«Санитарный кордон» вокруг России: где и кто провел красные линии?

10.12.2021

Эскалация конфликта между Москвой и Киевом, которую неоконсерваторы США подталкивают к развитию в самый радикальный сценарий прямого боестолкновения, может повлечь за собой целый ряд негативных последствий для России.

США провоцируют своего «вассала» начать войну, конечная цель которой — создание между РФ и ЕС «санитарного кордона». Для нагнетания ситуации используется не только дипломатическая поддержка киевских властей, но и постоянная военная помощь: оборонный бюджет США на 2022 год предполагает выделение $300 млн Украине.

Американский аналитик издания New York Sun Николас Уапшотт отмечал, что еще Буш-младший полностью осознал безотлагательность установки «санитарного кордона» вокруг России и обратился к лидерам НАТО с призывом предоставить досрочное членство в Альянсе Украине и Грузии. Именно эти две страны были выбраны как области, способные стать рычагами давления на РФ.

Грузинская часть этого плана, переросшая в 2008 году в вооруженный конфликт, не привела к желаемым результатам, да и ультралиберальная демократия Саакашвили не смогла продержаться долго. К власти в Грузии пришли умеренно консервативные силы, предпочитающие работать в рамках реалистской повестки в международных отношениях и пытающиеся выстроить (пусть и осторожно) хоть какой-то диалог с Россией.

Украинский же сценарий оказался куда более успешным для неоконов. К тому же это была уже вторая попытка дестабилизации евразийского полюса через соседнее государство. Удар оказался многократно болезненней для России, так как, по сути дела, противостояние было развернуто внутри одного народа. Проект «АнтиРоссия», последовательно и довольно эффективно поддерживаемый и военными, и экономическими, и политическими «подачками», стал полноценным очагом возможной третьей мировой войны.

Крайне важно и геостратегическое положение Украины: находясь между Россией и Европой, она становится камнем преткновения в отношениях России и ЕС, например, в вопросе энергетического сотрудничества («Северного потока-2»).

Любой конфликт и нестабильность на Украине сказываются на российско-европейских отношениях. Весь конфликт, который США активно провоцируют между РФ и Украиной, имеет своей целью изоляцию России от европейских партнеров.

Николас Уапшотт также отметил, что Франция и Германия при Буше-младшем наложили вето на идею создания «санитарного кордона» вокруг России и предоставление досрочного членства в НАТО Украине и Грузии. Во многом это связано с наличием у обеих стран континенталистской геополитической повестки, независимой от США (традиции Де Голля во Франции и Аденауэра в Германии).

Тенденции к выходу из-под атлантистского влияния в Европе усиливаются и сегодня — на фоне эскалации ситуации вокруг Украины. Их выразителями становятся прежде всего консервативные и популистские силы, но постепенно подтягиваются и представители политического центра.

Показательно, что лидер партии «Национальное Объединение», кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен в интервью польскому изданию Rzeczpospolita заявила, что в интересах Европы сегодня — бороться с реальной угрозой, исламизмом, вместо того, чтобы бороться с тем, что журналисты издания назвали «кремлевским империализмом».

По словам Ле Пен, Украина «входит в сферу влияния России». По поводу же вхождения Украины в НАТО, она отметила, что не думает, что «Альянс в его нынешнем состоянии способен принять какого-либо нового члена». Схожей позиции придерживается ее коллега и соперник по президентской гонке французский писатель Эрик Земмур, выступивший за выход Франции из НАТО. За сближение с Россией выступает и третий оппонент Макрона – республиканка Валери Пекресс.

Стоит вспомнить, что победившая на выборах в Германии СДПГ в начале 2000-х годов возглавлялась Герхардтом Шредером, одним из активных сторонников создания континентальной оси Париж-Берлин-Москва. Также сама за себя говорит его работа в «Газпроме» после окончания пребывания на посту канцлера. Это значит, что в Европе до сих пор сильны континентальные настроения, ориентированные на обретение Евросоюзом полноценного суверенитета, прежде всего — по отношению к грубым и неделикатным заокеанским партнерам, которые, кажется, делают все, чтобы унизить своих европейских коллег (как в случаях с созданием англосаксонского блока AUKUS).

Налицо две позиции:

— США и Англия активно наращивают напряженность в американо-российских отношениях, грозят новыми ужасающими санкциями, дают понять, что ни в грош не ставят красные линии, которые обозначил президент Путин. Именно этот блок стремится к разжиганию братоубийственного конфликта на Украине;

— Позиция умеренно консервативных лидеров и политиков ЕС направлена на конструктивный диалог с Россией и дистанцирование от англосаксов.

Это объясняет цель лживой кампании, согласно которой у России якобы имеются планы вторгнуться на Украину и даже в страны Балтии. Москву обвиняют в империализме заранее, одновременно подталкивая Киев к силовому сценарию в Донбассе, имея в запасе и провокации в Крыму.

Если Россия вмешается, а она в какой-то момент не сможет оставаться в стороне (ведь это и есть одна из обозначенных Путиным «красных линий»), виртуальная агрессия совпадет с картой военных действий. На это, видимо, и рассчитывают неоконы, которые стремятся заведомо закрепить в глазах европейцев статус России как страны-агрессора — еще до начала каких бы то ни было вооруженных столкновений и с полностью фиктивной доказательной базой относительно якобы имеющихся у России планов вторжения. Впечатлит ли это европейских политиков-реалистов, ориентированных на европейский суверенитет? Скорее всего нет. А атлантистские и глобалистские круги Европы и так покорно следуют за Вашингтоном. Их ни в чем убеждать и не надо.