Текущие взаимоотношения РФ и Японии

29.04.2021
Японо-российские отношения продолжают развиваться по инерции.

Японо-российские отношения продолжают развиваться на основе достигнутых сторонами договоренностей. В частности, говоря о японо-российских отношениях, необходимо поставить точку в территориальных разногласиях между Россией и Японией, не оставляя эту проблему будущим поколениям.

Российское общественное мнение выступает резко против любых территориальных уступок Японии. Если же учесть множество внутренних вызовов, с которыми столкнулось российское государство в 2020 году, неприемлемым представляется даже какой-либо компромиссный вариант решения этой проблемы – например, предусмотренный 9 статьей Совместной советско-японской декларации 1956 года, согласно которой СССР пообещал передать Японии острова Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора. С другой стороны, и Япония не готова однозначно отказаться от своих претензий на все четыре острова, настаивая на заключении мирного договора после решения «территориального вопроса».

Но сложности в отношениях двух стран не ограничиваются только проблемой территориального размежевания. Предложенный японской стороной в 2016 году «План экономического развития из восьми пунктов» не смог привести к количественной и качественной трансформации экономических связей двух стран. По объему товарооборота с Россией Япония уступает не только Китаю, что неудивительно, учитывая масштаб китайской экономики и динамику российско-китайского сотрудничества, но и таким странам, как Южная Корея или даже Турция.

Совместная хозяйственная деятельность» на Южных Курильских островах находится, в лучшем случае, на уровне пилотных мероприятий и проектов. А структура двусторонней торговли по-прежнему такова, что говорить о какой-либо незаменимости стран друг для друга также пока не приходится: Россия по-прежнему продает в Японию, главным образом, минеральные продукты и другие товары низкой степени обработки.

Если в период пребывания у власти в Японии кабинета Синдзо Абэ отношения развивались в силу личной заинтересованности в них японского лидера, то после того, как в сентябре 2020 года на посту главы японского правительства его сменил Ёсихидэ Суга, даже этот позитивный фактор может исчезнуть. В целом, новый премьер-министр подчеркивает, что будет продолжать курс своего предшественника. Но в то же самое время и он сам, и члены его команды с самого начала стали говорить об отношениях с Россией, как правило, в связке с решением «территориального вопроса».

Пандемия COVID-19 нанесла колоссальный урон всему мировому сообществу, и российско-японские отношения здесь не стали исключением. Ограничения на международные перелеты – причем в самом конце 2020 года японские власти, опасаясь распространения новой разновидности инфекции, закрыли въезд для всех иностранных граждан – и сосредоточенность всех правительств на внутренних проблемах означают, что в ближайшей перспективе ожидать каких-то новых инициатив в двусторонних отношениях точно не приходится. Но даже здесь видно, что успехи российско-японских отношений далеко не так велики, как хотелось бы: за 2020 года товарооборот между Россией и Японией упал почти на 23%, что больше и снижения российской внешней торговли в целом (падение на 17%), и, к примеру, сокращения российско-китайского товарооборота (здесь снижение составило лишь немногим более 5%).

Наконец, негативное влияние на российско-японские отношения оказывает и глобальный контекст нарастающего противостояния между КНР и США. Япония – ключевой союзник США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, все более активно участвующий в региональных инициативах, которые могут быть расценены как инструменты «сдерживания» Китая. Более того, постепенное снятие ограничений на использование японских Сил самообороны за пределами страны и качественная трансформация их боевой мощи означают, что Япония все в большей степени будет становиться не только региональным экономическим центром, но и все более значимым военным игроком, который, впрочем, в обозримой перспективе будет продолжать действовать в связке с США и их союзниками.

Россия, с другой стороны, поддерживает и развивает отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия с Китаем. Существовавшие и в Москве, и в Токио надежды, что российско-японское сближение позволит «оттянуть» другую сторону от ее партнера, побудить, соответственно, Японию действовать с меньшей оглядкой на США и Россию – на Китай, так и не оправдались. И это вносит дополнительную напряженность в отношения двух стран.

Япония и Россия проявляют заинтересованность в укреплении политического взаимодействия в деле создания многосторонних диалоговых механизмов по вопросам обеспечения международной безопасности в Восточной Азии, урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова, ослабления напряженности вокруг территориальных споров в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях.

В числе экономических факторов, концентрируется внимание на важной роли России в контексте стоящей перед Японией задачи диверсификации источников внешних поставок энергоресурсов, а также на стремлении России избежать односторонней зависимости от китайского рынка при переориентации системы внешнеэкономических связей с Запада на Восток.

Нынешнее состояние российско-японских отношений Москву не сильно беспокоит. Другими словами, необходимости торопиться с решением территориального вопроса у нее нет. Более того, если в условиях фактической приостановки диалога по мирному договору Япония будет продолжать, пусть и в небольшом объеме, оказывать экономическую помощь Дальнему Востоку и инвестировать в регион, то для российской стороны ситуация будет складываться благоприятно, и вполне естественно, что она не захочет ничего менять. Мы должны прямо взглянуть фактам в лицо. Текущее положение дел не устраивает Японию, она должна тверже обозначать, что перемены необходимы, а сами перемены в интересах России.

Улучшению российско-японских отношений во многом мешает ситуация в российско-американских отношениях. Доводилось слышать мнения о том, что именно сейчас, когда российско-американские отношения ухудшились, Москве нужен Токио, и здесь есть шанс для российско-японских отношений.

Второй и самый важный момент – формирование нового консенсуса внутри Японии. Из-за того, что позиция правительства Абэ на переговорах с Россией не предавалась широкой огласке, оставалось непонятным многое: требует ли правительство, как и прежде, возврата четырех островов или, как широко сообщалось в СМИ, уже только двух, и, если так и есть, в какой момент оно изменило свои требования? В целом, мало кто в Японии выступает против самой идеи возвращения спорных территорий. Однако стало окончательно ясно, что цель останется долгосрочной.

Предметом ожесточенных дискуссий неизбежно станет вопрос о том, насколько приоритетной должна быть тема возврата территорий и каким был бы здесь наиболее реалистичный путь. Важно настаивать на решении территориального вопроса на основе международного права, и очевидно, что нынешнее и последующие японские правительства будут продолжать это делать. Не остается ничего иного – кроме как поднимать вопрос до тех пор, пока он не будет решен.

С другой стороны, если мы принимаем то, что вернуть территории в краткосрочной и среднесрочной перспективе затруднительно, необходимо по-новому определить цели и расставить акценты в российско-японских отношениях. Некоторые наверняка сочтут, что если возврат спорных территорий сейчас невозможен, то не следует тратить ресурсы на отношения с Россией.

На современном этапе своего развития, в 2021 году, российско-японские отношения развиваются по инерции, а негативные тенденции преобладают над позитивными. Причины этого далеко не ограничиваются пандемией COVID-19, но они связаны с более глубокими, структурными факторами, обусловленными как спецификой двусторонних связей, так и более глобальным международным контекстом.

Подытоживая, можно сказать, что отношения между Россией и Японией в 2021 году нельзя будет рассматривать в отрыве от всех тех внутренних и внешних проблем, с которыми сталкиваются данные страны. Худший из возможных сценариев – то, что стороны окончательно поставят крест на идее сближения и перейдут к конфликтной риторике, при которой Япония будет ставить любые проекты сотрудничества в зависимость от решения «территориального вопроса», а Россия станет воспринимать Японию как несамостоятельного сателлита США, диалог с которым не имеет смысла. Не говоря уже о том, что подобный курс Токио и Москвы нанесет урон экономическим и стратегическим интересам обеих стран, он будет основан на фактически неверных предпосылках. А потому главная задача российско-японских взаимоотношений на 2021 год – сохранить уже достигнутое и не допустить скатывания к конфронтации.