В цифрах: дедолларизация мировой торговли

23.01.2023
Данные свидетельствуют о том, что резервы долларов США в центральных банках уменьшаются, как и влияние США на мировую экономику. Это дает уникальную возможность региональным валютам и альтернативным платежным системам выйти из вакуума.

Введение торговых ограничений и санкций Соединенными Штатами против ряда стран, включая Россию, Иран, Кубу, Северную Корею, Ирак и Сирию, было политически неэффективным и имело неприятные последствия для западной экономики. В результате доллар США утратил свою роль основной валюты для урегулирования международных коммерческих обязательств.

Поскольку они не придерживаются политики США и других западных держав, более 24 стран стали объектами односторонних или частичных торговых санкций. Эти ограничения, тем не менее, оказались пагубными для экономики стран «Большой семерки» (G7) и начали сказываться на гегемонии доллара США в мировой торговле.

На его пространстве на первый план выдвинулся «новый глобальный коммерческий блок», а также были созданы альтернативы западной банковской системе обмена сообщениями SWIFT для трансграничных платежей.

Геополитический аналитик Андрей Корыбко рассказывает The Cradle, что чрезвычайные санкции Запада и конфискация российских активов за рубежом подорвали веру в западноцентристскую парадигму глобализации, которая годами приходила в упадок, но, тем не менее, сумела сохранить мировое лидерство.

«Поднимающиеся многополярные страны ускорили свои планы по дедолларизации и диверсификации, отходя от западноцентричной модели глобализации в пользу более демократической, эгалитарной и справедливой — сосредоточены на незападных странах в ответ на эти экономические и финансовые беспорядки», — добавляет он.

Сокращение долларовых резервов

Международный валютный фонд (МВФ) зафиксировал сокращение резервов центральных банков в долларовых резервах США в четвертом квартале 2020 года — с 71% до 59% — что отражает ослабление влияния доллара США на мировую экономику.

И ситуация продолжает ухудшаться: свидетельством этого является тот факт, что объемы долларовых требований банков сократились с 7 трлн долларов в 2021 году до 6,4 трлн долларов на конец марта 2022 года.

Согласно отчету МВФ под названием «Валютная структура официальных валютных резервов» (COFER), доля долларов США в резервах Центрального банка снизилась на 12% с 1999 года, в то время как доля других валют, в частности китайского юаня, показала тенденцию к увеличению с 9% ростом за этот период.

В исследовании утверждается, что роль доллара ослабевает из-за конкуренции со стороны других валют, удерживаемых банками для международных операций, включая введение евро, и показывает, что это окажет влияние как на валютный рынок, так и на рынок облигаций, если долларовые резервы продолжат сокращаться.

Альтернативные валюты и торговые пути

Чтобы стимулировать мировую торговлю и индийский экспорт, Резервный банк Индии (РБИ) разработал в июле прошлого года расчетный механизм в рупиях, чтобы противостоять давлению на индийскую валюту после начала спецоперации России на Украине и санкций США и ЕС.

Недавно Индия заключила соглашения об обмене валюты на сумму 75,4 млрд долларов с ОАЭ, Японией и различными странами Южной Азии. Нью-Дели также проинформировал Южную Корею и Турцию о своих обменных курсах, не связанных с долларом, для валюты каждой страны. В настоящее время Турция ведет бизнес, используя национальные валюты Китая (юань) и России (рубль).

Иран также предложил Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) валюту ШОС, подобную евро, для торговли между евразийским блоком, чтобы предотвратить превращение глобальной финансовой системы, в которой доминирует доллар США, в оружие.

Мехди Сафари, заместитель министра иностранных дел Ирана по экономической дипломатии, ранее в июне прошлого года сообщил СМИ, что ШОС получила это предложение почти два месяца назад.

«Для этой цели они должны использовать многосторонние институты, такие как БРИКС и ШОС и связанные с ними, такие как валютные пулы и, возможно, даже создание новой валюты, курс которой основан на корзине их валют, для смягчения последствий ограничений, связанных с торговлей», — отметил Корыбко.

Международный транспортный коридор Север-Юг (INSTC) возрождается как проект «нарушения санкций» России и Ирана. Интерес к INSTC возобновился после «адских санкций», наложенных Западом на Москву. В настоящее время Россия завершает работу над правилами, которые позволят иранским судам свободно плавать по рекам Волга и Дон.

INSTC планировался как мультимодальная транспортная сеть протяженностью 7 200 км, включающая морские, автомобильные и железнодорожные линии для перевозки грузов между Россией, Средней Азией и Каспийскими регионами.

Платежная система рубль-юань

30 декабря 2022 года президент России Владимир Путин и его китайский коллега Си Цзиньпин провели видеоконференцию, на которой Путин сообщил, что двусторонняя торговля между странами достигла рекордного уровня с темпами роста 25%, а объемы торговли достигнут 200 млрд долларов к следующему году, несмотря на западные санкции и враждебную внешнюю среду.

Путин заявил, что в период с января по ноябрь 2022 года произошел «существенный рост объемов торговли», в результате чего товарооборот увеличился на 36% до 6 млрд долларов. Вполне вероятно, что цель двусторонней торговли в размере 200 млрд долларов, если она будет достигнута к следующему году, будет осуществляться в российских рублях и китайских юанях, хотя детали двустороннего торгового урегулирования не были указаны в трансляции видеоконференции.

Это связано с тем, что Москва и Пекин уже создали трансграничную сеть межбанковских платежей, аналогичную SWIFT, увеличили свои покупки золота, чтобы придать своим валютам большую стабильность, и подписали соглашения об обмене национальной валюты в рамках нескольких региональных и двусторонних сделок.

Кроме того, и Россия, и Китай, по-видимому, предвидели потенциальную конфискацию их финансовых активов США, и в 2014 году они сотрудничали в отношении договоров, посвященных энергетике, для укрепления своих стратегических торговых связей.

В 2017 году в рамках китайской инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП) была внедрена система «платеж против платежа» в рублях и юанях. В 2019 году две страны подписали соглашение о замене доллара национальными валютами в трансграничных транзакциях и конвертировали свою торговлю на сумму 25 млрд долларов в юани (юани) и рубли.

Независимость от доллара

Этот сдвиг уменьшил их взаимную зависимость от доллара, и в настоящее время немногим более половины российского экспорта оплачивается в долларах США по сравнению с 80% в 2013 году. Основная часть торговли между Россией и Китаем в настоящее время ведется в местных валютах.

Синьцзян на западе Китая также зарекомендовал себя как ключевой трансграничный расчетный центр между Китаем и Центральной Азией, что делает его крупным финансовым центром в регионе. Совокупный трансграничный расчет в юанях, осуществляемый в Синьцзяне, превысил 100 млрд юаней (14 млрд долларов США) еще в 2013 году и достиг 260 млрд юаней в 2018 году.

По словам аналитика Корыбко, достигнут значительный прогресс в снижении зависимости от доллара США в международной торговле, но предстоит еще много работы. Он отмечает, что США вряд ли просто примут вызов своей финансовой гегемонии и, скорее всего, будут действовать, чтобы защитить ее.

По этой причине ожидается, что США попытаются заручиться поддержкой ключевых игроков, предложив им преференциальные торговые сделки или обещание таких сделок, одновременно разжигая напряженность между Россией, Китаем, Индией, и Ираном посредством информационной войны и, возможно, угрозой ужесточения режима вторичных санкций в качестве «сдерживания».

Евразийский экономический союз

Россия работает над заключением соглашений о валютных свопах с рядом торговых партнеров, включая Евразийский экономический союз (ЕАЭС), состоящий из пяти членов, в который входят Россия, Армения, Беларусь, Казахстан и Кыргызстан.

Эти соглашения позволили Российской Федерации осуществлять более 70% своей торговли в рублях и других региональных валютах. С населением в 183 млн человек и ВВП более 2,2 трлн долларов ЕАЭС представляет собой серьезную проблему для западной гегемонии в глобальных финансовых операциях.

Иран и ЕАЭС недавно завершили переговоры об условиях соглашения о свободной торговле, охватывающем более 7500 категорий товаров. Когда 21 марта 2023 года начнется следующий иранский год, для иранских товаров и услуг станет доступен рынок с потенциальным размером 700 млрд долларов.

БРИКС продвигает дедолларизацию

Тенденция к дедолларизации международной торговли, особенно между странами БРИКС, в последние годы набрала значительный импульс: вместе они представляют 41% населения мира, 24% его ВВП и 16% его торговли.

В 2015 году Новый банк развития БРИКС рекомендовал использовать в торговле национальные валюты. Четыре года спустя банк предоставил 25% из своих 15 млрд долларов финансовой помощи в местной валюте и планирует увеличить эту долю до 50% в ближайшие годы.

Этот переход к дедолларизации является важным шагом для стран с развивающейся экономикой, поскольку они стремятся утвердить свою роль в глобальной экономической системе и уменьшить свою зависимость от доллара США. Хотя принятие дедолларизации может вызвать некоторые проблемы и неопределенности, это важный шаг на пути к более разнообразной и сбалансированной глобальной экономике.

Источник