«Вилайят Хорасан» — угроза для всей Центральной Азии

19.09.2022
Радикальный терроризм исламистского толка расползается с Ближнего Востока в Евразию

Террористическая группировка «Исламская государство» (запрещенная в РФ) окончательно не уничтожена. Несмотря на определенные успехи в борьбе с терроризмом в Сирии и Ираке, можно наблюдать всплеск деятельности этой организации в других регионах. В частности, на обширной территории, охватывающей страны Центральной Азии, Афганистан, Пакистан и Иран, действует автономный филиал «Исламское государство провинции Хорасан» (ИГПХ), также известный как «Вилайят Хорасан» (запрещено в РФ). В этом отношении вступление Ирана в ШОС важно как стабилизирующий фактор. Кроме того, необходимо и признание «Талибана», на данный момент запрещенного в России, как легитимного актора, чтобы совместно решать вопросы безопасности в этом регионе. ИГПХ, как и ИГИЛ, является прокси агентом коллективного Запада, поэтому вовремя объединить усилия для борьбы с ним — первостепенный императив.

«Вилайят Хорасан»

ИГПХ зародилась в сердце исторического Хорасана между Афганистаном и Пакистаном. Отделение возникло между серединой 2014 и началом 2015 года, когда бывшие командиры пакистанского движения «Техрик-и-Талибан» (ТТП), запрещенного в России, из нескольких районов бывших федеральных племенных районов (ФАТА) дезертировали и объединились вокруг руководства Хафиза Саида Хана Оракзая, поскольку в ТТП были внутренние разногласия по поводу назначения Фазлуллы Хорасани новым эмиром ТТП. Преемник Фазлуллы и нынешний эмир ТТП Нур Вали Мехсуд рассказывает в своей книге «Инкилаб-и Мехсуд», что Мохманд, Оракзай, Куррам, Хайбер и половина баджаурских отделений покинули ТТП, чтобы присоединиться к ИГ вместе с избирательным округом Пешавар. За ними последовали другие группировки и командиры из Пакистана, такие как «Абтал-уль-Ислам» Абдула Кахира Хорасани, как показано в видео, опубликованном в январе 2015 года.

Эта группировка официально присягнула на верность ИГ в январе 2015 года и базировалась в восточной афганской провинции Нангархар, в основном в районах Ачин, Ниязан, Махмуд–Дара, Чапархар и Шинвар. Поскольку группировка начала свою кампанию как против правительства Кабула, так и против движения «Талибан», районы ее операций расширились, достигнув других провинций, таких как Кунар, Герат, Саманган, Кундуз, Джаузджан и Кабул. Большинство целей группировки были афганскими солдатами, шиитским меньшинством и талибами, включая ученых и религиозных деятелей, которые их поддерживают.

Группа продолжает действовать и в Пакистане, особенно в Оракзае, Баджауре, Пешаваре и Белуджистане. Первоначально все нападения, совершенные в Афганистане, Пакистане и Кашмире, были заявлены от имени ИГПХ. Однако, поскольку группировка теряла контроль над своими территориальными опорными пунктами в афганских провинциях Кунар и Нангархар в середине-конце 2019 года, ИГ начало заявлять о всех нападениях в Пакистане под названием новой провинции — «Исламское государство Провинции Пакистан» (ИГПП). Затем, в июле 2021 года Вали Абу Махмуд из ИГПП опубликовал заявление, в котором сообщал, что пакистанская провинция Хайбер-Пахтунхва была передана под управление ИГПХ в соответствии с приказами ИГ, что побудило группу снова заявлять о любых последующих нападениях в этом районе под именем ИГПХ.

В Пакистане ИГПХ совершала нападения на силы безопасности, журналистов, работников здравоохранения и религиозные группы, такие как шииты и суфии.

Со второй половины 2021 года ИГПХ стремится как к большей регионализации, так и интернационализации. Это нашло отражение в пропаганде в средствах массовой информации, усилении агрессивных действий в отношении соседних государств и расширении диапазона активности против стран в этом районе.

Заметное международное расширение деятельности ИГПХ в пропаганде, вербовке и сборе средств, а также нацеливание на все большее число стран с угрозами и нападениями могут иметь значительные последствия для безопасности государств, окружающих Афганистан, и, возможно, даже за пределами региона, поскольку активность ИГИЛ в Сирии и Ираке имела международный эффект.

В общем, деятельность ИГПХ может быть напрямую нацелена на граждан и иностранцев внутри региона, могут совершаться нападения на соседние государства с афганской территории и трансграничные вторжения, а также осуществляться руководство и подстрекательство к нападениям за рубежом, например, в странах ЕС. Известно, что ИГПХ пыталась взорвать посольство Туркменистана в августе 2021 года, обстреливала ракетами территории Узбекистана в апреле и Таджикистана в мае 2022 года, осуществляла нападения на пограничников при попытке пересечь границу Афганистана и стран Центральной Азии в 2019 году, а также развивала связи с различными ячейками, например таджикской группой, готовившей теракты в Германии в 2019 году.

В августе 2021 года наблюдался заметный рост антикитайских настроений и риторики, исходящих от поддерживающих ИГПХ изданий, таких как Khalid Media, Khorasan Wilayah News и Al Millat Media, поскольку талибы находились в процессе возвращения контроля над Афганистаном. С тех пор «Аль-Азаим» продолжает развивать и усиливать нарративы, ставящие под сомнение талибов на этом фронте, совсем недавно обвинив их в «дружбе с Китаем, убийцаей мусульман-уйгуров» и, в другом случае, пообещав, что «вскоре воины "Исламского государства" нападут на современные города Китая, чтобы отомстить за мусульман-уйгуров».

В начале этого года рупор ИГПХ «Аль-Азаим» опубликовал видео, в котором обратился к племенным районам Пакистана и Белуджистана с просьбой к их народу отказаться от талибов и Исламабада и присоединиться к ИСКП.
Очевидно, что ИГПХ также стремится создать сдерживающий эффект для иностранных инвестиций и проектов развития в Афганистане, которые укрепили бы позиции талибов, и подорвать доверие к нынешнему правительству Афганистана в вопросах обеспечения безопасности.  

Ситуация в Афганистане

В 2020 году ИГПХ активизировала как нападения боевиков, так и кампанию информационной войны. Сразу после того, как талибы захватили Кабул, рупор ИГПХ «Аль-Азаим» опубликовал книгу видного идеолога ИСКП Абу Саада Мухаммеда Хорасани, в которой указаны все причины, по которым талибы являются злейшими врагами ислама. Это послание было направлено на делегитимизацию «Талибана», поскольку они стали представлять новое правительство. В последующие месяцы почти все публикации ИГПХ касались так называемого неисламского характера правительства талибов, называя их такими терминами, как «многобожники», сторонники превосходства учений деобанди/ханафитского ислама, секуляристы и демократы, а также хаваридж (изгнанные из ислама). В своих публикациях ИГПХ критикует талибов за то, что они являются «охранниками, оплачиваемыми США», и внедряют демократию. Свои нападения на талибов и дипломатические миссии они объясняют как международными визитами, так и тем фактом, что другие страны поддерживают отношения с «Талибаном». Террористическая атака смертника возле посольства России в Кабуле еще раз подтверждает данную стратегию ИГПХ. Даже принятие иностранной помощи является спорным аспектом для ИГПХ, поскольку группировка недавно резко осудила талибов за сотрудничество с международными организациями, такими как USAID и Международный комитет Красного Креста. Объектами критики в Афганистане также являются региональные державы, такие как Иран, Узбекистан, Россия, Китай и Пакистан.

Иран и антишиитская деятельность

Пропагандистская кампания против шиитов типична для сектантского характера «Исламского государства», но ИГПХ связала борьбу с шиитами с их конкуренцией с талибами, а также с их враждой с Ираном. Группировка совершила несколько нападений на шиитов после прихода к власти талибов не только в Афганистане, но и в Пакистане. Все эти операции привлекли большое внимание как в их местных изданиях, так и в основных средствах массовой информации ИГ. При этом утверждалось, что их кампания против шиитов не является сектантской, поскольку они не считают их мусульманами.

ИГПХ издало фетву, дающую им разрешение нападать на места отправления культа шиитов, других исламских сект и немусульманских меньшинств.

ИГПХ считает, что «Талибан» и шииты работают вместе, заявляя, что первые защищают и расширяют возможности вторых, часто подчеркивая назначение талибами шиита-хазарейца губернатором Сари-и-Пуля (правда, относительно недавно убитого талибами за мятеж). В то же время ИГПХ обвиняет «Талибан» в убийстве невинных салафитов, как в случае с салафитскими учеными Обайдуллой Мутаваккилем, Мустафой Дарвишзаде и Сардаром Вали, указывая на их убийства как на доказательство того, что «Талибан» предпочитает шиитов своим собратьям-суннитам. Риторика ИГПХ также имеет тенденцию связывать внутренние шиитские общины с объявленным внешним врагом — Ираном.

Пропаганда против Ирана ведется непрерывно с момента создания ИГПХ, поскольку они обвиняют иранское правительство в вероотступничестве и в том, что они являются хозяевами «Аль-Каиды», запрещенной в России. ИГПХ утверждают, что Иран является вторым величайшим врагом ислама (после Королевства Саудовской Аравии и перед Пакистаном), в то время как в других текстах говорится, что Иран и Россия совместно разгромили «Исламское государство» как в Сирии и Ираке, так и в Афганистане с помощью талибов. Известный пуштуноязычный журнал Khurasan Ghag часто публикует статьи против шиитов, а также непосредственно Ирана и лидеров этой страны.

Заинтересованность ИГПХ в распространении своей сектантской пропаганды среди суннитских общин, говорящих на фарси, продемонстрирована переводом третьего номера Khorasan Ghag на фарси, получившего название Sadae Khorasan. В то же время, на неофициальном уровне, связанные с ИГПХ фарси-каналы ежедневно распространяют антииранскую пропаганду как против шиитов, так и против суннитских ученых, которые поддерживают иранское руководство. Относительно недавно ИГПХ пригрозили терактами внутри Ирана, а в своем праздничном послании призвали сторонников совершать насилие в этой стране.

Целенаправленная пропаганда в Южной Азии

Такая же ненависть, которую питают ИГПХ к шиитам, распространяется и на другие меньшинства; в частности, общину сикхов, которую пропаганда ИГПХ обычно называет индусско–сикхской. Риторически ИГПХ отказали как шиитам, так и индуистам-сикхам в статусе зимми, то есть защищенного меньшинства в мусульманской стране; таким образом, согласно ИГПХ, они должны систематически подвергаться преследованиям.

В рамках своей сектантской кампании ИГПХ недавно провела нападение на сикхскую гурдвару в Кабуле. Оно сопровождалось новой волной пропаганды, направленной против индусов и Индии, которая была вызвана оскорбительными высказываниями представителя правящей партии «Бхаратия Джаната» Нупура Шармы о пророке, чем ИГПХ немедленно и воспользовались. Группа быстро опубликовала книгу, в которой содержались призывы к индийским мусульманам вступать в ряды местного отделения ИГ «Исламское государство Провинции Хинд» и совершать нападения. Фонд «Аль-Азаим» также выпустил видео, обещающее отомстить талибам и сикхам в Афганистане, с фотографиями прошлых нападений в Афганистане, в том числе боевика Абу Халеда аль-Хинди, который осуществлял более раннее нападение на сикхскую гурдвару в Кабуле в 2020 году. Оба журнала ИГПХ — Khurasan Ghag и Voice of Khurasan — воспользовались этим событием и пригрозили совершить новые нападения в отместку, обвинив талибов в том, что они больше заботятся о международном признании и иностранной помощи, а не о религии. В течение нескольких недель после операции в Кабуле сторонники ИГПХ продолжали обмениваться сообщениями, прославляющими нападавшего Абу Мухаммеда аль-Таджики.

Все это свидетельствуют об амбициях группировки стать единственным транснациональным джихадистским актором в регионе. Эти усилия, по крайней мере частично, направлены и на кооптирование потенциально недовольных боевиков из других организаций, которые проникнуты сектантскими настроениями. Учитывая недавние события в более широком афгано-пакистанском регионе, южноазиатский регион открывает для ИГПХ прекрасную возможность для поглощения новых потенциальных террористов.

С прошлого года группа начала распространять свой медиа–контент на региональных языках, особенно подчеркивая свою заинтересованность в потенциальных рекрутах из Индии. Для этого они переводят контент на индийские языки, например, на малаялам, на котором в основном говорят в индийском штате Керала. В то же время англоязычный журнал «Голос Хорасана» опубликовал биографии индийских боевиков из Кералы, которые присоединились к ИГПХ (Наджиб аль-Хинди) и «Исламскому государству в Ливии», запрещенному в России (Абу Бакр аль-Хинди). В нем также упоминается, что Абдур Рахман Логари — террорист–смертник, взявший штурмом международный аэропорт Кабула, в 2017 году, отправился в Нью-Дели, чтобы совершить теракт; однако он был арестован индийскими властями в столице и впоследствии экстрадирован в Афганистан. Журнал Khurasan Ghag также поделился историей одного из индийских боевиков, который участвовал в операции по побегу из тюрьмы в Джелалабаде в августе 2020 года, организованной ИГПХ.

Центральная Азия

Помимо упомянутых обстрелов Узбекистан и Таджикистана весной этого года, ИГПХ активизировала

 свою информационно-пропагандистскую кампанию среди носителей языков Центральной Азии и усилия по вербовке, ориентированные на указанные общины. Чтобы повысить свою привлекательность, группа подготовила оригинальную пропаганду на таджикском и узбекском языках, а также перевела официальные материалы ИГПХ на эти языки. Недавно ИГПХ представила новое таджикоязычное крыло своего официального пропагандистского аппарата «Аль-Азаим таджики». Другая группа, «Сюросон Овози», выпускает медиа-контент на узбекском языке и активно вербует выходцев из Центральной Азии для вступления в ИГПХ.

Кроме того, ИГПХ предлагает сторонникам из Центральной Азии возможность взять в руки оружие для борьбы с «Талибаном», который обвиняется в том, что является пуштуноцентричной организацией, угнетающей и даже применяющей насилие в отношении этнических таджиков и узбеков. Чтобы привлечь сочувствующих из этих общин, пропаганда ИГПХ все чаще подчеркивает дружественные отношения талибов с «тираническими режимами» Центральной Азии. И наоборот, ИГПХ представляет себя как средство разрушения произвольно очерченных государственных границ Центральной Азии и свержения «тиранов» региона, чтобы, в конечном итоге, поднять черный флаг и захватить прилегающую к ИГ провинцию Мавераннахр.

В целом, ИГПХ уже довольно давно привлекает иностранных боевиков из Центральной Азии. В 2015 году фракция «Исламского движения Узбекистана» (запрещено в России) была включена в состав «Исламского государства», когда лидер группировки Усман Гази присягнул на верность тогдашнему халифу Абу Бакру аль-Багдади.

Центральная Азия также использовалась в качестве перевалочного пункта для новобранцев ИГПХ, чтобы добраться до Афганистана. Осенью 2021 года гражданин Великобритании и еще один европеец были арестованы талибами по наводке узбекского правительства. У этих двоих подозреваемых было более 10 000 фунтов стерлингов наличными, очки ночного видения и военная форма. Сообщается, что два гражданина Франции несколько лет назад отправились через Центральную Азию, чтобы присоединиться к ИГ в Афганистане, а еще один был пойман таджикскими властями в 2017 году.

Недавно таджикские сети ИГПХ призвали сочувствующих из диаспор в США, России и Европе присоединиться к ИГ в Афганистане и Пакистане и распространили книгу, инструктирующую последователей нападать на определенные религиозные секты. ИГПХ, действующая в северных афганских провинциях, взаимосвязана с теневыми финансовыми сетями, которые проходят через Афганистан, Таджикистан, Россию и Сирию.

Кроме того, есть прецедент, когда сети ИГПХ направляли членов центральноазиатских диаспор для совершения нападений за рубежом. Например, в начале 2020 года в Германии были арестованы пять граждан Таджикистана за подготовку актов терроризма.

***

Данные факты свидетельствуют о росте угроз для стран региона Центральной и Южной Азии. Следовательно, необходима консолидация специальных служб стран региона для оперативных мероприятий и контрпропаганды. Последний аспект очень важен, поскольку «Аль-Азаим» уже выпускает материалы на пушту, дари, арабском, урду, фарси, узбекском, таджикском, хинди, малаялам, русском, английском и иногда уйгурском языках. Кроме того, «Аль-Азаим» использует различные платформы, такие как TelegramFacebookTikTokHoop, Element, Archive.org и многие другие. Он также стал организацией, предоставляющей материалы на большинстве языков фонду «Илам», растущей происламской государственной платформе архивирования и перевода, которая имеет веб-адреса поверхностного уровня и доступна в «Темной паутине». Группы, выступающие за ИГПХ, такие как Al-Fursan Media, также помогали в языковой диверсификации, используя краудсорсинг для привлечения добровольцев для перевода материалов на белуджийский, талышский и туркменский языки.