Саммит ШОС в Самарканде: война за семантический суверенитет

16.09.2022
Съезд мировых лидеров под эгидой многополярности и трансевразийского партнерства становится мощным консервативным ответом Западу с момента начала СВО, но корни либеральной системы в умах и сердцах ее же оппонентов все еще глубоки.

Материальное могущество атлантистской империалистической системы не является первостепенным фактором, обеспечившим длительный период доминации однополярного момента на мировой политической арене. Залог её гегемонии – это в первую очередь всеохватывающий аппарат «Большой логики», рожденный именно внутри западноевропейской цивилизации, имеющей в своем арсенале философские траектории, проложенные умами Платона, Аристотеля, Гегеля, Фихте, Канта, Гуссерля и многих других мыслителей. Этот интегральный интеллектуальный инструментарий прошел путь сквозь всю историю бытия, на разных этапах приводя в движение как восходящие, так и нисходящие его потоки. Парадоксально, но идеи платоновского «Государства», ницшеанского сверхчеловека, доктрина феноменологической школы от Аристотеля до Хайдеггера вдохновили не только героическое сознание, но стали питательной средой и для либеральных интерпретаций, породив в результате специфических преломлений и экстравагантных трактовок черные конструкты технократических антиутопий, царств искусственного интеллекта, трансгуманизма, спекулятивного реализма и объектно-ориентированной онтологии.

Несмотря на антропологическую нищету и деструктивость современных правопреемников «Большой логики», ее наследие, даже будучи примененным на низших этажах реальности, тем не менее, позволяет предложить законченную систему интерпретаций и аксиологических моделей, вписывающих в относительно связный контекст базовые понятия, в область определения которых помещены члены мирового социума, стандартизированного по однополярному шаблону.

Исходя из этого, фундаментальной задачей Шанхайского объединения, России и ее партнеров для подлинного достижения целей многополярности, задекларированных российским лидером Владимиром Путиным в первый день стартовавшего в Самарканде Саммита организации, является выход из семантического поля, в кадре которого произошли становление, восхождение и упадок западного проекта.

По своему смыслу это диктует необходимость полностью исключить опору на ценностный фундамент геополитического противника, поскольку сам исток вражды обусловлен радикальной инаковостью не только цивилизационной, но и шире – эсхатологической миссии многополярного мира, краеугольным камнем которого является евразийский Хартленд.

На сегодня можно говорить пока только о внешнем и формальном соблюдении условий для создания мировой антилиберальной коалиции на базе ШОС. Как минимум все «пять королей» [1], названных атлантистским идеологом Бернаром-Анри Леви главными врагами глобалистской империи Вашингтона, собраны под эгидой организации. Это, конечно, изначально входящие в ее состав Россия и Китай; Иран, получивший статус полноправного членства, что стало центральным событием саммита в Самарканде, а также Турция как партнер ШОС по диалогу, чей президент Реджеп Тайип Эрдоган прибыл в Узбекистан, и даже (по списку BHL) Саудовская Аравия, ожидающая получения аналогичного Анкаре статуса. Процедура принятия в полноправные члены должна быть запущена в отношении еще одного наблюдателя – Беларуси: в ближайшем будущем республика станет десятым членом организации. Помимо этого, как ожидается, статус партнера по диалогу получат Египет и Катар, а претендентами на него станут Бахрейн и Мальдивы.

Активная повестка развернута также на полях основного мероприятия. Только в рамках официальной программы со дня прибытия Владимир Путин в первый же день провел 7 переговорных сессий в различных форматах с лидерами стран-участниц, в частности, президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым (в ходе которой подписана декларация о всеобъемлющем стратегическом партнерстве), президентом Киргизии Садыром Жапаровым, президентом Туркмении Сердаром Бердымухамедовым, президентом Ирана Ибрахимом Раиси, премьером Пакистана Шахбазом Шарифом, председателем КНР Си Цзиньпином, не считая краткой беседы «на ногах» с турецким лидером Реджепом Эрдоганом.

Все вышеперечисленное, безусловно, можно назвать достойным и уверенным продолжением курса на политический реализм, традиционно за последние десятилетия ставшего сильной стороной Москвы в вопросах выстраивания взаимовыгодного сотрудничества с международными партнерами. Однако, такое положение вещей выглядит явно недостаточным в текущих условиях, предвещающих начало полномасштабной мировой войны, требующей консолидации союзников по многополярному лагерю уже на онтологическом уровне.

Об отсутствии понимания остроты этой проблематики свидетельствует хотя бы содержания приветственной статьи, написанной президентом председательствующего в ШОС Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым «Диалог и сотрудничество во взаимосвязанном мире». В ней, при констатации наступившего «исторического разлома», автор тут же пытается отступить назад, постулируя необходимость «возвращения мировой экономики в прежнее русло развития и восстановления глобальных цепочек поставок» и выражая надежду на скорейшее исчезновение геополитической напряженности. Между тем, как с большой очевидностью, выход на смысловой финал возможен только путем решительного удара по всем узловым точкам нарративов и логических построений либеральной эпистемы, прежде всего внутри самого евразийского пространства, которое, как мы видим, вплоть до настоящего времени тотально захвачено всеми видами западного материалистического и антиэсхатологического дискурса.

Представляется, что для обретения ШОС облика, соответствующего целям организации и воле народов, представляемых своими элитами, необходима тщательная работа по очищению политического глоссария участников от засилья либеральных штампов и идеологических кодов глобализма вроде «климатических повесток», «устойчивого развития», «показателей ВВП», «общечеловеческих благ» и т. д., а также переход от реализма к новому политическому идеализму  что могло бы стать важнейшим шагом в сторону провиденциальной развязки мировой истории.

[1] The Empire and the Five Kings: America's Abdication and the Fate of the World