Снова о "мягкой силе"

12.09.2022
Предполагается, что гуманитарная политика России за рубежом будет более активной
5 сентября 2022 г. Президент России подписал Указ № 611 "Об утверждении Концепции гуманитарной политики Российской Федерации за рубежом" и с этого же дня он вступил в силу. Данная концепция представляет значительный интерес, поскольку логически продолжает ряд стратегий (по внешней политике и национальной безопасности), принятых недавно.
 
Необходимо отметить ряд моментов как положительного, так и критического характера. Конечно же, само появление такой концепции, которая акцентирует необходимость культурно-гуманитарной работы за границей является важным начинанием, особенно с учетом упоминания взаимосвязи такого сотрудничества с трансформацией мировой политической системы и самого характера международных отношений.
 
В документе явно прослеживается попытка холистического взгляда на гуманитарную политику.
 
Как можно понять из документа, российский подход преодолевает однобокость западного понимания гуманитарного сотрудничества, ограниченного рамками ликвидаций стихийных бедствий и катастроф, поставками помощи и т.д., с перекосом в область военной силы, получивших название гуманитарных интервенций. Хотя в российской концепции есть пункт о помощи другим странам, а также развитие потенциала в области реагирования на кризисные ситуации (а практическим и показательным примером может служить работа Российско-сербского гуманитарного центра в г. Ниш, Сербия), все же в ней больше уделяется информационной, культурной, образовательной и исторической составляющим. 
 
Акцентируется противопоставление тенденции отмены культуры, которую пытается навязать коллективный Запад другим странам и народам.
 
В п. 19 говорится, что "следует учитывать растущий в мире запрос на традиционные ценности, в первую очередь семейные, обусловленный агрессивным насаждением рядом государств неолиберальных взглядов. Российское государство за рубежом все больше воспринимается как хранитель и защитник традиционных духовно-нравственных ценностей, духовного наследия мировой цивилизации (приоритет духовного над материальным, защита прав и свобод человека, семья, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие). Российскому менталитету присущи взаимопомощь, коллективизм, вера в добро и справедливость. Наряду с приверженностью традиционным духовно-нравственным ценностям, в российском обществе на протяжении тысячелетней истории нашей страны формировалось уважение к чужой культуре, вере, обычаям".
 
При этом подчеркивается, что Россия придерживается невмешательства в дела других государств.
 
С другой стороны, есть положения, которые явно нуждаются в переосмыслении и доработке. Так, в п. 7 говорится "Уникальное географическое положение России предопределило синтез европейского и азиатского начал в культуре ее многонационального народа". Здесь мы видим непрямое апеллирование к евразийству, хотя можно было прописать этот пункт императивно, что Россия и есть Евразия, которая связала вместе различные народы. Но термин "многонациональный народ" абсурден, поскольку народ не может быть многонациональным. Нация - это европейская концепция, которая была направлена на нивелировку этнических различий под одной крышей государства. Она возникла в эпоху распада империй и создания государств эпохи модерна, где власть была заинтересована найти новые скрепы вместо исчезающих сословий, ранее органично составлявших политические единицы. "Многонациональный" - это слишком неудачный термин для многоэтничной и поликонфессиональной России. Если в Боливии нашли решение в слове Plurinacional, то нужно понимать, что там под термином "нация" понимают непосредственно народ, следовательно в их контексте это еще более менее приемлемо. Для России же выражение "многонациональный народ" звучит не только косноязычно, но и политически неграмотно. Поскольку есть русский народ, башкирский народ, народы Дагестана и т.д., но нет русской нации, дагестанской нации, башкирской нации и т.д.
 
Сама гуманитарная политика России согласно концепции будет иметь следующие направления:
- Формирование объективного восприятия Российской Федерации за рубежом, продвижение традиционных российских духовно-нравственных ценностей;
- Поддержка и продвижение русского языка в качестве языка международного общения за рубежом;
- Продвижение российской культуры за рубежом;
- Продвижение российской науки и образования за рубежом;
- Международное сотрудничество в области физической культуры и спорта;
- Международное сотрудничество в сфере туризма;
- Международное молодежное сотрудничество;
- Оказание поддержки соотечественникам, проживающим за рубежом;
- Сохранение исторического и культурного наследия;
- Использование возможностей средств массовой информации и современных технологий в формировании объективного восприятия России на международной арене.
 
Как видно, почти все направления взаимосвязаны - туризм дает иностранным гражданам больше представления о культуре России во всем ее многообразии; молодежное сотрудничество может сопрягаться с образованием; спортивные делегации могут продвигать образ России за рубежом, так же как и визиты иностранных спортсменов в Россию; поддержка соотечественников коррелируется с продвижением русского языка и сохранением исторического наследия.
 
Концепция отмечает необходимость противодействия фальсификации истории и в одном пункте говорится про "оказание содействия иностранным государствам, сталкивающимся с вольной интерпретацией исторических событий отдельными государствами в своих геополитических интересах". Здесь у России много общего с большинством государств мира и мы могли бы оказать действенную поддержку ряду стран, которые не желают мириться с гегемонией США, особенно тем, которые пострадали от западного колониализма - таких много в Африке, Азии и Латинской Америке.
 
Некоторые страны выделены отдельно. Сказано, что "особого внимания требует развитие двустороннего гуманитарного сотрудничества с Алжиром, Египтом, Израилем, Иорданией, Ираком, Ливаном, Ливией, Объединенными Арабскими Эмиратами, Саудовской Аравией, Сирией, Ираном, Афганистаном, а также с Государством Палестина... Широкие возможности имеются для развития двустороннего гуманитарного сотрудничества с Аргентиной, Бразилией, Венесуэлой, Кубой, Мексикой, Никарагуа, Парагваем, Уругваем и Чили". Такая постановка вопроса несколько странна. А разве не требует особого внимания такое же развитие отношений, например, с Пакистаном или странами Африки ниже Сахары? Почему про широкие возможности сказано только в контексте региона Латинской Америки?
 
Заслуживает похвалы раздел о межкультурном и межрелигиозном диалоге. Особенно акцент на то, что у России имеется свой уникальный и единый цивилизационный код. Но, опять же, можно было бы отметить евразийскую сущность этого кода.
 
В документе указаны органы, которые должны сформировать законодательное обеспечение для реализации гуманитарной политики, а также исполнительные органы власти, прежде всего МИД РФ, которые будут ее реализовывать в виде программ и проектов. Так что это пока лишь теоретическая база. Ее нужно наполнить комплексным содержанием. И здесь возникает вопрос - кто и как будет ее реализовывать? Найдутся ли необходимые ресурсы? Будет ли учтен предыдущий, нередко провальный опыт реализации подобных инициатив? Хватит ли квалифицированного персонала в дипломатических миссиях и таких агентствах как Россотрудничество, чтобы гуманитарная политика была достаточно эффективной и обеспечивала долгосрочные интересы страны? Наконец, как будет сочетаться "мягкая сила" с "жесткой силой" России, которая сейчас реализуется в специальной военной операции на Украине? Ведь результаты политики "жесткой силы", как правило, влияют на восприятие "мягкой силы". Победителей всегда уважают, им хотят подражать и дружить с ними. И это должно быть дополнительным стимулом для скорейшей победы над Западом в борьбе за Украину.