«Россия – это часть цивилизации Европы или цивилизация Евразии?»

24.08.2022
Россия – это Евразия, отдельная от Европы и Азии цивилизация, обречена на конфликт с Европой как с Западной, либеральной цивилизацией.

Я тут как-то заметил спор: принадлежит ли Россия Европе? Другими словами: Россия принадлежит к кругу европейской цивилизации или она принадлежит к евразийской цивилизации? Ближе ли русский народ к другим европейским народам в цивилизационном отношении, или он ближе к монгольским, турецким, палеосибирским народам и т. д.; к индоевропейцам или к «туранским» народам?

Получается некоторое недопонимание понятий «Европа», «Запад» в контексте России как самобытной цивилизации. На мой взгляд, конечно, правильно, что Россия – это Евразия, отдельная от Европы и Азии цивилизация. Это бесспорный взгляд. При этом также стоит остановиться на деталях этих понятий, особенно: что такое «Европа», «Запад».

На мой взгляд, этот спор: «Россия – часть Европы или часть Евразии?» – это большое недоразумение. Сначала я спрашиваю Вас: что такое цивилизация Европы? Имеется в виду именно современная, постмодернистская (а ранее модернистская), либеральная, глобалистская, нехристианская цивилизация Запада? А может быть, это и есть христианская (точнее: католическая) цивилизация – Европа? Или имеется в виду греко-римское наследие, восходящее, например, к временам античного расцвета греческой философии и римской политической мысли? Ведь цивилизация Европы неоднородна. Да, история европейской цивилизации в мейнстриме вела прямо от католического этапа (средневековая, католическая цивилизация Европы) через этапы Просвещения (XVIII век), позитивизма (XIX век) к последнему этапу постмодернистского либерализма, эпохи ЛГБТ, современных технологий, искусственного интеллекта и глобализации. Цивилизация Европы шла в одном направлении – к десакрализации, утрате общности, апофеозу «свободной» личности, «освобождению» личности от собственной биологической природы. Более того, либерализм – официальная идеология нынешней европейской цивилизации, зародился в самом сердце католической Европы. Но разные этапы развития европейской цивилизации, основанные на номинализме, глобализме и т. д., весьма различны. По сравнению с нынешней, постмодернистской фазой либерализма, католическое наследие более традиционно.

При этом мы забываем, что кроме католического наследия и современной, либеральной, безбожной Европы есть еще наследие греко-римское (и, кстати, других индоевропейских народов: кельтов, германцев, славян и т. д.), которое восходит к дохристианским временам. Вот почему, например, представители европейских и антилиберальных «Новых правых» различали следующие понятия:

а) «Европа» – как цивилизация, основанная на этнокультурном наследии индоевропейцев: консервативном и социальном наследии; наследии, которое подтверждает ценности традиции, общности, братства;

б) «Запад» – как либеральная, современная, меркантильная, материалистическая, технократическая цивилизация с такими институтами, как НАТО, Евросоюз и с моноцентричным международным порядком (с США как «мировым жандармом»).

Итак, в большом обобщении мы можем выделить три парадигмы внутри европейской цивилизации:

а) дохристианское наследие индоевропейских народов (греков, римлян, кельтов, германцев, славян и др.);

б) католическое наследие;

в) современное, либеральное, просветительское (и постмодернистское), материалистическое, позитивное, светское наследие (современная западная цивилизация) – здесь эта парадигма господствует с конца Средневековья (согласно западным историкам) и до наших дней.

Эти три парадигмы совершенно отделены друг от друга, но иногда они пересекаются, например, христианство переняло от Древней Греции дохристианского времени наследие некоторых великих греческих философов (включая Платона, Аристотеля и т. д.) и также позднее интересовалось римской политической мыслью. Поворотным моментом в истории Римской империи стала ее христианизация, начатая эдиктом о веротерпимости Константина Великого, изданном в Милане в 313 году (а возможно, и более ранним циркуляром его соперника Лициния), и увенчавшаяся установлением христианства государственной религии Феодосия I Великого в 380 году. В то время на самом деле цивилизация Европы была идентична наследию христианской империи.

Однако в 395 году Феодосий I Великий разделил империю на две части: западную (романо-латинскую) и восточную (греческую). Политическое единство империи, всегда имевшее священную и вселенскую миссию (здесь: распространение Истины Божией), распалось. Впоследствии Западная Римская империя рухнула из-за политического хаоса и нравственного разврата. Последний император Ромул Августул был свергнут германским вождем Одоакром, а Восточная Римская империя (по данным западных историков: Византия) просуществовала до 1453 года (падение Константинополя).

Более того, позднее, примерно с IX века н. э., христианские церковные структуры сначала начали раздираться изнутри догматическими разногласиями и, наконец, разделились на католицизм и православие. Конечно, опорой католицизма в то время была Западная Европа, а опорой истинного христианства, то есть православия, была Восточная Европа. Следовательно, Православие победило в Византийской империи. Византийская империя – это была истинно христианская (православная) империя, которая была законной наследницей христианской Римской империи (царствования Константина Великого и Феодосия Великого).

Таким образом, европейская цивилизация разделилась на:

а) западную, католическую, романо-германско-латинскую часть;

б) восточную, православную (истинно христианскую), византийскую, греческую (позднее: русскую) части.

Таким образом, как ни удивительно, в Европе появился внутренний цивилизационный конфликт:

а) цивилизация Запада;

б) цивилизация Восточной Европы.

Так вот, если вы скажете: «Россия не Европа» или: «русская цивилизация несовместима с европейской цивилизацией» (или: «...с западной цивилизацией»), думая только о либеральной, западной, романо-латинской Европе, про сегодняшнюю Европу, про – шире – Запад, про трансатлантическую «общину», современное наследие Европы/Запада, а также католическое наследие Европы, вы правы! Русская идентичность основана на традиционных православных принципах, на византийстве, на мистицизме, на превосходстве духа над материей, на православных понятиях: симфония двух начал (императорского и священнического), богочеловечество, соборность, а также, в числе прочего, на концепции Федора Достоевского о «всечеловечестве». Это наследие восходит к христианской Римской империи, Византийской империи и Российской империи и противоречит католической и – тем более! – либеральной, западной, рационалистической, модернистской (и постмодернистской), западной, технократической, материалистической цивилизации Европы, отождествляя тем самым термины «Европа» с «Западом». Кстати, антагонизм: рационалистическо-католическо-либеральная Европа против православно-византийской России осознавался славянофилами (в том числе Алексеем Хомяковым, Константином Аксаковым, Иваном Киреевским), Николаем Данилевским, почвенниками (например, Федором Достоевским), евразийцами (в том числе Николаем Трубецким, Петром Савицким, Петром Сувчинским, Сергеем Эфроном, Львом Карсавиным, Георгием Вернадским).

Но если вы думаете, что «Россия – это часть Европы» (не вдаваясь в подробности!) или «Россия – это не Европа» (повторяю – не вдаваясь в подробности!), если вы определяете цивилизацию Европы как сущность без всяких дополнительных объяснений (даже как «христианскую европейскую цивилизацию»!), как единое целое, как бы монолит, то – предупреждаю – вы столкнетесь с чередой недоразумений, горячих споров и неясностей.

Да, наследие в истории Европы в своем мейнстриме развивалось в определенном русле от католицизма через Просвещение, идеологии либерализма, социализма, национализма до постмодернизма и утверждения ЛГБТ. Но есть и «вторая Европа», «Европа‑2»: по сути, периферийная, мистическая, антилиберальная, антизападная, ярко антиглобалистская, самобытная и социальная, основанная на братстве, общности и традициях, довольно близкая к наследию Восточной Европы – славянскому, византийскому и православному наследию. Эта «Европа-2» выражается в декларациях и программах частично в националистических и социалистических партиях, скептически относящихся к Евросоюзу, доминированию США, глобализму, моноцентричному международному порядку и технократической власти банкиров и политиков, являющихся компрадорами США.

Более того, антилиберальная, антизападная, социальная и консервативная «Европа-2» однозначно идеологически и культурно ближе к России-Евразии, чем к мейнстримной, либеральной, глобалистской и материалистической (Западной) Европе! Посмотрите на антагонизм: в современной западной цивилизации утверждается индивидуализм, свобода, прогресс, глобализм и рационализм, а в русской и евразийской – общность, традиция, «цветущая сложность», мистицизм. И все же «Европа-2» имеет множество нитей идентарных, национальных, консервативных, общинных и религиозных (например, католическую – только в ее более традиционалистской и антилиберальной разновидности, конечно), но признаков утверждения либеральных ценностей нет.

Кроме того, Русская (Евразийская) цивилизация, Россия-Евразия сочетает в себе не только политическое и административное наследие империи Чингисхана с Востока, но и – а может быть, даже самое главное! – наследие Восточной Европы: православное, византийское и… русское (между ними, в узком смысле, находятся этнические русские).

Иными словами, тезис «Россия против Европы» иногда носит расплывчатый, общий, неконкретный характер и сопровождается множеством недоразумений. В настоящее время Россия противостоит господствующей, западной, либеральной, просветительской, постмодернистской, меркантильной, ЛГБТ-утверждающей (в меньшей степени – католической) линии европейского наследия, но не всему культурному наследию Старого континента!

И тезис о столкновении «Россия против Запада» – здесь я считаю наиболее подходящим. Стоит помнить о правоте такого цивилизационного конфликта:

Либеральная, западная, индивидуалистическая, глобалистская, меркантильная, материалистическая, в меньшей степени католическая Европа (Запад) против общинно-социальной «Европы-2», византийской и православной Восточной Европы (т. е. косвенно цивилизации России-Евразии, народа русского как имперского и многоэтнического сообщества, ядром которого являются русские в узком смысле).

Более того, я сказал, что считаю несомненным, что Россия есть Евразия, а значит, самобытная цивилизация и империя, охраняющая богатство русского народа как многоэтнической общности, ядром которой являются русские в узком смысле. Да, я считаю несомненным, что Россия сочетает в себе, по сути, византийское, православное и славянское наследие идентичности, а значит, по сути, наследие Восточной Европы, и политическое и административное наследие империи Чингисхана с Востока.

Если коротко: «Европа против России» – нет. «Либеральная, Западная Европа против «Европы-2» и Византийской, Православной Европы (то есть, косвенно, России–Евразии)» – да. «Запад против России» – да, да, да! Таким образом, конфликт между либеральной, глобалистской и трансатлантической цивилизацией Запада и цивилизацией России–Евразии можно определить следующим образом.

Либеральная, глобалистская, трансатлантическая цивилизация Запада против альянса:

а) цивилизации России–Евразии (объединяющей, прежде всего, православную, византийскую и славянскую Восточную Европу, а также множество монгольских, тюркских, финно-угорских, маньчжурских и палеосибирских народов и этносов);

б) периферийной, антилиберальной, консервативной, социалистической, народной и националистической, в т. ч. католической в своей традиционалистской и пророссийской, «Европы-2»;

в) азиатской, африканской и латиноамериканской цивилизации.