Венгрия против Евросоюза: чем закончится противостояние по русскому вопросу

20.05.2022
Политика Венгрии остается прагматической и суверенной, несмотря на попытки давления и подкупа со стороны ЕС

В отношениях Евросоюза и Венгрии, и так непростых, открылась новая страница противостояния – споры о нефтяном эмбарго против России. И если ранее конфликты с Брюсселем, как правило, носили идеологический и ценностный характер, то в данном случае ситуация затрагивает напрямую вопрос энергетической безопасности государства, еще не оправившегося от экономического удара Covid-19.

Суть конфликта

После начала специальной военной операции на Украине Еврокомиссия заявила о намерении ввести нефтяное эмбарго против России.

Несмотря на почти единогласное решение евробюрократов, премьер Венгрии Виктор Орбан не присоединился к антироссийской травле и выразил намерение воспользоваться правом вето. Поскольку решения по ограничительным мерам в ЕС принимаются единогласно, то позиция Будапешта оказалась крайне неудобной для русофобской политики.

16 мая состоялась встреча глав МИД Евросоюза, на которой стороны собирались достичь полноценного соглашения по пакету антироссийских санкций. Однако, из-за позиции Венгрии, нефтяного эмбарго против России ввести не удалось. Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто заявил, что пункт о введении эмбарго нужно исключить из пакета антироссийских санкций.

До этого времени Брюссель разными методами пытался принудить Будапешт поддержать эмбарго: финансовые ограничения, угрозы исключения, санкции и даже попытка подкупа. Как сообщало издание Politico, официальные лица Евросоюза готовы были предложить Венгрии финансовую компенсацию в обмен на поддержку шестого пакета санкций ЕС против импорта российской нефти. Некоторые публицисты предполагали, что именно по этой причине председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен нанесла 9 мая визит в Будапешт – чтобы убедить Орбана согласиться на эмбарго.

Именно фон дер Ляйен предложила полный запрет на импорт российской нефти в проекте REPowerEU—плане Союза по преодолению зависимости от российских энергоносителей. В Брюсселе утверждают, что импорт российской нефти и газа является «финансированием войны на Украине».

Теперь же в ЕС, из-за позиции Венгрии, рассматривают возможность разделить пакет санкций против России, и даже временно отложить эмбарго на нефть. Источники агентства Bloomberg отмечают, идея отложить введение эмбарго на нефть из России «набирает поддержку». Иными словами, ЕС может выдвинуть часть пакета санкций без полного запрета на поставки сырого и очищенного топлива из России, а затем продолжить переговоры о сделке с Венгрией.

Однако, по словам одного из дипломатов, евробюрократы обеспокоены тем, что исключение нефтяного эмбарго из готовящегося пакета санкций станет «признаком слабости». Как отметил комиссар ЕС по экономике Паоло Джентилони шестой пакет санкций «пока стоит». ЕС не решается вводить новые санкции против России, не договорившись по ключевому вопросу нефтяного эмбарго.

Прагматический подход

Что бы ни предпринимал Брюссель, правительство Орбана не согласно с подходом изоляции и травли, поскольку полагается на прагматические и суверенные интересы собственной страны.

Венгерское правительство четко дало понять, что наложит вето на санкции ЕС в отношении нефтяного эмбарго. Поставки энергоресурсов из России покрывают не менее 58 процентов ежегодного потребления нефти в Венгрии, и, кроме того, экономическая ситуация после эпидемии Covid-19 не располагает к санкционным экспериментам. По словам Орбана, предложение Евросоюза об эмбарго на российские энергоресурсы «равносильно атомной бомбе» в текущих условиях, а глава МИД Венгрии Петер Сийярто подчеркнул, что Будапешт не поддержит санкции, которые сделают невозможным импорт в Венгрию газа и нефти из России и поставят под угрозу энергетическую безопасность государства.

Кроме того, эксперты сходятся в том, что энергетические санкции вредят скорее самим европейцам, нежели России, которая и так найдет рынки сбыта. Как пишет венгерское издание Mérce, эмбарго ударит по ЕС сильнее, чем по России: восточноевропейским государствам, включая Словакию, Чехию и Венгрию, потребуются годы, чтобы перепроектировать свои энергетические системы для замещения российской нефти. Издание отмечает, что запрет также приведет к росту цен на энергоносители и может спровоцировать рецессию в Европе. И, естественно, это не остановит специальную военную операцию, чего добивается Брюссель.

Некоторые предполагают, что в упорстве Будапешта, помимо прагматических интересов, лежит имиджевый вопрос: после нескольких лет упорного идеологического противостояния с Брюсселем, в котором вместо лицемерной модели неолиберальной «демократии» предлагается модель «иллиберального государства» (нелиберального), после длительного унижения и попыток финансового шантажа (Еврокомиссия так и не выплатила участнице ЕС деньги на восстановления после коронавирусной инфекции) у венгров нет никакого желания идти навстречу Евросоюзу. При этом, еще в начале апреля фон дер Ляйен объявила ряд мер против Венгрии в связи с т.н. «нарушением принципов правового государства».

Политика Орбана – многовекторная, и в международных вопросах он исходит из стратегии взаимной выгоды (win-win). В случае с Россией, это экономические интересы (импорт нефти и газа, совместных проект АЭС «ПАКШ-2», культурные и образовательные обмены и пр.). При этом Будапешт разделяет с Москвой недовольство политикой Украины: их не менее беспокоит соседство со страной, в которой наблюдается рост неонацизма, в связи с чем Венгрия выступила против поставки вооружения Киеву. При этом, украинское руководство пыталось вмешаться в апрельские выборы в Венгрии, что спровоцировало дипломатический скандал и охладило отношения стран.

Соответственно, у Венгрии ни по каким параметрам нет весомых причин включаться в политическую травлю России и угождать Евросоюзу, который давит на венгров не меньше.

При этом Венгрия не считает себя изолированной от Европы: скорее, она пытается своими усилиями переформатировать европейский альянс, чтобы не навредить самим себе. Издание Magyar Nemzet считает абсурдным предположение, что Венгрия изолирована от Европы: выступая против эмбарго, премьер-министр Орбан защищает не только интересы Венгрии, но и интересы других европейских стран, зависящих от импорта энергоносителей из России. Таким образом, считает СМИ, Орбан не только не изолирован, но и стал ключевым игроком на европейской политической сцене.

Кроме того, важно отметить, что даже в политических спорах Орбан остается приверженцем защиты христианских ценностей, что делает Венгрию одним из самых ценных союзников России на данный момент. К примеру, в шестом пакете санкций Еврокомиссия предложила включить главу Русской православной церкви в черный список Евросоюза. В частности, в ходе встречи с Патриархом миафизитской Сирийской Православной Церкви Игнатием Афремом II Орбан пообещал, что Венгрия не поддержит санкции против религиозных лидеров, поскольку такой шаг повлияет на религиозную свободу венгерских общин, «которая священна и неприкосновенна». Сирийский Патриарх поблагодарил Орбана за такой подход и подчеркнул, что включение христианского лидера в санкционный список «создаст прецедент, который смутит миллионы христиан».

Пост-выборная Венгрия: причины успеха Орбана

Орбан, несмотря на экономический кризис, лишь укрепил свои политические позиции после апрельских выборов и убедительной победы партии «Фидес». Оппозиция фактически «сдулась» и не представляет из себя серьезной угрозы для венгерского премьера, что позволяет прогнозировать и дальнейшую твердую позицию Будапешту по вопросу Москвы.

Издание Mandiner объясняет, почему Орбан успешен, а венгерская оппозиция проиграла выборы с большим перевесом голосов: местные «левые» выступают за то, чтобы соответствовать ожиданиям Брюсселя «в рабском духе», в то время как правительство ставит именно национальные интересы на первое место. Оппозиция, пишет медиа, никогда не поймет причин своего провала, пока не осознает секрет успеха «Фидес». А секрет его успеха— мировоззрение, основанное на суверенной внешней политике, патриотической экономической политике, а также на защите «нормальности» в Европе и идее общества, основанного на семьях.