Россия, Китай, Запад: три полюса

13.07.2021

Главное содержание современной международной политики – трудный переход от однополярного мироустройства, сложившегося в 90-е годы ХХ века после обрушения СССР к многополярному. Этот процесс длится более 20 лет – начиная с атаки на башни близнецы в Нью-Йорке, когда сама цитадель единственного полюса подверглась террористической атаке.

Реформы Путина в России шаг за шагом вернули нашей стране потерянную субъектность, так русский – евразийский – полюс – стал приобретать зримые черты.

Но для двухполюсной модели у России  в ее сегодняшнем состоянии явно потенциала не хватает. Катастрофа распада СССР, утрата половина территории и населения некогда единого государства сделала возврат к биполярности невозможным.

Но со своей стороны стал подниматься Китай. Воспользовавшись своими преимуществами и сохранением политической вертикали однопартийного правления Китай активно включился в экономическую глобализацию, но строго следил за тем, что эта включенность была исключительно в интересах своей страны. Всякий раз когда Запад требовал политических реформ, Китай отвечал предельно жестко. Так и Китай стал самостоятельным полюсом.

Причем роли России и Китая в складывающейся многополярности явно разделились – Россия утвердилась как военная держава и как поставщик энергоресурсов. И в этом Москва смогла сохранить и укрепить пусть относительный но паритет с военно-промышленным комплексом США. Именно поэтому Россия сегодня полюс – из-за армии, независимой внешней политике и контроля за значительной долей мировых энергоресурсов. Это и есть самое лучшее в Путине и его курсе. Все остальное значительно уступает (мягко скажем).

Китай же во вопросах военной стратегии пока существенно отстает и от США и от России. Но в экономике и в сфере финансов, напротив, Китай уверенно стал второй экономикой мира и скорее всего скоро станет первой. А это значит здесь статус самостоятельного полюса  покоится на экономическом паритете.

По одиночке и Россия и Китай все еще уступают совокупному потенциалу США и стран НАТО. Но вместе будучи помещенными на противоположную чашу весов уже не уступают. А это и значит, что многополярность стала реальностью.

Отсюда такая антироссийская и антикитайская истерика в США и Евросоюзе. Просто у того, что еще вчера было единственным полюсом гегемония на глазах уплывает из рук. А это болезненно и никто не хочет этого признавать. Этим объясняется и нарастающая напряженность в международных отношениях. И кто бы ни был во главе США реалист Трамп или либерал-глобалист Байден противостояние между заканчивающейся однополярностью и уже фактически сложившейся многополярностью от этого никак не меняется.

Но тут начинается самое интересное. Во-первых нежелание признать объективность многополярного мира – сегодня строго говоря трехполярного – делает глобальный конфликт – то есть мировую войну вполне вероятной. Но пока Россия и Китай сильны, все будет ограничиваться конфликтами в пограничных зонах. Но стоит только Китаю или России оступиться, ослабнуть и чуть чуть уступить в паритете, риск прямого столкновения дух антагонистических мироукладов стремительно возрастет.

Далее важно, что в интересах и России и Китая продолжать строить именно многополярную модель, не ограничиваясь на уже сложившейся трехполярности. То есть искренне и честно мы должны поддерживать возникновение новых полюсов – в Индии, Исламском мире, в Латинской Америке6 в Африке и даже в Европе, которое надо помочь освободиться от атлантистской зависимости.

Это не просто Большая Игра, как между Британской Империей и Россией в 19- начале 20 –го веков. Это Очень Большая Игра --  Greatest Game.

Мы часто не видим ее, так как заворожены лишь внутренними и бытовыми проблемами. Особенно ковидом. Они нас поглотили. Но при этом именно сейчас происходят тектонические сдвиги в мироустройстве.