Страх и ненависть на Западе

05.10.2022
Неолиберальный истэблишмент не на шутку испугался российского ядерного оружия и идеологии

Последние события — официальное включение в состав России четырех новых субъектов за счет окончательного отторжения от Украины, просьба Зеленского побыстрее принять Украину в НАТО, мобилизация в России — вызвали бурную реакцию в экспертных, медийных и политических кругах на Западе.

Повсюду виден страх. Опасения принимать Украину в НАТО. Боязнь, что начнется ядерная война. Озадаченность после речи Путина, содержащей явные идеологические импульсы и послания.

Издание The Washington Post откликнулось редакционной статьей, где четко обозначили, что Украину принимать в НАТО не нужно.

«Западным лидерам нет необходимости что-либо предпринимать по этому сложному вопросу», — пишет издание.

«Лучшее, что могут сделать президент Байден и его коллеги-лидеры НАТО, — это продолжать санкции и поставки оружия, которые ослабляют вооруженные силы России и дают Украине возможность дать отпор. Г-н Байден заявил в пятницу, что он сделает это, поскольку в разработке находится еще один пакет вооружений на 1,1 миллиарда долларов». Говорится и о необходимости доработать и реализовать план по ограничению цен на экспорт российской нефти и ускорить подготовку к обеспечению европейских домов и предприятий энергией в течение зимы.

«Также на повестке дня должен быть дипломатический контакт с Индией, Китаем и Турцией или давление на них, которые, похоже, все больше устают от агрессии г-на Путина и могут помочь убедить его отказаться от нее. Последние шаги г-на Путина, какими бы опасными они ни были, показывают, что он чувствует приближение развязки — и боится ее».

Издание The Hill еще более категорично, — в публикации рассматриваются внутренние проблемы НАТО, которых и без Украины хватает:

"Токсичность нынешних вызовов НАТО усугубляется энергетическим кризисом, спровоцированным превращением Владимиром Путиным в оружие огромных энергетических ресурсов России, от которых Европа стала слишком зависимой. По иронии судьбы, Европа поставила себя перед этой дилеммой своим агрессивным стремлением к "зеленой" повестке дня, которая фактически уничтожила возможности континента в области ядерного и ископаемого топлива. В статье для The Wall Street Journal Джозеф Стернберг проиллюстрировал нанесенные Европе самим себе раны, указав на приближающееся "цунами банкротств" из-за цен на энергоносители».

Поскольку эти экономические проблемы охватывают страны НАТО, порождая сопутствующую политическую нестабильность, трещины в «единстве» Альянса в отношении Украины могут продолжать множиться. Ожидаемое вступление Финляндии и Швеции в НАТО было заблокировано Турцией как минимум до 2023 года, в ожидании выполнения этими странами обещаний обуздать «Рабочую партию Курдистана» (РПК), которую президент Реджеп Тайип Эрдоган считает угрожающей его стране. Поскольку черноморские порты фактически заблокированы Россией, Украина начала экспортировать большое количество своего зерна в Европу по сниженным ценам, что, как сообщается, вызвало недовольство европейских фермеров и породило уличные протесты от Франции до Болгарии.

По мнению бывшего американского дипломата Кэтлин Доэрти, предстоящие выборы могут еще больше подорвать хрупкую приверженность НАТО экономическим издержкам конфликта на Украине. И с учетом того, что недавний опрос Расмуссена показал, что 80% американцев считают национальную безопасность важным вопросом выборов в ноябре, а 42% считают конфликт на Украине вредной для американской безопасности, даже Соединенные Штаты — лидер НАТО — не застрахованы от переменчивого общественного мнения.

Европейские воспоминания о том, как администрация Байдена не консультировалась со своими контингентами НАТО в Афганистане перед внезапным и некомпетентным уходом Америки, не исчезли и явно способствуют нынешним тревогам по поводу нашей потенциальной непредсказуемости и ненадежности как союзника. В этом смысле зацикленность многих видных американских политиков на принципе «Америка прежде всего» также не обнадеживает.

В свете продолжающегося экономического ухудшения, когда Европа сталкивается с суровой зимой и нестабильностью на полях сражений в Украине, публичные протесты против единства НАТО следует рассматривать как все более неопределенный сигнал".

«Частичная мобилизация в России, все еще анонимная атака на трубопроводы "Северного потока", комментарий Путина о том, что Хиросима создала прецедент для применения ядерного оружия в войне: определенно кажется, что сейчас мы имеем дело с другой Россией — более злой, более отчаянной, более сумасбродной», — пишет Джим Герагти в National Review.

Но автор не упоминает, кто сбросил атомную бомбу на Хиросиму. А дальше пишет о разных страхах и проблемах, включая события в Ухане (чтобы снова намекнуть на вину Китая).

Известный русист Анатоль Ливен, в отличие от многих американских журналистов и политологов, ставит вопрос о том, что не Россия начнет ядерную войну, а США. В ответ, говорит, он Россия направит ракеты на Америку. И даже если это будет всего одна ракета, итогом будет гибель сотен тысяч американцев, большинство из которых гражданские лица.

«То, о чем мы сейчас говорим, — это довольно типичные постколониальные сражения за ограниченные территории на востоке и юге Украины. Любой, кто думает, что это стоит того, чтобы рисковать потенциально миллиардами жизней — кстати, во всем мире никогда не спрашивали мнения людей по этому поводу, — потерял связь с определенными элементами базовой реальности и здравомыслия, но также и с определенными аспектами базовой морали... Я просто потрясен беззаботностью, с которой некоторые комментаторы сейчас говорят о возможности ядерной войны.

...Соединенные Штаты массово вооружают Украину, финансируют Украину и идут на большие риски ради Украины — ядерную войну, но также, если вы посмотрите на глобальные условия, угрозу рецессии, инфляцию в США, угрозу действительно глубокой рецессии в Европе, нехватку продовольствия в некоторых частях мира. Конечно, это дает нам право голоса в попытках добиться мирного урегулирования. Америка пыталась вмешиваться в конфликты по всему миру, чтобы установить мир.

Второе — это украинское правительство: сложно сказать в какой степени это собственная позиция Владимира Зеленского и где он попал в ловушку своих собственных сторонников жесткой линии, но украинское правительство все чаще занимает позицию о полном восстановлении всей территории, удерживаемой Россией с 2014 года, которую ни одно российское правительство не примет. Попытка вернуть Крым или военно-морскую базу в Севастополе была бы очень похожа на попытку Китая захватить Гавайи и Перл‑Харбор».

Дадим слово профессионалам в области войны и обороны. Дэн Гурэ, который работал в Министерстве обороны США, заявляет следующее:

«Что будут делать НАТО и Запад, если Россия ответит на успешное наступление Украины с применением обычных вооружений ядерным оружием? Практически очевидно, что НАТО не ответит эквивалентным ядерным ударом. Любой, кто за последние несколько десятилетий, как и я, участвовал в военных играх высокого уровня США или НАТО, в которых другая сторона использовала против нас ядерное оружие, пришел к выводу, что чрезвычайно трудно заставить Вашингтон — а тем более альянс НАТО — ответить тем же, даже если целью такого нападения являются силы США или НАТО. Если атака не является массированной, команды, представляющие правительство США и страны НАТО, почти всегда выбирают усиленную обычную кампанию или отступают.

Если бы Путин применил ядерное оружие против Украины, возможности Запада были бы еще более ограниченными. Украина не является членом НАТО и не защищена ядерным зонтиком альянса. Западным лидерам ответ с применением ядерного оружия показался бы непостижимым. Как высказался один опытный бывший чиновник правительства США и участник переговоров по контролю над ядерными вооружениями относительно того, как Вашингтон отреагирует на российский ядерный взрыв: "Я не верю, что Соединенные Штаты пойдут на эскалацию. Конечно, они не ответили бы ядерным оружием". Будьте уверены, что Путин это знает.

Западные лидеры, в первую очередь президент США Джо Байден, пообещали ответить на применение Россией ядерного оружия удвоением своей поддержки Украины, предоставлением ей большего количества и более совершенных видов обычного оружия, расширением экономических санкций в отношении России и попыткой привлечь мировое сообщество к тому, чтобы превратить Россию в государство-изгоя. Об этом предупреждал Байден в своем недавнем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН. По сути, Запад будет стремиться продолжать придерживаться именно той стратегии, которая в первую очередь привела бы к применению Путиным ядерного оружия. Это проявление безумия: делать одно и то же снова, ожидая другого результата.

Предоставление Украине дополнительного западного военного снаряжения, в том числе большего количества пусковых установок HIMARS, ракет большой дальности, современных беспилотных летательных аппаратов, тяжелой техники и даже истребителей F-16, гарантирует, что Украина сможет противостоять российской армии. Но это не положит конец конфликту.

На самом деле, вероятный ответ Запада сыграл бы Путину только на руку. Его первоначальное применение ядерного оружия было бы встречено менее чем пропорциональным ответом, демонстрирующим слабость Запада. Москве сошло бы с рук применение ядерного оружия, она показала бы, что сдерживание бессмысленно, и настроилась бы на повторное применение ядерного оружия в будущем. Положение Путина внутри страны, безусловно, улучшилось бы. Он утверждал бы, что является российским лидером, который противостоял Западу и которому сошло с рук применение ядерного оружия для защиты Родины.

Путин считает, что конфликт на Украине необходим для устранения экзистенциальной угрозы для России, которую представляет расширение НАТО и его усилия по созданию государства-саттелита в Украине. В этом контексте применение ядерного оружия оправдано. Таков же и риск эскалации со стороны Запада. Как заявил Путин в интервью 2018 года, первое применение ядерного оружия имело бы смысл, даже если бы это привело к глобальной катастрофе. В конце концов, он сказал: «Зачем нам нужен такой мир, если там нет России?». Лидер, который готов пойти на край света, чтобы защитить Родину, вызовет глубокое уважение или, лучше сказать, страх в России. Этого должно быть достаточно для Путина».

Впрочем, за всеми этими формулировками большинство западных спикеров как будто намеренно умалчивают другие важные вопросы, акцентированные Владимиром Путиным во время своего выступления.

Это защита Русского Мира и возвращение исторических территорий (а их еще немало находится под оккупацией враждебных государств, и это не только Украина, а также страны Прибалтики и даже Польша); курс на полный суверенитет и автаркию; борьба с колониализмом и расизмом во всех формах и поддержка антиколониальных устремлений в других регионах мира.

Последнее особенно важно, поскольку в США пытались запустить сепаратистские проекты под эгидой «деколонизации России». Теперь деколонизировать будем мы. И для этого есть надлежащий смысловой аппарат. Государство российское теперь будет вкладывать в это дополнительные ресурсы и средства. Политика невмешательства в дела западных государств заканчивается. Все, что им остается — это признать пагубность своих действий и, покаявшись, проситься за стол переговоров.

Кстати, накануне Институт Куинси провел опрос, который выявил, что большинство американцев (как демократов, так и республиканцев, а также представителей и сторонников других партий) выступают за дипломатическое решение конфликта на Украине, при этом именно такого рода помощь, а не военные поставки, должны оказать США.

Будущее на Западе именно за такими адекватными людьми. Конечно, если оно там наступит.