Возвращение Катехона

02.01.2023
В новейшей истории России было много переломных годов. 1991-й, 1993-й, 1998-й… После этих "переломов" страна какое-то время ходила в гипсе. Но мы с Божьей помощью выжили и окрепли. 2022-й, безусловно, войдёт в историю Родины как переломный год. Но это год нашего окончательного очищения от морока 90-х, год становления новой Российской Империи. Учредитель Царьграда Константин Малофеев в канун Нового года и Светлого Рождества Христова в доверительном разговоре с Юрием Пронько подводит итоги прошедших очень непростых 12 месяцев.

Мы и они

Юрий Пронько: Давайте начнём с главного – окончательно ли порвала Россия с западной цивилизацией? Если мы отвечаем на этот вопрос утвердительно, то это событие становится фундаментом нашего будущего. Константин Валерьевич, как воспринимать происходящее?

Константин Малофеев: Главное – это ответить на вопрос, кто мы. А кто такой Запад – и так понятно. Вы знаете, во время президентства Дмитрия Анатольевича Медведева (который сейчас, разумеется, наш товарищ по борьбе) мы очень остро дискутировали с одним человеком, который был идеологом либерального разворота. И в разговоре постоянно употреблялись местоимения "мы" и "вы".

Тогда я ему сказал: "Кто такие мы – понятно: Святая Русь, Третий Рим, Империя, державники. Вы нас можете называть "православный Талибан*", "мракобесы", но наша суть ясна. А кто такие вы? Чего вы хотите для страны?" И он мне выдал чеканную формулу, очень важную. Он сказал: "Целью России и её миссией является занять как можно лучшее место в процессе глобальной конкуренции". Я спросил: "Первое?" Он ответил: "Нет, первое уже занято, но любое высокое положение в иерархии лучше, чем цепляние за архаичное понятие суверенитета".

Этот разговор произошёл 10 лет назад. Посмотрите, какой огромный путь мы прошли за этот срок. И за это время мы приблизились к тем самым "нам". Так давайте же научимся употреблять слово "мы" в правильном значении не только на телеканале Царьград. Давайте уже признаемся, что мы та самая Великая Россия, та самая Святая Русь, та самая Россия, глядящая в озёра синие, тот самый Третий Рим, который все внутри себя ассоциируют со словом "мы". Давайте говорить это официально.

– То есть у нас произошла идентификация самих себя?

– Она идёт всё активнее – и на фронте, и в провинции. Везде, кроме внутреннего периметра Садового кольца. И как только это окончательно произойдёт даже там, мы победим. Дальше ничего не будет нужно. Россия – это Катехон, удерживающий мир от зла, Богом поцелованный народ. И если мы осознаем, кто мы такие, нас ничто не сможет удержать, как былинного богатыря Илью Муромца или Святогора. После этого нам будет совершенно всё равно, сколько они привезут ATACMS, сколько поставят Patriot и сколько ещё на Украине будет воевать наёмников со всего мира. Победа будет за нами. А после Победы будет та Россия, о которой мы мечтали.

"Средства есть, ума не хватает"

– Есть ли у нас силы, ресурсы и возможность осмысления того, что мир сейчас стоит у края пропасти, а мы пытаемся его вытащить?

– Ресурсы у нас неисчерпаемые. И, как сказано в известном мультфильме "Простоквашино", "средства у нас есть, у нас ума не хватает". Я вынужден привести эту цитату. Потому что на нашей территории находится 20% мировых природных богатств. У нас трудолюбивый, честный, справедливый народ. У нас есть все возможности для того, чтобы он использовал эти богатства. Но, к сожалению, мы никак не можем поставить человека на первое место.

Здесь корень всех проблем, начиная с демографии, в которой мы наблюдаем бесконечно негативные цифры, рекордного числа разводов в прошлом году и рекордной смертности, непрекращающейся абортной вакханалии, и заканчивая тем, что у нас, оказывается, в армии многого не хватает, и ей помогают всем миром, несмотря на то что были специальные люди, которые годами отвечали за её снабжение.

Но всё это – разгильдяйство, расхлябанность, некомпетентность, воровство, другая мерзость – отступает, когда мы сосредоточиваемся. Русские становятся по-настоящему русскими в первую очередь во время войн. В этом горниле, в этом огне и проявляется истинный русский характер. Он нуждается в подвиге. И если русский характер проявится, то, конечно, сил и средств нам хватит. Они у нас всегда есть.

Простим. Но не всех

– Но не все готовы воевать. Сотни тысяч людей сбежали за границу.

– Насколько я понимаю, исходя из статистики, сбежало даже больше миллиона. Так называемая элита. Мы с вами обозвали её "гламурятником", и вполне заслуженно. У этих людей нет русского духа. Истинный патриотизм – это готовность пожертвовать собой ради Родины, а не готовность порассуждать о том, что при одинаковом уровне комфорта я предпочту жить дома, а не где-то ещё.

Речь идёт не о том, что все обязательно должны воевать в штурмовых подразделениях на передовой. А о том, что ты мужчина – и мало того, что сбежал сам, да ещё и подал пример своему окружению, своим детям. Мы потеряли не только тех, кто уехал. Мы потеряли их детей – или получили разрыв поколений в их семьях. Это сложнейший и очень тяжёлый вопрос.

Но я против того, чтобы их не прощать.

– Испугавшихся?

– Да. Если они вернутся, но не после Победы, а сейчас, то их вполне можно и нужно принять. Но я против того, чтобы прощать лидеров общественного мнения – тех, на которых смотрят все остальные. Потому что они осознают, что делают. Они знают цену своей популярности, которую положили на алтарь победы над нами. Они предали.

Прощать их в христианском, человеческом смысле можно и нужно. А вот возвращать им те же возможности, которые у них были раньше, – конечно, нельзя. Ни в коем случае. Они недостойны быть теми людьми, которым мы разрешаем вещать на неограниченную аудиторию у нас в стране. Они изменники Родины.

Простые люди должны быть и судимы по-обычному. А с тех, кому больше дано, и больше спросится.

Президент против "похабного мира"

– Отец Андрей Ткачёв напоминает, что в нашей истории уже был соглашательский, "похабный мир" – Брестский договор. Мы "выиграли" тогда только позор, потеряли территории, и потом должны были всё это возвращать ценой огромных жертв. По Ткачёву, такой мир – это просто отложенная война, которая дастся ещё большей кровью, ещё бо́льшими страданиями. Если кто-то говорит о вариантах Брестского мира 2.0, 3.0 – значит, это самый настоящий враг, у которого есть свой денежный интерес или который давно куплен и завербован. Так вот, "похабный мир" – это реально, Константин Валерьевич?

– Я думаю, что шансы заключить "похабный мир" очень велики. Связано это как раз с тем, что "крысиное царство", которое мы обсуждаем, очень сильно. Оно грузит, возит железную руду, удобрения по тем самым невзорванным днепровским мостам. И оно заинтересовано в том, чтобы конфликт как можно скорее завершился, и они продолжили "делать деньги". По этой причине есть слишком много желающих, чтобы Победа никогда не наступила.

Но сейчас, когда она стала реальной, мы ни в коем случае не допустим "похабного мира". И об этом говорят все те люди, кто действительно, не на словах, а на деле сейчас участвует в этой войне: Кадыров, Пригожин, Аксёнов, боевые генералы.

– Но и та сторона очень влиятельна.

– Она влиятельна в коридорах власти. А мы народ. И если выйти за пределы Садового кольца, в любой регион – а я в рамках Всемирного Русского Народного Собора объехал с начала военной операции очень много городов, – то там все, от местной власти, местного бизнеса и до последнего студента-первокурсника, за Победу. Проблемы есть только в пределах столичного Садового кольца и немножко в Питере. Во всех остальных городах и весях люди жаждут Победы.

Именно поэтому я понимаю, что наш Верховный главнокомандующий представляет народ, – он не раз доказывал, что он с народом, против элиты. Так было в начале его правления, когда элита "пилила" деньги на Чеченской войне, и намного круче, чем сейчас. Он тогда всё это остановил. И мы, безусловно, верим ему.

Мы верим, что в следующем году, если и не победим, то настолько приблизимся к Победе, что в этой же студии будем с вами обсуждать условия, на которых Украина, вошедшая в состав России, будет продолжать своё существование.

"Голубой огонёк"? Не на Царьграде!

– Мы начали спецоперацию. Провели частичную мобилизацию. Выяснилось: у бойцов нет трусов и носков, броники дырявые. Главы двух парламентских комитетов, по обороне и безопасности, оба генералы, обратились к генеральному прокурору Краснову с вопросом: "Что у нас происходит? Где деньги, куда они делись?" Проблем – огромное количество. Но если вы включите телевизор, увидите всё то же самое, что и раньше: гвардия "фанерных" певцов и певичек украинского происхождения уехала, а здешние своеобразные люди как были, так и остались.

Ничего не меняется. Русские люди ожидали, что после 24 февраля "сидение на темах" закончится, распилы закончатся, всё изменится. И вот, Константин Валерьевич, конец декабря. "Голубые огоньки" будут на экране. Вы мне можете объяснить, почему так происходит?

– У нас на Царьграде есть "Голубой огонёк"?

– На Царьграде "Голубого огонька" не может быть по определению.

– А почему? Потому что здесь нет "голубых". А там есть. И закон (о запрете пропаганды нетрадиционных отношений – прим. ЦГ) был принят совсем недавно. Потому что "Голубые огоньки" снимаются в сентябре и октябре. Давайте дадим закону время заработать. И тогда "голубые", которые по-прежнему работают и влияют, в том числе на телевизионную повестку, должны будут прекратить это делать. С новым законом это возможно. Потому что, например, всем нам известный Филипп Киркоров, который поглумился над Крестом Спасителя нашего Господа Иисуса Христа, только сейчас, через полгода, стал наконец фигурантом соответствующего уголовного дела.

Нам нужно время. Вы поймите, наши дорогие читатели: то, с чем мы боремся, выстраивалось 30 лет. Мы начинаем с вершины, но потом обязательно доберёмся и до подножья. То, что этот закон принят, означает, что произошёл переворот. Помогайте нам. Теперь благодаря закону, благодаря указу президента об основах государственной политики по защите традиционных ценностей у вас есть возможность сигнализировать в Роскомнадзор, в прокуратуру, в правозащитный центр Общества "Царьград". Мы будем каждый этот случай отрабатывать.

Конечно, мы все видим "Голубые огоньки". Нам не нужно заявление, мы всё сами понимаем. И мы этим займемся. В следующем году, надеемся, закон уже будет применяться по-настоящему, и эти мрак, мерзость и разврат наконец покинут наши экраны. И нам не придётся объяснять детям, почему дядя похож на тётю и зачем они обнимаются у всех на глазах.

Об идеологии и демографии

– Я опасаюсь другого: что ничего опять не поменяется. Потому что всё начинается с образования. А что у нас с ним? РАНХиГС есть? Есть. Мау, бывшая правая рука Гайдара, в качестве ректора этого вуза – есть. Высшая школа экономики – есть. Огромные многомиллиардные суммы из госбюджета – есть. Но где государственная идеология? По-моему, её нет.

– Наши оппоненты говорят, что мы будем вводить в вузах идеологию, где её, мол, до этого не было. Это враньё. Там была жёстко-тоталитарная либеральная идеология, насаждённая в 90-е годы вместо коммунистической. И мы сейчас её вышибаем. Представьте, что в Советском Союзе до середины 1941 года, к примеру, в институтах преподавали не марксизм-ленинизм, а национал-социализм. А вот наступила война – и одновременно с войной на фронте мы ещё должны были высадить всех этих нацистских преподавателей и заменить их на тех, кто будет говорить о победе советского народа.

Мы сейчас находимся примерно в таком положении. У нас огромное количество преподавателей, которые желают поражения своей собственной стране, своему собственному народу. Которые всеми фибрами души находятся на стороне врага. Они коллаборанты. И лучшее, что они могут сделать – прежде чем ответят по закону, в рамках Уголовного кодекса, – покинуть страну, и уж точно свою кафедру.

Если мы с вами увидим в следующем году кадровые перестановки, значит, разворот идёт. Но надо понимать, что добровольно эти люди не уйдут. Тщеславие – страшный грех. Всякий честолюбец, залезший в какое-то сановное кресло, считает себя прикованным к нему, а кресло без него – абсолютно безнадёжным.

– То есть они будут огрызаться?

– Безусловно. Это вопрос воли верховного правителя. Потому что, если он это осознаёт, а я уверен, что он это осознаёт – им некуда будет деваться. Потому что каждый из них может потерять гораздо больше, если не уйдёт. Поэтому им придётся взять и, наконец, уступить дорогу тем людям, которые будут способны жить в новой реальности, в новой России, которая вернёт себе все смыслы, которая не будет стесняться называть себя Великой, Святой Русью, Третьим Римом.

Это не калька с Московского царства и тем более не калька с Советского Союза. Всё это вместе взятое, весь наш пережитый опыт должен воплотиться в своих лучших чертах в этой новой Российской Империи будущего. В нём должна быть справедливость, как в советское время. В нём должно быть дело чести и служения, как было в Российской Империи. В нём должно быть, как в Московском царстве, единение государя с народом.

Защита от мигрантов – неподкупность

– А кто будет идти в это будущее? Министр внутренних дел Колокольцев недавно заявил на совещании с руководителями полутора десятков министерств и ведомств: "Трудовые мигранты представляют очень серьёзную опасность. И вы все ответственны за это – те, кто приглашает, а потом не контролирует". А ровно на следующий день, не прошло и 24 часов, как подчинённый Колокольцева, один из заместителей начальника Главного управления по миграционной политике МВД России, сказал: "Мы создадим льготные условия для трудовых мигрантов". Создаётся ощущение, что ситуация в России крайне неблагоприятна для русских.

– Всё дело в нас самих. Я знаю такой пример, когда собирались восстанавливать Мариуполь, встал вопрос: а кто это будет делать, если все мужики воюют? Решили завезти гастарбайтеров из России за серьёзные деньги. А местные власти говорят: "Вы, конечно, их завозите. Но только их надо закрыть за забором, для их же безопасности. Потому что у нас не Москва. Здесь все с автоматами и все воюют. Если мигранты обидят хоть одну женщину на улице, то вернётся муж с друзьями, с автоматами, и положат их всех".

И сразу все вопросы решили. Действительно, они живут отдельно. Их охраняют и от них охраняют. Но ведь это не мы придумали. В Объединённых Арабских Эмиратах, где на миллион местных приходится девять миллионов гастарбайтеров, всё нормально, никакого криминала нет. Потому что мигранту просто не приходит в голову, что с местным жителем или, хуже того, жительницей можно поступить так, как с нашим, а потом откупиться.

И поэтому я уверен, что эту проблему так же можно решить. А выборы мэра Москвы в наступающем году приводят нас к мысли, что этот вопрос придётся решать в ближайшее время. Потому что он является проблемой номер один с точки зрения москвичей.

Победа или Рай

– Константин Валерьевич, сейчас, перед Рождеством, о чём вы думаете, во что вы верите, что случится в 2023 году?

В Рождество я каждый раз слушаю в церкви вторую главу Евангелия от Матфея – эту изумительную, волшебную историю про волхвов. Я её очень много раз слушал, когда мы дары волхвов в 2014 году возили и в Крым, и даже в Киев. Везде мы читали эту главу. Это самая рождественская часть Евангелия. Это история про ветхозаветных мудрецов, по звёздам вычисливших рождение Спасителя мира и приехавших ему поклониться. Этого события ждали тысячелетиями. Тысячелетия ушедший из Рая, Богом оставленный народ – я имею в виду всех нас, всё человечество – дожидался явления Искупителя, Бога, Царя Царей в виде вот этого милого младенца.

Вот им действительно было тяжело эти несколько тысяч лет. А нам легко. Что бы с нами ни происходило, мы знаем, что Господь родился, что потом Он претерпел за наши грехи, что Он воскрес, когда умер. Он нам показал путь в Рай, Рай опять для нас открыт. И поэтому у нас впереди всё очень светло и радостно.

Потому что, если мы одержим Победу, то это будет такая радость, которую мы никогда не испытывали, слушая Лещенко с песней "День Победы", – потому что мы лично не участвовали в той Победе. Да, у нас иногда даже выступали слёзы на глазах, когда мы смотрели на дедов, но это была не наша Победа. А эта Победа будет нашей. Она будет нашей навсегда для всего нынешнего поколения.

* "Талибан" — организация, признанная террористической, запрещённая на территории РФ