Войны – это зло только тогда, когда жертвами становятся жители Запада

13.06.2022
Глубоко укоренившаяся вера в то, что белые жизни дороже, сильнее, чем когда-либо.

Российско-украинский кризис был быстро расценен западными обозревателями как переломный момент в мировых делах, предположительно означающий новый мировой порядок.

Это в основном рассматривается с двух архаичных точек зрения. Во-первых, углубление существующего мирового порядка, когда Америка и Европа объединились с одной стороны, а Россия и Китай – с другой. Во-вторых, страх того, что Запад теряет контроль над миром, и что это представляет собой серьезную угрозу глобальной безопасности.

Однако упускается более современный аспект: на фоне трагедии происходит рождение нового мирового порядка, который может быть лучше приспособлен для предотвращения и разрешения кризисов, подобных российско-украинскому. Почему? Потому что это будет мир с более равноправным разделением власти, который больше не будет следовать узкими интервенционистским интересам Запада.

Эти интервенции охватили трагедии XXI века, включая Ирак, Афганистан, Сирию, Ливию и Йемен, но они не послужили поводом для гуманистической риторики со стороны европейцев и американцев, как кризис между Россией и Украиной. Их мышление остается прежним: войны оправданы и терпимы, если их ведет Запад, потому что у него якобы есть благородная миссия.

Это подкрепляется пропагандой освобождения репрессированных народов от фашистов, коммунистов или религиозных фанатиков, что помогает западной общественности игнорировать зверства, совершаемые их правительствами. Это преднамеренное невежество также подпитывается глубоко укоренившейся в психике западной общественности верой в то, что жизни белых более ценны, чем жизни других людей, живущих в странах, считающихся неприятными. Лицемерие и расизм в репортажах о России и Украине ясно показали это.

Впервые эта двойственность была раскрыта большинству людей во всем мире благодаря социальным сетям и другим техническим средствам коммуникации. Сотни тысяч видеороликов и сообщений достигли всех уголков мира, поскольку масштабы этого лицемерия стали кристально ясными для арабов, индийцев, китайцев, африканцев, южноамериканцев.

Это помогает бороться с многовековой западной пропагандой, которая изображала белых жителей Запада превосходящими всех остальных, праведными, цивилизованными и естественными лидерами мира – что служило увековечиванию привилегий белых, проистекающих из их жестоких колониальных «подвигов».

Само влияние этой системы раньше признавалось лишь некоторыми, а сейчас идет глобальный разговор о том, почему Запад изображает гражданскую трагедию этого конфликта как нечто несопоставимое с другими конфликтами. Этот дискурс ведет сотни миллионов людей к новому пониманию текущих событий, а не просто к принятию однобокой западной версии.

Никто не отрицает, что смерть людей ужасна и непростительна. Но яростная реакция западных СМИ, политиков и бизнеса полностью затмила попытки понять мотивы России и события, приведшие к кризису. А как насчет экспансионизма и провокаций НАТО, ранее существовавших сепаратистских движений на Украине или превосходства белых в украинской политике? Как мы можем достичь мира, не понимая этих ключевых элементов?

Тем не менее, другие конфликты обойдены вниманием. Возьмем, к примеру, Йемен, где ВМС США поддержали военно-морскую блокаду под руководством Саудовской Аравии, которая, по утверждению гуманитарных организаций, была основным фактором, повлиявшим на вспышку голода, с которым 5 миллионов человек столкнулись во время гражданской войны.

Тем не менее, жителей Запада и мировые СМИ такое положение вещей, похоже, не волновало, и это почти не обсуждалось. Ситуация была представлена как часть другого – «нормального» – конфликта на Ближнем Востоке, где бедные, необразованные мусульмане убивали друг друга, и действия США были оправданы. Теперь Международный уголовный суд под руководством Запада бросился расследовать военные преступления на Украине, но ничего не сделал в отношении Йемена или кого-либо еще, где сам Запад является агрессором.

Это также демонстрирует, насколько влиятельны глобальные медиа-агентства, в основном западные, в отношении того, как освещаются конфликты. На Украине они стремились вызвать единый эмоциональный отклик западной общественности, а не рисовать полную картину этого чрезвычайно сложного вопроса. Это изображение отражает незаконное вторжение в Ирак, где американских солдат превозносили за «распространение свободы», в то время как смерть и разрушения, нанесенные сотням тысяч иракцев западными армиями, были минимально освещены.

В связи с этим возникает вопрос: почему западные общества так охотно принимают то, что их СМИ рассказывают им о конфликтах, в частности – российско-украинском? Кажется, они отчаянно хотят иметь врага. Америка находилась в состоянии войны почти 95% времени с момента обретения независимости, в то время как европейские страны спровоцировали крупнейшие войны в истории.

И как сказал в 1988 году во время распада СССР Георгий Арбатов, советник пяти генеральных секретарей Коммунистической партии: «Наше главное секретное оружие – лишить вас врага». Мировому большинству коллективный Запад кажется довольным тем, что у него есть пугало, способное сплотить его народ против Кубы, Чили, Вьетнама, Конго, Ближнего Востока, Китая, а теперь – 40 лет спустя – и России.

Это помогает объяснить, почему коллективная западная психика активно отрицает события, приведшие к этому кризису, и мало интересуется изучением точек зрения другой стороны.

Европейцы, в частности, должны изменить это мышление, потому что деэскалации будет способствовать чуткая европейская дипломатия, а не самодовольное вмешательство Америки. Как бы неудобно это ни было признавать, НАТО помогло спровоцировать этот конфликт, и Америка подпитывает его, предоставляя помощь в размере 13,6 миллиардов долларов, включая военную технику. Без понимания сложностей дипломатические усилия будут саботированы, и конфликт будет продолжаться с разрушительными последствиями для континента.

Реакция на события на Украине показала всему миру глубоко укоренившееся чувство превосходства Запада, особенно в том, что касается меньшей ценности незападных жизней и права вмешиваться в дела других стран.

Теперь незападный мир отказывается принять избирательное чувство морали Запада, и это, пожалуй, самый большой сдвиг, связанный с трагедией на Украине. Это все еще может быть спасительным для мира, остро нуждающегося в повествованиях, не погруженных в сохранение белых привилегий.

Источник