тем в предвыборной кампании.

Норвежцы и исландцы, проживающие в Королевстве, лица, имеющие гражданство другого государства, но зарегистрированные в качестве резидента Швеции не менее трех лет подряд, и граждане других 26 государств-членов ЕС имеют право голосовать на местных выборах. На парламентских выборах избиратели могут выполнить свой гражданский долг по почте в любом почтовом отделении страны в течение 18 дней, предшествующих дате выборов, которые в этом году начались 24 августа. Затем они могут, если захотят, отменить свое голосование по почте, придя в кабину для голосования в день выборов.

Впервые в истории страны количество шведов, родившихся за границей, которые могут голосовать на этих парламентских выборах, составляет более одного миллиона: 1,2 миллиона, или на 200 000 больше, чем на предыдущих выборах 9 сентября 2018 года, из общего числа 7,5 миллионов избирателей.

Согласно последнему опросу общественного мнения, проведенному Novus Institute с 21 по 23 августа, «Социал-демократическая партия» лидирует с 28,2% голосов. Правые популисты «Шведские демократы» впервые занимают второе место в опросе с 22%. Ожидается, что «Умеренная партия», основная правящая партия, наберет 17,5% голосов; «Левая партия» – 8,5%; «Экологическая партия Зеленых» – 8%; «Центристская партия» (Ц) – 6,9%; либералы – 6,1% и христианские демократы – 5,1%.

Опрос Ipsos, опубликованный в июле, показывает, что 37% шведов хотят, чтобы премьер-министр Магдалена Андерссон (СДП) оставалась на своем посту; 22% предпочли бы, чтобы ее заменил лидер «Умеренной партии» Ульф Кристерссон, а 12% поддерживают лидера правых популистов Джимми Акессона.

Таким образом, социал-демократы остаются фаворитами на выборах в законодательные органы. Увидеть, как партию умеренных опередили шведские демократы, было бы исключительным событием для скандинавского королевства. И для Европы. Шведская политическая сцена, которая с каждыми выборами становится все более фрагментированной, может оказаться в новой конфигурации.

Растущая популярность популистов

Выборы в законодательные органы 9 сентября 2018 года усилили фрагментацию шведского политического ландшафта. Долгое время доминировала «Социал‑демократическая партия», которая традиционно боролась с правой оппозицией во главе с «Умеренной партией». Стране удалось преодолеть кризис всеобщего благосостояния государства, и до 2010-х годов она была избавлена ​​от популистской волны, которая прокатилась по многим другим европейским странам.

Но за последнее десятилетие ситуация изменилась. Шведские демократы, набравшие 2,93% голосов на парламентских выборах 2006 года и 5,7% в 2010 году, стали третьей по величине партией страны с 17,53% голосов в 2018 году. В то время как в прошлом экономика и благосостояние были главными темами противоборствующих сторон на выборах в законодательные органы, теперь камнем преткновения стали правопорядок и иммиграция. Шведским демократам удалось навязать свою предвыборную программу, а также свое видение реальности, а их лидер Джимми Акессон продвигал идею о том, что иммиграция, особенно мусульманская, представляет собой угрозу национальной идентичности и безопасности и поэтому должна быть сдерживаема.

Долгое время социал-демократы занимали твердую позицию в отношении приема мигрантов, в частности потому, что видели в них угрозу заработной плате, в то время как правые партии выступали за открытые границы. В 2010-х социал-демократы выступали за более щедрую политику в вопросах предоставления убежища. В результате, в период с 2014 по 2015 год в Швецию прибыло 240 000 просителей убежища. В настоящее время около 20% из 10,5 миллионов жителей Швеции родились за границей, причем сирийцы составляют самую большую группу.

Трудности с приемом (жилищные проблемы) и растущее чувство незащищенности привели к ужесточению политики социал-демократического правительства, которое, наконец, вновь ввело пограничный контроль и осуществило высылку. Фактически, в королевстве действует одна из самых жестких иммиграционных политик в Европе, и нынешний премьер-министр Магдалена Андерссон сделала борьбу с нелегальной иностранной рабочей силой своим приоритетом.

Столкнувшись с ростом шведских демократов в опросах, основные политические партии продемонстрировали свою решимость ужесточить иммиграционную политику, при этом «Социал-демократическая партия» выступила против предложений «Умеренной партии», и наоборот, хотя все убеждены, что шведы призывают к большей твердости. В результате политика этих партий стала непрозрачной и запутанной для шведов, а демократы продолжали добиваться успехов в опросах, поскольку избиратели по‑прежнему предпочитают оригинал копии.

Джимми Акессон («Шведские демократы») натравливает левых и правых друг на друга: «Фредрик Рейнфельдт ("Умеренная партия"), премьер-министр с 2006 по 2014 год, привел их сюда, Магдалена Андерссон дала им льготы, а шведские демократы запрут их и выгонят из страны», — говорит он об иммигрантах в стране. Он провел полномасштабную политику по дедемонизации своей партии, заменив пламя на ее логотипе анемоном, ввел кодекс поведения, запрещающий расистские высказывания, и интегрировал в идеологию партии защиту народного творчества, политику благосостояния и социальные достижения, уважение прав женщин и меньшинств.

Он обвиняет «Социал-демократическую партию» в том, что она допустила разрушение социального благосостояния, и утверждает, что может спасти ситуацию, сделав масштабные инвестиции, финансируя их за счет сокращения социальных пособий и измененной миграционной политики. Он хочет сохранить преимущества благосостояния для шведских граждан и тех, кто вносит свой вклад в процветание государства.

Вопрос о шведской идентичности, несомненно, является главной темой предвыборной кампании на всеобщих выборах 11 сентября 2022 года.

Премьер-министр Магдалена Андерссон открыла кампанию СДП лозунгом: «Швеция должна вновь стать Швецией». «Я люблю Швецию и горжусь тем, что я шведка», — сказала она в своем выступлении на политическом фестивале в Альмедалене в июле. Она назвала «доверие, солидарность и трудолюбие» самыми дорогими для нее шведскими ценностями, упомянув также чувство долга, равенство и верховенство закона. «Мы страна, где мужчины берут декретный отпуск и заботятся о детях, а женщины работают и могут стать премьер-министрами».

Глава правительства в своем получасовом выступлении 71 раз употребила слова «шведский» или «Швеция». «На карту на этих парламентских выборах поставлены не только разные мнения о том, сколько тюрем нам нужно, но и о шведских ценностях, о той стране, которую мы хотим», — сказала она.

Ежегодно в начале лета в средневековом городе Висбю на острове Готланд проводится политический фестиваль Альмедален. Являясь ярким событием шведской политической жизни, он объединяет политиков, журналистов, профсоюзных деятелей, лиц, принимающих решения, и шведскую элиту для обмена мнениями друг с другом и общественностью. Ежегодно его посещают около 40 000 человек. Раньше это было восьмидневное мероприятие, в этом году оно было сокращено до пяти.

После выступления Магдалены Андерссон Джимми Акессон в ответ представил список из 100 пунктов своей программы, уделив особое внимание борьбе с иммиграцией и усилению мер против организованной преступности. «Шведские демократы» обвиняют правительство в излишней расхлябанности и регулярно подчеркивают насилие со стороны иностранцев. По их мнению, общество должно быть монокультурным, поскольку прогресс и ценности свободы и равенства могут процветать только в сообществе однородных нравов с четкими границами. Они выступают за то, что называют «открытой шведскостью» (öppen svenskhet), которую представляют как альтернативу социал-демократическому универсализму.

Доминирующие, но ослабевшие социал-демократы

Социал-демократическая партия пытается вернуться к своим корням, т. е. сохранить статус государства всеобщего благосостояния, твердо придерживаясь своей политики по иммиграции и безопасности. У партии три приоритета: восстановить демократическую политику над школами, системой здравоохранения и домами престарелых; сделать Швецию чемпионом мира по экологическому переходу; и бороться с сегрегацией и преступностью, которые стране не удалось остановить.

Приватизация занимает центральное место в общественных дебатах. Уход государства из ключевых секторов привел к неравенству и ощущению социальной и экономической незащищенности, которые социал-демократы не смогли увидеть и устранить. Наконец, «сегрегация настолько сильна, что у нас в Швеции два параллельных общества. Мы живем в одной стране, но в двух разных реальностях», — подчеркнула Магдалена Андерссон, которая признала, что Швеции не удалось интегрировать иммигрантов, которых она приняла. «Мы являемся рабочей партией, но мы воспринимали простых людей и рабочих как должное. Мы думали, что они никогда никуда не уйдут, и мы пытались завоевать голоса среднего класса, особенно в больших городах, что привело к тому, что мы отключились от нашей целевой аудитории», — анализирует Тобиас Баудин, нынешний секретарь СДП.

Отчет Шведского совета по противодействию преступности показал, что только в Хорватии за последние четыре года было больше смертей от огнестрельного оружия на душу населения, чем в Швеции, из 22 европейских стран. Насилие долгое время имело высокий показатель только в пригородах трех крупнейших городов — Стокгольма, Мальмё и Гетеборга — но теперь распространяется и на более мелкие города. С начала 2022 года в Швеции застрелили 44 человека (46 в 2021 году). По данным Института общества, мнений и СМИ при Гетеборгском университете, это преступление впервые стало главной заботой шведов (41%). «Насилие и преступность, безусловно, являются слабым местом правительства», — говорит Николас Эйлотт, доцент кафедры политологии Университета Содерторна.

Магдалена Андерссон предостерегает от формирования «очень правого» правительства в случае победы различных правых партий, опасаясь получить «правительство, которое остановит экологический переход и получит прибыль от школьной системы в Швеции, где социальные группы столкнулись бы друг с другом, где увеличились бы социальные разногласия и поляризация, увеличилось бы количество яхт, но уменьшилось бы количество школьных вожатых, и где доверие каждого друг к другу и к обществу было бы подорвано».

Актуальным является вопрос предотвращения приватизации школ («Stoppa vinstjakten», т. е. «Прекратить погоню за прибылью в школах»). В 1991 году страна децентрализовала и частично приватизировала свою систему образования с целью повышения ее качества и эффективности. Однако результатов не последовало: согласно международным сравнениям, успеваемость молодых шведов ухудшается, а школьная сегрегация усиливается. Школы, управляемые частными компаниями, которые были созданы после реформы 1991 года, финансируются государственными органами (муниципалитеты выдают школьный ваучер семье, желающей отдать ребенка в частную школу). Реформа 1991 года была использована не по назначению, позволив некоторым людям наживаться на образовании детей; это также позволило развить религиозные школы, что далеко от целей реформы.

Согласно опросу, проведенному Институтом SM при Гетеборгском университете, на западном побережье страны две трети шведов (67%) поддерживают запрет этих частных школ. Их ограничение — одна из главных задач социал-демократов.

Ныне доживающее последние дни, социал-демократическое правительство пошло извилистым путем. Во-первых, на формирование правительства ушло не менее 131 дня после выборов 9 сентября 2018 года. 19 января 2019 года Стефан Лёфвен (СДП) был повторно назначен премьер-министром при поддержке «Центристской партии» и «Левой партии», двух групп, которые отказались позволить «Умеренной партии» и «Христианским демократам» объединить усилия со «Шведскими демократами». В правительство тогда вошли социал-демократы и экологи из «Экологической партии Зеленых».

В июне 2021 года «Левая партия» отказалась от поддержки правительства в ответ на планы отменить контроль за арендной платой за новое жилье. 21 июня Стефан Лёвен впервые в стране стал жертвой вотума недоверия. Он ушел в отставку 28 июня, но 7 июля был восстановлен в должности главы правительства. Его новая команда получила доверие 116 избранных членов, 173 проголосовали против и 60 воздержались. Следует отметить, что шведская система не требует абсолютного большинства «за», а только меньшего количества голосов «против», чтобы достичь абсолютного большинства (которое составляет 175 депутатов).

Однако обескураженный премьер-министр Стефан Лёвен объявил, что не будет баллотироваться на выборах в качестве лидера СДП в ноябре 2021 года и что планирует уйти с поста главы правительства после избрания его преемника, что он и сделал 10 ноября. Магдалена Андерссон была избрана 24 ноября 117 голосами против 74 при 57 воздержавшихся благодаря подписанию соглашения с «Левой партией» о повышении самых низких пенсий. «Центристская партия», выступившая против этой меры, отказалась от поддержки правительства. Правительство Магдалены Андерссон не смогло принять проект бюджета. Затем Риксдаг проголосовал за бюджет, разработанный правой оппозицией вместе с демократами. Премьер-министр был вынужден уйти в отставку после того, как «Партия Зеленых» покинула правительство, потому что они были против управления бюджетом, подготовленного правыми силами. Премьер-министр был восстановлен в должности 29 ноября и сформировал правительство, состоящее только из социал-демократов.

Наконец, несколько недель назад по инициативе шведских демократов был внесен вотум недоверия министру внутренних дел и юстиции Моргану Йоханссону, которого обвинили в недостаточных усилиях в борьбе с организованной преступностью — проблемой, которая в последние годы стала притчей во языцех в Швеции. Демократы попытались свергнуть правительство за несколько недель до выборов, чтобы создать политический кризис. Однако они просто упустили шанс, проголосовав за независимого депутата (и бывшего члена «Левой партии») Амине Какабаве.

Кто правящая власть?

Лидер «Умеренной партии» Ульф Кристерссон поддержал вотум недоверия, обвинив Моргана Йоханссона в неэффективности борьбы с организованной преступностью. «Умеренная партия» проводит кампанию под лозунгом «Давайте сейчас же наведем порядок в шведском доме» и заявляет, что она «жестко борется с преступностью и ее причинами», которые, по мнению партии, вызваны «зависимостью граждан от социального обеспечения, плохим образованием и привлечением "дешевых" денег». Партия заявляет, что удвоит или даже учетверит сроки тюремного заключения для преступников. Ульф Кристерссон знает, что его единственный шанс править страной — это построить союз со «Шведскими демократами». Лидер правых в правительстве исключил участие популистов в возглавляемом им правительстве, но первые вполне могут поддержать такой кабинет в парламенте. Санитарный кордон в Швеции был прорван 20 января 2020 года, когда лидер умеренных сил заявил о своей готовности сотрудничать с популистами, которые, по его словам, изменились за последние годы. Ульф Кристерссон любит вспоминать, что правые популистские партии участвовали в правительствах Норвегии («Партия прогресса») и Финляндии («Истинные финны») и что датские правительства управляли страной при поддержке «Народной партии».

Умеренная партия также заняла позицию в отношении прожиточного уровня, который она считает другим важным вопросом кампании. Кристерссон обещает, что не будет повышать налоги, и осуждает повышение налогов на 46%, сделанных социал‑демократами во время последнего заседания парламента. Он говорит, что Швеция после восьми лет правления социал-демократов имеет самые низкие темпы роста в ЕС и восьмой по величине уровень безработицы: «700 000 человек, прибывших в страну, не могут позволить себе достойно жить, и они обходятся государству в 132 миллиарда крон в год». Ульф Кристерссон повторяет, что его партия вместе с либералами, «Христианскими демократами» и «Шведскими демократами» имеет жизнеспособную коалицию, готовую к управлению, в отличие от «Социал-демократической партии», чьи союзники, особенно «Центристская» и «Левая» партии, не имеют твердой почвы под ногами.

Шведская политическая система

В Швеции есть однопалатный парламент, Риксдаг, в котором 349 членов избираются каждые четыре года на основе пропорционального представительства. Страна разделена на 29 округов (по одному на округ, а округа Стокгольм, Сконе и Вестра-Гёталанд подразделяются), которые избирают 310 членов (в среднем 11, от 2 до 43 избираемых на округ). Голоса распределяются по модифицированному методу Сент-Лагуэ с первым делителем 1,4 пункта.

Остальные 39 мест, называемые компенсационными местами, распределяются между различными партиями для обеспечения наиболее точного представительства голосов на национальном уровне. Кандидатами, избранными на эти компенсационные места, являются те, партия которых имеет самый высокий остаток в округах. Чтобы принять участие в распределении этих компенсационных мест, партия должна набрать 4% голосов по всей стране или 12% в данном округе.

Люди могут голосовать за партию или отдавать предпочтение одному из кандидатов в списках, предложенных им партиями, и таким образом влиять на распределение мест. При подсчете голосов устанавливается количество мест, полученных каждой партией, и затем кандидаты в каждом списке, набравшие наибольшее количество голосов за свое имя, объявляются избранными.

В нынешнем Риксдаге представлены 8 политических партий:

  • «Социал-демократическая партия», основанная в 1889 году и возглавляемая с ноября 2021 года уходящим премьер-министром Магдаленой Андерссон, уже более 70 лет доминирует в шведской политике. Она состоит из 100 избранных членов;
  • «Умеренная партия» – либеральная партия, основанная в 1904 году и возглавляемая Ульфом Кристерссоном, имеет 70 мест;
  • «Шведские демократы» – правая популистская партия, основанная в 1988 году и возглавляемая Джимми Акессоном, имеет 62 места;
  • «Центристская партия» – бывшая «Аграрная партия», основанная в 1913 году и возглавляемая с 2011 году Анни Лёф, имеет 31 место;
  • «Левая партия» – радикальная левая партия, возглавляемая с 2012 года Нуши Дадгостаром, имеет 28 мест;
  • «Христианско-демократическая партия», основанная в 1964 году и возглавляемая Эббой Буш Тором, имеет 22 места;
  • «Либеральная партия», основанная в 1934 году и возглавляемая Йоханом Персоном, имеют 20 мест;
  • «Партия Зеленых», основанная в 1981 году и представленная Пером Болундом и Мартой Стеневи, имеет 16 мест.

Источник