Тупиковые перемены в Албании

27.04.2021
Прошедшие выборы в парламент Албании показали политическую поляризацию и неопределенность.

25 апреля состоялись парламентские выборы в Албании. Парламент Албании имеет 140 мест, за которые шла ожесточенная борьба. Всего в стране работало 5199 избирательных участков, а право голоса имело 3588869 человек. Однако, не все смогли воспользоваться этим правом. Многочисленная албанская диаспора, которая насчитывает около миллиона человек, не смогла голосовать, как это было ранее. Кроме того, согласно статистике Министерства здравоохранения Албании, в стране было довольно значительное число людей, болеющих Covid-19, которые также не смогли проголосовать на выборах. Это стало дополнительным поводом для критиков правительства Эди Рамы заявить о том, что он не смог обеспечить волеизъявление граждан Республики Албания.

В 23 часа 25 апреля Центральная избирательная комиссия Албании опубликовала предварительные результаты голосования, согласно которым «Социалистическая партия» получала 46,27%, «Демократическая партия» 44,71%, а «Движение за социалистическую интеграцию» 6,7% голосов. Днем 26 апреля были предварительные данные, что социалисты возьмут 44%, а демократы 42% голосов. Показательно, что американские СМИ еще до объявления окончательных результатов стали приписывать победу «Социалистической партии». Окончательные результаты выборов будут известны только вечером во вторник, 27 апреля.

Политическая поляризация и ее корни

Можно сказать, что это были судьбоносные выборы для граждан этой страны. Социалистическая партия, возглавляемая премьер-министром Эди Рамой, получила сильного противника. К настоящему моменту была сформирована мощная оппозиция, которая попыталась перехватить власть.

Страна является членом НАТО с 2009 года и находится в состоянии переговоров с ЕС о вступлении. Но позиция по поводу европейского будущего у двух конкурентов особо не отличалась. «Социалистическая партия» находилась под влиянием негативной пропаганды и обвинялась в клептократии и даже каннабизации страны со стороны новой волны либеральных демократов, ориентированных на Брюссель. Хотя албанский наркотрафик и мафиозные структуры последние тридцать лет являлись чем-то само собой разумеющимся. И только в последние годы были арестованы крупные чиновники, например, бывший министр внутренних дел Саимир Тахири – в сентябре 2019 года он был приговорен на пять лет за совершение тяжких преступлений. Но в результате он получил срок, составляющий менее четырех лет. Европа остается пронизана сетью албанских криминальных структур, а постоянный отток мигрантов из страны пополняет европейские страны свежими кадрами. Также были слышны обвинения в адрес Эди Рамы, что часть вырученных средств от наркотрафика идет на избирательную кампанию, включая покупку политической лояльности у разных социальных слоев населения.

Очевидно, что эта ситуация устраивала США. Показательно, что посол США в Албании был открыто обвинен президентом Албании Илиром Мета в поддержке Эди Рамы. Такое заявление является четким маркером политической трансформации внутри страны.

Однако, до конца не была акцентирована позиция демократов в отношении брюссельской политики по однополым бракам. Ранее социалистам удавалось уходить от четкого ответа по поводу данного вопроса. Мусульманское большинство страны, а также христианское меньшинство, тем не менее, выступают за традиционные семейные отношения.

В то же время, со стороны членов оппозиции были слышны голоса о том, что они могут не признать результатов выборов. Политический раскол в жесткой форме также проявился в среду 21 апреле в Элбасане, на юге Тираны, когда произошла стычка со стрельбой между партийными активистами из двух лагерей. В результате один человек (представитель «Социалистической партии») был убит, а четверо ранено.

Также оппозиция считает, что Албания больше не может нести тяжелое бремя нищеты, лишений и несправедливости. Была надежда, что «Альянс за перемены», возглавляемый «Демократической партией», сможет получить большинство. Их основной тезис состоял в том, что автократическое и высокомерное правление премьер-министра Рамы в сочетании с высоким уровнем преступности и коррупции сбило Албанию с пути интеграции в ЕС.

Также капитуляция Эди Рамы рассматривалась в контексте региональных изменений. Как пример приводилась Черногория и поражение Мило Джукановича. При этом отмечался определенный исход из страны криминальных элементов, которые потеряли покровительство и системную поддержку. Если подобное произойдет в Албании, это будет означать явную угрозу для соседних стран, особенно тех, где уже сильны позиции албанской диаспоры.

Во внутренней политике это означало решения, которые смогут повлиять на молодежь, трудовую занятость, благосостояние албанских семей, а также албанских фермеров, субсидии, снижение цен на нефть и энергоносители и т. д. Коалиция аргументировала, что важно остановить массовый отъезд молодежи и целых семей из страны.

Эди Рама обвинялся в тайной сделке по торговле албанскими территориями. Албанская общественность считает, что Эди Рама «отдал» часть Албанского моря Греции и теперь хотел бы участвовать в обмене территориями и вызвать хаос в регионе с единственной целью – ради продолжения своего нахождения у власти. Сам Эди Рама говорит об объединении Косово с Албанией, но в то же время он разобщил Албанию изнутри.

Несостоявшееся государство или жертва традиций?

Государственные институты в стране неэффективны, идет «тихая» гражданская война, что вызывает озабоченность, поскольку в недавней истории Албания уже сталкивалась с подобной угрозой. Независимо от итогов выборов, сохранение старого политического мышления будет недостаточным.

По мнению балканских аналитиков, в нынешней ситуации инструмент албанских обещаний (besa shqiptare), укоренившийся в албанском традиционном обществе, может быть использован в измененной форме для разрешения существующей социальной ситуации, которая представляет непосредственную угрозу для албанского народа и государства. Неэффективные институты их государства вынуждают албанцев, так или иначе, прибегать к инструменту «беса». Как правило, на протяжении всей истории инструмент «беса» использовался, преимущественно, в контексте кровной мести. Это особая специфика албанской социальной структуры, жизни и восприятия времени и пространства. Явно, что этот подход используется и в мафиозных албанских кланах.

Оптимисты считают, что в сегодняшних условиях инструмент «беса» может быть использован для достижения общего социального консенсуса, то есть для публичного обещания (социального соглашения) относительно будущего Албании и албанцев, а также для того, чтобы отложить в сторону разногласия, обиды и антагонизмы, поскольку на протяжении всей истории таким образом албанцы разрабатывали наилучшие решения для своего выживания и обеспечения будущего для своего народа и государства. В этом контексте «беса» будет использоваться в качестве инструмента для национального примирения в целях обеспечения лучшего будущего.

С другой стороны, не являлись ли традиции «беса» источником тех зол, которые не дали построить эффективную албанскую государственность, превратив страну в картель из наркомафии, крестьян и националистических группировок, грезящих о «Великой Албании», в которую войдут сербское Косово и часть Македонии?

Косвенно, вывод войск США из Афганистана может повлиять на теневую экономику Албании. Поскольку афганский наркотрафик в Европу лежал через Косово, где Албания выступала ключевым дистрибутором, то нарушение транспортной логистики может отразиться на доходах мафиозно-политических кланов, что, в свою очередь, отразится и на «стабильности».

Что касается евроинтеграции, независимо от исхода выборов, у Албании будет довольно сложный путь признания ЕС и поглощения Брюсселем. 27-й член станет очередным дотационным клиентом, играющим небольшую роль в жизни ЕС.