Союзное государство: реальность и перспективы

18.06.2021

2 апреля 1996 года президенты России и Белоруссии Борис Ельцин и Александр Лукашенко подписали договор о создании Союзного государства России и Белоруссии. Однако существует мнение о том, что идея общего надгосударственного образования по типу ЕС, или даже СССР в ослабленной форме, потерпела фиаско. Такое мнение более распространенно в России, напротив, белорусская сторона в целом позитивно оценивает ход интеграции. Различие в отношении к ходу и результатам строительства союзного государства не случайно, так как отличны сами подходы и задачи, вкладываемые в понимание сути межгосударственного объединения каждой из сторон.

Идея Союзного государства с самого начала включала в себя идею реинтеграции двух субъектов бывшего СССР, наиболее тесно связанных культурно, экономически и имеющих схожее намерение действовать сообща по целому ряду вопросов. Поскольку ЕС тогда ещё не было, то некоторые авторы говорили о конфедеративной форме государственного устройства, либо даже о федерации, которая возникнет как итог объединения двух стран. Должны были возникнуть общий парламент, конституция, армия и денежная единица. Говорили даже о президенте объединённого государства.

В тот момент идея восстановления Советского союза имела много сторонников, со схожей инициативой выступал Нурсултан Назарбаев, президент Казахстана, он предлагал создать Евразийский Союз.

В разное время к Союзному государству выражали стремление присоединиться Молдавия, Киргизия и даже Сербия при президенте Слободане Милошевиче в 1999 году. Идея интеграционного проекта с ядром из бывших социалистических стран способных совместно развивать экономику и решать вопросы коллективной безопасности была очень популярна у значительной части постсоветских элит и в широких кругах общества. Развивать совместно экономику и обеспечивать безопасность было очень актуальным, так как бывшие страны социалистической ориентации не только не получили экономической помощи по типу плана Маршала, но стали объектом грабежа и эксплуатации со стороны стран “коллективного Запада”. А операция против союзной республики Югославия и последующее вторжение в Афганистан и Ирак показали, что США и их союзники готовы решать все спорные вопросы путём прямой военной агрессии.

За четверть века мир в значительной степени поменялся, возник ЕС, Запад организовал целую серию войн и цветных революций, вырос новый гигант в лице Китая, о котором никто и помышлять не мог в середине 90-х как о главной мировой экономике.

Развитие СГ шло, напротив, достаточно медленными темпами и нельзя сказать, что процесс строительства соответствовал скорости усложнения и обострения мировых процессов, однако многое, всё же, было сделано. Например, единое экономическое пространство для РБ и РФ — это не фигура речи, существует широкий обмен ресурсами и товарами между двумя странами. Российская Федерация — это основной экономический партнёр Белоруссии, около 50% её экспорта и импорта осуществляется между нашими странами. Существует более 2500 совместных предприятий. Товарооборот Беларуси с Россией в 2020 году составил $29,519 млрд, что в 4.5 раза выше товарооборота 1996 года.  Здесь, конечно, играет роль низкого старта, так как экономики обеих стран серьёзно пострадали от распада Советского Союза, при этом российская экономика пережила даже более мощный спад по сравнению с белорусской. Промышленное производство в Белоруссии в 1997 году упало до 76%, от уровня 1990 года, а в России даже до 48%, что неизбежно отразилось на уровне жизни граждан, возможности государства реализовывать свою политику как внутри страны, так и на международной арене.

В рамках СГ была построена единая транспортная система, включающая в себя дороги, газо-нефтепроводы, объединяющие европейскую часть России и Центральную Европу.

Граждане СГ равны в правах на территории обеих стран. Могут работать, платить налоги, пенсионные отчисления, получать медицинские услуги, образование по единым правилам. В российских ВУЗах получают образование 18 тысяч студентов и полторы тысячи граждан России в ВУЗах Белоруссии.

Существует значительный объём взаимных инвестиций двух стран, из России в РБ более 4 миллиардов долларов и более 600 миллионов из Беларуси в РФ. Кроме того, значительную роль для развития Белорусской экономики сыграли низкие цены на углеводороды, составившие за всё время более 100 миллиардов скрытых дотаций для белорусской экономики. А также кредиты и другие виды вливаний со стороны РФ, сыгравшие позитивную роль в развитии экономики РБ.

Если для Белоруссии экономика является важной стороной отношений с Россией, так как её экономика более чем на 50% связанна с Россией, то для РФ доля внешнего рынка, приходящаяся на РБ равна всего 5%, что для неё не играет существенной роли. И если экономическая интеграция идёт достаточно успешно, несмотря на непрекращающиеся торговые войны, то политическая практически парализована. Надгосударственный аппарат, совместный бюджет, денежная единица, общее налогообложение, общее командование вооружёнными силами, фактически не реализованы. Россию в условиях высокого напряжения в современном мире интересует наличие, прежде всего, политических партнёров, отсюда Москва ждёт от Минска политической интеграции, скажем, по образцу отношений США в блоке НАТО.

Военное сотрудничество выглядит наиболее перспективным в сферах, выходящих за рамки экономики. 2 марта 2021 года министерства обороны РФ и РБ подписали программу стратегического партнёрства на пять лет. Согласно планам до 2025 года МО РФ И МО РБ проведут более 160 мероприятий. Также заявлено о размещение на территории республики российских военных самолётов. И ранее осуществлялась координация между армиями двух стран, существовала общая система ПРО, а с осени 2020 года осуществляется совместное патрулирование военно-воздушными силами. С 2009 года проходят военно-штабные учения “Запад” на территории обеих стран, нацеленные на обеспечение безопасности СГ.

Однако данное сотрудничество с точки зрения многих экспертов в России является недостаточным. Существует мнение, что Белоруссия не оказывает помощи России на международной арене, так как не признала Крым российской территорией, а до недавнего времени сотрудничала со странами и режимами, с которыми у России либо прямо враждебные, либо сложные отношения, не учитывая интересов последней.

В настоящее время сложности в интеграции наиболее заметны в трениях вокруг подписания дорожных карт, которые обсуждались с 2018 года, как попытка перезагрузить строительство СГ, забуксовавшее ещё в 2010, однако их подписание на данный момент откладывается, и многие эксперты считают, что реализовано оно не будет.

Как уже стало понятно для Белоруссии интеграция в рамках СГ играет, прежде всего, экономическую роль и должно повысить уровень жизни людей, так это и воспринимается и обществом, и руководством. При этом каких-то далеко идущих политических целей белорусское руководство не ставит. Более того, при реализации политической интеграции существует риск утраты ими контроля и превращение просто в один из субъектов РФ, что естественно не устраивает белорусское руководство. То же самое можно сказать и в отношении широких слоёв общества. Несмотря на практически полную этническую и культурную идентичность жителей центральной России и Беларуси, представление о месте наших стран в мире очень сильно отличаются. РБ в представлении своих граждан это небольшое государство Восточной Европы, экспортно-ориентированное, нацеленное на те же ценности и ориентиры, что и жители соседних стран в виде личной свободы и процветания. Тогда как российское общество и элиты осознают своё место в мире как глобальной силы, у которой есть и желание, и возможность принимать участие в глобальном управлении.

То есть, Россия стремиться получить, прежде всего, стратегического союзника, тогда как Белоруссия желает оставить партнёрство на уровне общего экономического пространства, которое уже и так de facto существует. При реализации политической части интеграции для белорусской стороны оно выглядит как поглощение, что не сопровождается наличием какой-либо миссии или цели для чего это надо делать. Минск потеряет самостоятельность, не приобретя ничего взамен.

Если говорить не о руководстве, а о простых гражданах то наблюдается схожая картина, хот и основанная на других причинах. Когда-то в середине 90-х и начале 00-х гг белорусское общество было очень серьёзно мотивированно на воссоединение с Россией в общее политическое и экономическое пространство, считается что даже в большей степени, чем население Российской Федерации на тот момент. Однако за прошедшие с момента распада СССР годы выросло несколько поколений людей, никогда не живших в общем государстве, чьё мышление и картина мира сформированы в новых условиях под влиянием западной массовой культуры, в том числе под впечатлением западных институтов ЕС, НАТО, под влиянием западного образа жизни. Белорусы часто бывают в Польше, странах Балтии и странах Западной Европы, а западные институты и образ жизни стал практически нормой для значительной части общества Беларуси.

Сегодня популярность идеи интеграции с Россией в рамках ЕАЭС и ОДКБ выглядят мало привлекательной для значительной части людей. По результатам социологического исследования Белорусского института стратегических исследований, проведённого в 2020 году 54,8 % опрошенных, высказались категорически против того, что «Беларусь и Россия должны построить союзное государство с единой валютой, президентом и парламентом». «За» высказались лишь 20,4 % респондентов. 24,7 % опрошенных затруднились ответить. Хотя исследование, очевидно, выглядит ангажированным, всё же несомненно, что оно отражает некие общие тенденции в белорусском обществе, где интерес к интеграционным процессам заметно снизился за прошедшие четверть века. И это не смотря на очевидную экономическую выгоду интеграции. Человеческое сознание, как правило, при оценке ситуации ориентируется на сформированный в сознании образ, а не анализ статистических данных. Так и граждане Украины в 2014 году были очарованы западным образом жизни, который они только отдаляли, поддерживая майдан, а граждане Сербии оценивали вклад Китая в поддержку этой страны “как очень большой” несмотря на то, что ЕС помог им в несколько раз значительнее. Просто потому, что образ Китая на данный момент значительнее.

Не стоит преувеличивать и роль русофобских настроений, которые достаточно маргинальны, но в данном случае выбор осуществляется через другие механизмы, прежде всего черед бытовую культуру потребления.

По всем вышеозначенным причинам перспективы дальнейшего углубления интеграции в рамках Союзного Государства выглядят достаточно туманными. Для того, чтобы процесс был перезапущен, необходим какой-то принципиальный сдвиг в ситуации. Стоит обратить внимание на то, что работа на других интеграционных площадках идёт более активно, например в рамках ОДКБ и ЕАЭС. Возможно, стоит в большей степени сопрягать эти инициативы. Стоит вспомнить о привлечении к интеграции в рамках СГ новых стран, для расширения числа его участников, что снизит опасения белорусского руководства в поглощении и утрате политического контроля и повысит потенциал нового объединения, а следовательно, и его привлекательность для всех участников.