Визит Раиси в Москву: русско-иранский пакт

20.01.2022
Полноценный союз с Ираном открывает для российской стратегии уникальные возможности.

Визит Президента Ирана Ибрахима Раиси в Россию проходит в особых условиях. Россия находится в беспрецедентно жестком за последние десятилетия противостоянии с Западом. Иран же пребывает в аналогичной ситуации постоянно -- с момента Июльской революции, которая была направлена строго против внешнего управления страной со стороны Запада. Это предопределяет объективное сближение двух стран, которому препятствовала ранее как прозападная позиция шестой колонны в России, всячески саботировавшая – прежде всего в сфере экономики и финансов – развитие российско-иранского партнерства, так и внешнеполитические ориентиры иранских реформаторов, старавшихся вопреки всему и – безуспешно! --  восстановить сотрудничество с США. Сегодня оба препятствия объективно сняты: в ситуации резкой эскалации в отношениях Москвы с НАТО – фактически на грани прямого военного столкновения – шестая колонна в России прикусила язык или даже стала рядиться в «патриотов». В Иране же реформаторы проиграли выборы, и президентом стал представитель консервативного крыла, строго продолжающий изначальную линию Иранской Революции. В отношении Запада и прежде всего США эта линия была всегда более, чем откровенной. Можно вспомнить слова Имама Хомейни, лидера Июльской революции:

«Если у вас на душе плохо, и черные мысли и сомнения гложут вашу душу, повернитесь лицом на Запад и воскликните: Будь ты проклята, Америка!»

В современной России царят приблизительно такие же настроения.

И вот именно в таких условиях и проходит визит в Россию Президента Ирана. Символично его приглашение для выступления в Госдуме – беспрецедентный случай. 

Итак, на наших глазах оттягиваемый в течение многих десятилетий, но давно уже назревший и прошедший проверку военным союзом в Сирии российско-иранский альянс приобретает зримое выражение.

Здесь важно помнить, что в международной стратегии у России и Ирана очень много общего. Прежде всего -- Россия и Иран защищают многополярный мир. Именно многополярный, а не двухполярный и не бесполярный. В таком мире есть уже как минимум три вполне самостоятельных и суверенных полюса – Запад, Россия и Китай. Масштаб исламской цивилизации и даже ее шиитской части, чьим плацдармом является суверенный Иран, таков, что явно претендует на роль еще одного полюса или даже нескольких. Россия в этом жизненно заинтересована, так как любой новый полюс будет еще одним аргументом в противостоянии западной гегемонии и отчаянных попыткам США спасти любой ценой – даже ценой ядерной войны! – однополярный глобалистский миропорядок. России жизненно необходимы союзники в исламском мире. Такая крупная держава как  Иран с однозначно антизападной позицией, огромным влиянием в шиитском мире и в целом в регионе Средней Азии это важнейший аргумент. Отсюда легко понять значение визита Раиси в Россию. Это не дежурное протокольное мероприятие, это начало полноценного стратегического партнерства, так долго откладывавшегося.

Полноценный союз с Ираном открывает для российской стратегии уникальные возможности – среди всего прочего, столь чаемый российскими геополитиками от Империи до СССР выход к теплым морям. Сама возможность российской военно-морской базы в Персидском заливе вызовет инфаркт у атлантистских политиков. Мы совершенно справедливо планируем разместить наши военные базы на Кубе, в Никарагуа и Венесуэле, но Персидский залив – это вообще ключ к не только к Ближнему Востоку, но и к безопасности всей Евразии. И снова: Тегеран вполне созрел для обсуждения таких проектов, и главным препятствием для их разработки до последнего времени была именно западная агентура влияния в российском руководстве, последовательно саботировавшая российско-иранский альянс.

Несколько раз уже звучали предложения Ирана по переходу во взаиморасчетах на рубли, иранские риалы или иную валюту, чтобы избежать долларовой системы. Самое время воплотить это в жизнь, игнорируя вопли российских либералов. Мы и так на грани новых экономических санкций, и следует предпринимать опережающие ходы. Это будет правильно, даже если санкций не введут.

Следует продолжать и развивать партнерство в энергетической сфере – как в случае атомной электростанции  в Бушере. Мы, конечно, против пролиферации ядерного оружия, но Запад часто делает в этом вопросе исключения в отношении своих близких союзников – когда-то Пакистана, и до сих пор Израиля. Может и нам стоит закрыть глаза на некоторые иранские разработки в этой области? Союзному Вашингтону Израилю можно, а союзному России Ирану нет? А собственно, почему?

Общие вызовы у России и Ирана возникли и в связи с приходом к власти в Афганистане  талибов (запрещенная в РФ организация). Талибы (запрещенная в РФ организация) – радикальные сунниты, нетерпимые к шиизму и традиционному – даже для пуштунов – суфийскому исламу. Это создает потенциальные проблемы для Ирана. Россия же оказывается под ударом в силу вероятности новой волны распространения радикального ислама в Средней Азии – нашей зоне ответственности. Очевидно, что выводя войска из Афганистана и оставляя страну талибам (запрещенная в РФ организация),  атлантистская администрация Байдена на это и рассчитывала. Россия вместе с Ираном -- а также привлекая Пакистан, ищущий сближения с Москвой, и Китай – должна построить свою дорожную карту для Афганистана: выстроив конструктивные отношения с нынешним правительством, но одновременно не допуская эксцессов и препятствуя террористической и экстремисткой  активности в регионе.

Тегеран озабочен активностью Анкары в Средней Азии и, в частности, инициативой по созданию Организации Тюркских Государств. Это можно понять, но, быть может, стоит ответить на это не протестами, а симметричным проектом проведения конференции «Иранских народов» -- например в Душанбе, куда пригласить не только персов, луров и таджиков, но и пуштунов, белуджей, осетин, курдов, тылышей и других ираноязычных. Тоже самое могла бы проделать и Москва – созвав съезд Славянских Народов. Тогда турецкая -- и вполне правомочная культурно -- инициатива окажется в контексте аналогичных проектов, что купирует ее сомнительное геополитическое измерение (скорее всего, навязанное англосаксонскими структурами влияния в самой Турции).

Сегодня между Москвой и Тегераном обсуждается целый пакет общих транспортных проектов – начиная с Каспия, где в Астрахани развертывается огромный хаб морских перевозок, и заканчивая железнодорожным проектом Север-Юг. Грандиозный транспортный проект Север-Юг объединил бы Евразию по меридиану – снова вплоть до Персидского залива и Индийского океана, что было бы – позитивным! – ответом, а в каком-то смысле, и дополнением, турецко-азербайджанских транспортных инициатив и отлично вписалось бы в расширенный до масштаба Большой Евразии китайский план «Один путь – Один пояс». Стоит не возмущаться тому, что делают другие, а делать что-то важное и полезное самим. 

Общие позиции у России и Ирана на Ближнем Востоке – почти везде. В Сирии – это очевидно: у Асада, России и Ирана -- общий враг, который в целом сегодня повержен и именно благодаря нашим общим усилиям. На повестке дня в ближайшее время станет Ирак. Американские войска оттуда рано или поздно выведут, и важно уже сейчас думать о возрождении это крупной региональной державы, где большинство составляют шииты (арабы) и значительную роль играют ираноязычные курды, и где традиционно сложились прекрасные дружественные отношения с Россией. Москва и Тегеран должны взять на себя ответственность за восстановление Ирака. Конечно, при этом нельзя исключать экономического гиганта Китай и стратегически значимую Турцию. А вот Запад исключить можно и нужно, даже необходимо. Они разрушили страну и никакого порядка в ней создать оказались не способны (скорее всего, и не собирались). Им остается только уйти с позором и со взглядами ненависти в спину.

На повестке стоит и война в Йемене, где участвует еще одна важная региональная сила – Саудовская Аравия, традиционный соперник Ирана. А вот с Россией Эр-Рияд в последнее время стремится, напротив, наладить конструктивные отношения. Это делает позиции Москвы уникальными и в отношении Йеменского конфликта. Саудиты поддерживают одну сторону, иранцы – другую, а Россия, имея хорошие отношения и с теми, и с другими, оказывается в оптимальной позиции, чтобы содействовать скорейшему миру. 

Визит Раиси протекает в новых геополитических условиях. Именно поэтому от него можно ожидать по-настоящему прорывных результатов.