Выборы в Ираке

14.10.2021
10 октября в Ираке прошли внеочередные парламентские выборы, на которых одержали победу садристы.

В связи с массовыми протестами в октябре 2019 г. против коррупции, были назначены внеочередные выборы. В парламенте 329 мест. Кроме того, в курдской автономии есть собственный законодательный орган. Из-за бойкота ряда партий, явка составила всего 41% от всех избирателей. Большая часть аргументов бойкотирующих против участия в голосовании была построена на общепринятом предположении, что прозрачное голосование невозможно и, следовательно, оппозиция и их повестка дня никогда не попадет в парламент. Следовательно, массовый и решительный уличный протест - это единственный путь вперед. Поэтому результаты выборов отражают реальную активность ядра политической системы Ирака, из которой исключены пессимисты. Пока известны предварительные результаты. Точные сведения будут представлены в течение двух недель после проведения выборов.

Шииты и сунниты

Согласно подсчету голосов, партия Муктады ас-Садра стала лидером политической гонки, получив 73 места в парламенте. Садр в понедельник уже заявил о победе и недопущении вмешательства в дела Ирака извне. Его слова тут же были расценены как националистический призыв. Однако никто не стал критиковать его позицию. Альянс «Фатх» бывшего министра Хади аль-Амири из организации «Бадр», которую поддерживали многочисленные проиранские группы, набрал всего 16 мест. В предыдущем созыве у них было 48 парламентариев, поэтому нынешние результаты ими были восприняты как результаты манипуляций с подсчетом голосов. Это серьезное поражение консервативно-религиозных сил. Движение «Хукук», представлявшее иракскую Хизбаллу, получило всего два места, и их также можно отнести к неудачникам. Лидер партии Абу Али аль-Аскари уже назвал прошедшие выборы "самым большим мошенничеством и унижением иракского народа в современной истории". Все эти партии представляют шиитские силы. Суннитская «Такадум» (Прогресс), которую возглавляет спикер парламента Мохаммед аль-Халбуси, получила 38 мест. Они на втором месте среди партий после садристов. Альянс бывшего премьер-министра Гайдара аль Абади и шиитского имама Аммара аль Хакима оказался неуспешным и принес только шесть мест. А партия еще одного бывшего премьер-министра Нури аль-Малики получила 37 мест, улучшив результаты по сравнению с 2018 г., когда у них было всего 25.

Курды

Демократическая партия Курдистана Масуда Барзани получила 32 места, что на 7 мест больше по сравнению с результатами выборов 2018 г. Согласно данным курдского телеканала «Рудав», эта победа стала неожиданностью для многих в связи с тем, что в автономии был серьезный финансовый кризис, из-за чего проходили протесты против властей. Барзани призвал другие курдские партии объединить усилия в парламенте, чтобы работать в интересах Курдистана. Патриотический союз Курдистана Бафеля Талабани набрал 17 мест. Исламский союз Курдистана получил 4 места.

Поскольку ранее курды пытались получить больше прав для своего региона, увеличение их присутствия в парламенте может привести к росту напряженности в отношениях с Багдадом.

Новое законодательство

Выборы проходили уже в рамках нового законодательства, которое предоставило независимым кандидатам прекрасную возможность попасть в парламент без необходимости вступать в партийные организации и следовать убеждениям глав блоков. Независимые считаются второй по величине силой после Садра из-за нового закона. Однако нельзя сказать, что работа независимых представителей будет иметь влияние в парламенте, который нуждается в коллективной и партийной работе. Их голоса могут быть не услышаны среди крупных партий, таких как Движение садристов, Коалиция прогресса и других курдских, шиитских и суннитских партий, поэтому у них нет другого выхода, кроме как либо объединиться, либо вступить в союзы с партиями, взгляды которых им близки.

Последствия

Баланс сил в новом созыве иракского парламента изменится. Местные аналитики задаются вопросом, как десятки новых депутатов, включая тех, кто выступал за протест, будут организовываться в парламенте, чтобы дистанцироваться от провальной политики правящих партий за последние 16 лет. Если они предложат позитивную модель парламентской работы, которая убедит молодых, разгневанных протестующих направить свою энергию в институциональную политику, без революционных сценариев смены режима с помощью уличной власти, воскресные выборы будут того стоить, несмотря на их многочисленные недостатки. Немаловажным вопросом станет дальнейшее присутствие оккупационных американских сил в стране. После вторжения Муктада ас-Садр возглавил яростное вооруженное сопротивление захватчикам и некоторое время был вынужден проживать в Иране. Нет причин считать, что движение Садра отойдет от патриотической повестки, поскольку его электоральная база связана с восточным Багдадом и южной частью Ирака, тесно связанной духовными узами с Ираном.