Турция расшатывает НАТО

03.06.2022
Взаимоотношения Турции с НАТО демонстрируют несовместимость наличия суверенитета и альянса с США.

Вызовы американцам в Сирии, Черном и Эгейском море

1 июня президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о начале военной операции в Сирии. «Начинается новая фаза формирования (в Сирии) "зоны безопасности" на 30 километров вглубь от границы с Турцией. Мы зачищаем от террористов Талль-Рифат и Манбидж», – цитирует турецкого лидера агентство Anadolu. Речь идет о формированиях сирийских курдов лояльных террористической «Рабочей партии Курдистана» (РПК), которые составляют костяк снабжаемых США «Сирийский демократических сил» (СДС).

Формально операция будет проходить в зоне, куда ранее Россия и Турция договаривались оттеснить курдские сепаратистские формирования от турецкой границы. Однако эти формирования тесно связаны с США и демонстрируют лояльность, прежде всего, им. Это делает нецелесообразным их защиту со стороны России и официального Дамаска.

По данным сирийских оппозиционных источников, российские войска заблаговременно покинули эту зону.

США настолько тесно связали себя с сепаратистами, что удар по СДС в любой зоне ответственности будет воспринят как свидетельство беспомощности американцев. Это скажется на отношениях с другими союзниками на Ближнем Востоке, в первую очередь – со странами Персидского Залива, которые все меньше полагаются на США, развивая интенсивные контакты с Россией и Китаем.

Накануне, 30 мая, состоялся телефонный разговор президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. За день до этого, 29 мая, президент Эрдоган обвинил США в оказании помощи курдским террористам.

«США продолжают поставлять серьезное вооружение организациям на севере Сирии, которых Турция считает террористическими», – заявил Эрдоган. Президент отметил, что Турция решительно настроена «искоренить терроризм» на севере Ирака и Сирии, при этом страна не намерена получать у кого-либо, включая США, разрешение на проведение возможной новой операции в Сирии.

Совсем недавно, 12 мая, Минфин США опубликовал на своем сайте разрешение на деятельность в 12 различных секторах экономики в оккупированных США и курдскими сепаратистами районах на северо-востоке Сирии. Лицензия открывает возможность даже для серой торговли нефтепродуктами, «для использования в Сирии». Ранее США ввели эмбарго на торговлю сирийской нефтью. Однако для контролируемых курдами районов теперь сделали исключение.

Намерения Анкары провести новую военную операцию в контролируемых курдами районах, о чем неоднократно заявлялось в последние дни, вновь осложняет ее отношения с Вашингтоном.

«Мы глубоко обеспокоены сообщениями и обсуждениями о возможном усилении военной активности на севере Сирии и, в частности, ее воздействии на гражданское население», – заявлял накануне журналистам представитель Госдепартамента Нед Прайс, – «Мы осуждаем любую эскалацию. Мы поддерживаем сохранение существующих линий прекращения огня».

1 июня госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что Соединенные Штаты выступают против возможной военной операции Турции. Глава американской дипломатии на совместной пресс-конференции с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом сообщил, что «любая эскалация на севере Сирии – это то, против чего мы будем выступать», подчеркнув, что Вашингтон поддерживает «сохранение нынешних линий прекращения огня».

Россия, напротив, относится с пониманием к турецким озабоченностям. «До сих пор американские военные, оккупировавшие значительную часть восточного берега Евфрата, откровенно создают там квазигосударственное образование, прямо поощряя сепаратизм, используя в этих целях настроения части курдского населения Ирака. Здесь возникают проблемы между различными структурами, объединяющими иракских и сирийских курдов. Все это сказывается на напряженности в этой части региона. Турция, конечно, не может оставаться в стороне», – заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью телеканалу RT Arabic.

На фоне заявления Великобритании о необходимости ввода военных кораблей для вывоза зерна из портов Украины, Анкара отменила проход военных кораблей НАТО в Черное море, ссылаясь на Конвенцию Монтре.

Разгорается новый турецко-греческий конфликт. Анкара обвиняет Афины в нарушении международных обязательств по демилитаризации островов в Эгейском море. Грецию поддержал президент Франции Эммануэль Макрон. Традиционные турецко-греческие противоречия уже вышли за пределы двустороннего конфликта внутри НАТО, хотя и неприятного, но некритичного для структуры Альянса. Если ранее США воспринимались как сторона, находящаяся над схваткой, то теперь в Турции так не считают.

31 мая союзник Эрдогана Девлет Бахчели вновь выступил с антиамериканским заявлением, утверждая, что девять военных баз, созданных Соединенными Штатами в Греции, представляют угрозу национальной безопасности Турции. Лидер «Партии националистического движения» (ПНД) заявил, что США используют Грецию в качестве «пешки» и втягивают Турцию «в пучину стратегической озабоченности и пытаются столкнуть ее в горячую конфликтную среду».

География противостояния в Черном и Эгейском морях напоминает о доктрине «Голубой Родины» (Mavi Vatan) современного турецкого геополитика адмирала Джема Гюрдениза. Основной фокус доктрины – усиление контроля Турции над регионами Черного моря, Эгейского моря, Персидского залива и Красного Моря, восприятие США как враждебной державы, поиски точек соприкосновения с Россией как противником морской гегемонии Соединенных Штатов.

Турецкий ультиматум

Еще одна серьезная проблема, демонстрирующая разногласия между НАТО и Турцией – принятие в Альянс Швеции и Финляндии. Предполагаемое расширение НАТО на севере за счет включения Швеции и Финляндии пока не может преодолеть противодействие Турции. Несмотря на заявления МИД Швеции о «конструктивных» переговорах в Анкаре, турецкое руководство сигнализирует, что будет стоять на своем, настаивая на выполнении всех требований.

Ранее парламенты и правительства Швеции и Финляндии одобрили заявки на вхождение в НАТО. Их должны рассмотреть на саммите НАТО в Мадриде в конце июня. Однако президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган еще 13 мая заявил, что его страна не пустит североатлантические страны в Альянс, если не будут удовлетворены некоторые требования. Они касаются поддержки Швецией и Финляндией курдских сепаратистов, действующих на территории Сирии, предоставления убежища и оружия сепаратистам и террористам и продолжающаяся деятельность структур движения Фетуллаха Гюлена в скандинавских странах. Также Анкара требует от Стокгольма отменить эмбарго на поставку оружия в Турцию.

Из заявлений турецких официальных лиц следует, что требования выставлены не только Финляндии и Швеции, но и другим членам НАТО. 13 мая Эрдоган обвинил в укрывательстве террористов, помимо возможных членов НАТО, давнего члена Альянса – Нидерланды. 1 июня турецкий лидер расширил претензии, заявив, что террористические организации поддерживают не только Швеция и Финляндия, не только Нидерланды, но также Германия и Франция.

Были озвучены претензии к европейским странам, которые ввели ограничения на оборонное сотрудничество с Турцией из-за их действий против курдских сепаратистов, и к США. Вашингтон унизил Турцию, отказав ей в участии в программе по производству и поставкам многоцелевых истребителей-бомбардировщиков F-35, после того как Анкара купила российские ЗРК С-400. Теперь Турция пытается продемонстрировать, что будет добиваться изменения своего неравноправного статуса в Альянсе, тормозя, в противном случае, его расширение на север.

Формально, в НАТО не существует такого механизма как «право вето». Однако, статья 10 Североатлантического договора 1949 года гласит, что члены НАТО «могут предлагать любому другому европейскому государству, способному развивать принципы настоящего Договора и вносить свой вклад в безопасность Североатлантического региона, присоединиться к настоящему Договору» лишь по «всеобщему согласию». Таким образом, Анкара может воспрепятствовать приглашению Финляндии и Швеции в НАТО. Все последние расширения НАТО требовали также, чтобы действующие члены Альянса подписали протоколы о присоединении новых членов и затем ратифицировали их.

В своей статье для британского журнала The Economist Реджеп Тайип Эрдоган намекнул, что отношения с НАТО могут ухудшиться, если к соображениям Турции не прислушаются: «Мы считаем, что если члены НАТО будут применять двойные стандарты в борьбе с терроризмом, доверие к Альянсу окажется под угрозой».

«Выход из НАТО должен быть поставлен на повестку дня»

Внутри самой Турции развернулась бурная общественная дискуссия относительно необходимости членства страны в НАТО и перспектив приема Швеции и Финляндии. 12 мая в интервью турецким СМИ Исмаил Хаккы Пекин, генерал-лейтенант в отставке и бывший начальник военной разведки при начальнике штаба вооруженных сил Турции, заявил, что «Турция должна наложить вето на расширение НАТО». По мнению высокопоставленного военного, расширение Альянса ведет к расширению конфронтации с Россией, что может ввергнуть Турцию в ненужный ей конфликт. Другой бывший высокопоставленный военный, контр-адмирал Дениз Кутлук, заявил, что расширение НАТО «снижает безопасность Турции».

Партнер партии Эрдогана по правительственной коалиции Девлет Бахчели, лидер ПНД, заявил, что Анкара может рассмотреть выход из НАТО, если с ее условиями не согласятся: «Турция не беспомощна. Если условия станут неприемлемыми, даже выход из НАТО должен быть поставлен на повестку дня в качестве альтернативного выбора».

В ответ лидер «Республиканской народной партии» Кылычдароглу (ранее настроенный нейтрально-положительно в отношении к США) предложил закрыть в стране все военные базы США. «США заполонили базами Грецию, их цель очевидна. Пусть они [партия Бахчели] внесут в парламент законопроект о закрытии в Турции военных объектов США, мы его поддержим», – написал политик в Твиттере. Таким образом, как представители властей, так и оппозиции разделяют нейтрально-негативное отношение к НАТО.

Трения между НАТО и Турцией носят комплексный характер. Это и противоречия по курдскому вопросу (США и их союзники использую курдов-сепаратистов как инструмент по подрыву стран Ближнего Востока и продвижению своих интересов), и территориальные споры между Грецией и Турцией, и экономическая экспансия французских, итальянских и американских компаний в Восточном Средиземноморье – зоне турецких интересов, и франко-турецкое соперничество в Ливии и Африке как таковой. В целом, попытки современной Турции играть роль суверенного полюса силы, одного из центров исламской цивилизации, противоречат самой сути существования НАТО как военной опоры американской гегемонии и либеральной секулярной демократии в Европе.

«Состязательное взаимодействие»

Ряд турецких экспертов считает необходимым расширять сотрудничество с Россией по тем направлениям, где интересы совпадают, или имеют общего противника, которым чаще всего становятся США.

«Рискуя показаться вульгарным и быть обвиненным в проявлении пророссийских настроений, я должен сказать, что для Турции, похоже, нет другого выхода, кроме как взять под контроль этот вопрос через свои отношения с Россией – или, скорее, отношения между президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и его российским коллегой Владимиром Путиным, которые приобрели практическую и эмпирическую глубину», – заявил колумнист проправительственного издания Yeni Safak Сулейман Сейфи Егюн.

Помимо Сирии, где проамериканские курды из «Сирийских демократических сил» – нежелательный элемент, в качестве возможной точки соприкосновения называют Ливию.

«Для Вашингтона и Москва, и его "так называемый союзник" Анкара являются препятствием для контроля над Ливией, которая имеет стратегическое значение в Северной Африке и Средиземноморье. Уже в 2020 году Конгресс США призвал ввести санкции против Турции и России», – утверждает турецкое издание Aydinlik. – «Турция и Россия могли бы достичь соглашения и положить конец империалистической политике США в Ливии и во всей Африке».

Противники Турции и России уже давно окрестили склонность обеих держав к «состязательному взаимодействию». Так, Немецкий институт по международным отношениям и безопасности (Stiftung Wissenschaft und Politikотмечает выгоды, которые из этого извлекает Анкара: «В Сирии, Ливии и на Южном Кавказе существуют различные значительные выгоды, которых Турция может добиться, сотрудничая с Россией. Помощь России в Сирии может предотвратить создание де-юре курдской автономии в стране. В Ливии оттеснение на второй план других сторонников Хафтара и правительства Триполи может помочь обеспечить турецкие экономические и политические интересы, в том числе заставить Ливию поддержать претензии Турции на эксклюзивные экономические зоны в Восточном Средиземноморье. Через турецко-азербайджанское сотрудничество в Нагорном Карабахе Анкара стремится увеличить свое военное присутствие и привлечь азербайджанское руководство к партнерству против третьих сторон во всем регионе. Поскольку отношения между Россией и Турцией становятся еще более сложными – с учетом скоординированных усилий и соперничества в трех странах, а также других двусторонних отношений между Турцией и Россией – риски, касающиеся каждого театра военных действий, еще больше снижаются. Дуэт все еще может сдерживать проблемы на отдельном театре военных действий посредством quid pro quo в различных областях своих отношений».

Отношения России и Турции не носят антагонистический характер, чего нельзя сказать об отношениях Анкары с Вашингтоном – и особенно Вашингтона и Москвы. В этих условиях Турция превращается в страну, которая раскалывает евроатлантическое единство. С другой стороны, в Анкаре НАТО рассматривается уже не как фактор собственной безопасности, а как относительно враждебная система, которую, однако, можно частично контролировать. Турция еще не сделала решительный шаг в сторону отказа от НАТО, однако суверенной державе, осознающей свою миссию одного из центров исламского мира, уже слишком тесно в рамках этой структуры.