Роль НАТО в Прибалтике

05.08.2021
Стратегические коммуникации и политические медиа

НАТО имеет не только военную инфраструктуру, созданную на базе государств-членов альянса, но и сеть специализированных центров, которые, будучи разбросаны по Европе, находятся в ведении штаб-квартиры альянса в Брюсселе. Структура этих центров позволяет альянсу глубже «укореняться» в разных странах (в том числе не входящих в альянс), вовлекая в свою деятельность и военных, и гражданских.

Для этого используется комплекс мер, получивших название «стратегических коммуникаций» (strategic communications) – целевого информационного воздействия на зарубежные аудитории. Характерной особенностью стратегических коммуникаций является их диалоговый характер, то есть донесения информации через двусторонний обмен. Понятие и методика стратегических коммуникаций были разработаны в США в рамках министерства обороны.

Примерами специализированных центров, именуемых «центрами передового опыта» (Centres of Excellence), могут служить центры НАТО, открытые в Литве, Латвии и Эстонии. Всего у НАТО 19 таких полноценно функционирующих центров, ещё три находятся в стадии создания.

Центр передового опыта НАТО по кооперативной киберобороне, размещённый в Таллине, стал первой организацией подобного рода на постсоветском пространстве. Часто в высказываниях представителей НАТО или американских экспертов утверждается, что решение по созданию такого центра именно в Эстонии было связано с инцидентом вокруг памятника советскому солдату в 2007 г. Якобы тогда хакеры из России обвалили киберинфраструктуру Эстонии – банки не смогли работать, сервера государственных служб были парализованы. На самом деле просьба о создании киберцентра в Таллине поступила гораздо раньше – в 2004 г., сразу после вступления Эстонии в НАТО. В октябре 2008 г. состоялась аккредитация Таллинского центра, который получил статус международной военной организации.

Вполне возможно, что миф о «русских хакерах», якобы повлиявших на результаты выборов президента США в 2016 г., и разговоры о необходимости создания эффективных мер противодействия «русскому вмешательству» послужили, помимо прочего, дополнительным пропагандистским элементом, обеспечившим устойчивое финансирование Таллинского центра. С ним связано и появление так называемого Таллинского руководства по кибервойне. Хотя этот документ представляет лишь сборник экспертных мнений и не является полевым уставом или стратегией, на Западе часто ссылаются на него в качестве свода правил по действиям в киберпространстве в случае конфликтов.

Таллинский центр проводит техническую подготовку специалистов, организует курсы по правовым аспектам действий в киберпространстве. Дело в том, что чётких, общепризнанных международных норм в отношении поведения в Интернете до сих пор не выработано, и работа Таллинского центра должна способствовать тому, чтобы в опережающем режиме внедрить западную точку зрения на юридические аспекты деятельности в Интернете. Кроме того, с 2012 г. Таллинский центр регулярно проводит киберманёвры, которые охватывают не только страны-члены НАТО.

В 2012 г. появился натовский Центр передового опыта по проблемам энергетической безопасности в Вильнюсе. Его миссия состоит в помощи стратегическому командованию НАТО и другим структурным подразделениям альянса, государствам-членам и партнёрам. Основная задача Вильнюсского центра – выработка экспертных оценок и рекомендаций по всему кругу вопросов энергетической безопасности, включая взаимодействие между академическими кругами и промышленным сектором, военную логистику и т. п. Центр организует курсы, имеет места для студенческой практики (расходы на проживание и обучение студентов оплачивает НАТО).

В издаваемых Вильнюсским центром тематических журналах часто появляются материалы, говорящие о необходимости избавиться от «энергетической зависимости от России». Угроза энергетической безопасности Украины, исходящая якобы от России, – одна из постоянных тем последних номеров. Мотив «энергетической войны» с Россией хоть и не обозначен в официальных задачах центра, но присутствует в материалах центра и проводимых им мероприятиях. При этом заметны попытки втянуть в сферу интересов НАТО страны, которые не входят в альянс и находятся на границе с Россией. Например, конференция, посвящённая «инновационным энергетическим решениям для применения в военной сфере», которая пройдет в ноябре 2018 г., организуется при участии Министерства обороны Грузии.

Ещё один центр передового опыта – Центр стратегических коммуникаций НАТО (NATO Strategic Communications Centre of Excellence) – базируется в Риге. Он начал работать в январе 2014 г., аккредитацию получил в сентябре того же года. Соучредителями центра являются Эстония, Германия, Италия, Латвия, Литва, Польша и Великобритания. Как указано на сайте центра, в его функции входят общественная дипломатия, работа со СМИ по информированию о деятельности НАТО, гражданско-военные связи, информационно-психологические операции.

На базе Рижского центра проводятся регулярные конференции, издаются журналы, доклады-исследования. Спектр охватываемых проблем – тактика информационной войны с использованием мемов; нарративы экстремистских организаций; безопасность в Европейском союзе; кибервойна; национализм; биометрические технологии и др. Особое внимание в этих тематиках уделяется России. Так, в ноябре 2016 г. вышло два аналитических документа, посвященных России: «Когда гибридная война поддерживает идеологию: Россия сегодня» и «Русская схема игры: понять российское влияние в Центральной и Восточной Европе». До этого были материалы по «российскому вмешательству на Украине», санкциям против России, информационным технологиям в российской армии.

К работе прибалтийских центров НАТО привлекаются такие партнёры, как корпорация РЭНД, Центр стратегических и международных исследований в Вашингтоне, британский Королевский институт международных отношений (Chatham House), специальные научные центры отдельных стран-членов НАТО.

Все три центра в Прибалтике – в Таллине, Риге и Вильнюсе – обеспечивают комплексное информационное воздействие на постоянной основе на граждан Эстонии, Латвии и Литвы.

США, страна, одна из первых начавшая разрабатывать технологии цифровой дипломатии, обладает богатым опытом в данной сфере. Североатлантический Альянс (НАТО) как один из проводников американской военной политики также осознает силу влияния, которую оказывают Интернет, социальные сети на формирование общественного мнения. НАТО признает необходимость использования разнообразных каналов воздействия на целевую аудиторию, традиционные СМИ, социальные медиа, разнообразное общественное участие (public engagement) для того, чтобы его политика стала понятной, доступной, а ее решения находили поддержку среди населения.

Согласно декларации, опубликованной по итогам саммита НАТО в Страсбурге и Келе 2009 г., «стратегические коммуникации составляют существенную часть попыток Альянса достичь своих политических и военных целей». Термин «стратегическая коммуникация» еще недавно был чем-то далеким для многих европейских государств. Однако после того, как данное понятие стало активно 20 использоваться государственными органами США, в основном Министерством обороны, которое подразумевало под ним комплекс мер, реализуемых с целью информационного воздействия на другие страны для продвижения интересов США, термин «стратегические коммуникации» стал закрепляться и европейском политическом дискурсе.

Вслед за США в ЕС начали создаваться структуры, цель которых – разъяснение политики ЕС, создание его положительного образа и противодействие дезинформации. Таким органом стала оперативная рабочая группа East StratCom, которая была сформирована по итогам встречи стран участниц ЕС в марте 2015 г. В итоговом документе встречи подчеркивалась необходимость «противостоять возрастающему потоку дезинформации со стороны РФ, создание рабочей группу по стратегической коммуникации станет первым шагом в этом направлении». НАТО обладает не только военной инфраструктурой в странах-членах организации, но и специализированными центрами, которые находятся под юрисдикцией штаб-квартиры НАТО.

Эти центры позволяют НАТО «закрепиться» в принимающей стране. Страны Прибалтики стали одними из первых на постсоветском пространстве, кто создал у себя центры передового опыта, которые занимаются каждый своим направлением. В Таллине располагается Центр по кооперативной киберобороне, начало переговоров по созданию которого совпало с российско-эстонским конфликтом по вопросу переноса памятника советскому солдату в 2007 г., хотя предложение эстонской стороны о создании центра поступило еще в 2004 г. В 2012 г. в Вильнюсе был открыт Центр энергетической безопасности НАТО, идея создания которого возникла в 2008 г., когда в ЕС шли активные дискуссии по вопросу строительства газопровода по дну Балтийского моря «Северный поток». Балтийские республики восприняли строительство газопровода как угрозу их энергетической безопасности со стороны РФ. И наконец в 2014 г. в Риге был открыт Центр компетенций стратегической коммуникации (StratCom). Инициатива создания центра передового опыта стратегической коммуникации принадлежала латвийскому правительству.

О своем намерении в 2012 г. заявил министр обороны республики Артис Пабрикс на заседании глав военных ведомств стран-участниц альянса: «Мы считаем, что Риге пора взять на себя эту ответственность. Мы работаем над этим уже как минимум полгода. У нас было много закулисных разговоров различного уровня. Теперь пришло время объявить об этом. Пользуясь случаем, я бы хотел попросить поддержки других стран».

НАТО поддержал предложение Риги. Во многом решение о создании центра было вызвано неблагоприятным исходом вмешательства НАТО в Афганистан, где союзникам не удалось наладить кооперацию с местным населением. На открытие центра были приглашены как европейские, так и американские политические деятели, среди почетных гостей присутствовали сенатор Джон Маккейн, президент Латвии Раймонд Вейонис, президент Литвы Даля Грибаускайте, представители правительств и вооруженных сил стран Альянса. В сферу деятельности StratCom входят публичная дипломатия, общественная деятельность, информационное и психологическое воздействие. Следует выделить три основные цели StratCom.

Во-первых, это содействие успешному проведению операций НАТО путем внедрения стратегических коммуникаций во все сферы планирования.

Во-вторых, в тесном контакте со странами-участницами НАТО, обеспечение условий осведомленности всех заинтересованных лиц о проводимой Альянсом политике.

В-третьих, информирование широкой общественности о деятельности НАТО как части общественной дипломатии. Часть финансирования идет от принимающей стороны, Латвия несет расходы по содержанию здания и на административные нужды, вторая часть бюджета складывается из взносов стран-участниц Альянса. Сотрудники центра – это международная команда из 32 человек, ученых, военных, журналистов. 21 Деятельность центра весьма разнообразна, им проводятся многочисленные конференции, издаются журналы и исследования, тематика которых весьма обширна: арктическая стратегия государств, роль социальных медиа в политических кампаниях, российское информационное пространство и др.

Выбор тем обусловлен теми угрозами, которые существуют для Альянса. По словам президента Литвы Д. Грибаускайте, таких угроз достаточно много, это и международный терроризм, и Исламское государство, и в том числе действия современной России. Кроме того, центр предоставляет информационную поддержку другим государствам, например, Украине и Молдавии. Теме России уделено большое внимание, в связи с этим не случайным явилось и место открытия StratCom. Балтийские республики стали буферной зоной между НАТО и РФ. По словам директора центра Яниса Сартса, информационное давление, которое испытывает Латвия со стороны России, послужило толчком для создания StratCom именно в Риге. Однако организаторы подчеркивают, что центр был все-таки создан «не против российской пропаганды». Янис Сартс выделил три причины, почему размещение такого центра выгодно для Латвии. «Во‑первых, Латвия будет находиться в одной из структур Альянса, во-вторых, это хороший способ сделать вклад в НАТО…, в-третьих, это возможность для Латвии развиваться в сфере стратегической пропаганды с учетом будущих вызовов».

На открытие трех центров в Балтийских республиках прямо или косвенно повлияла Российская Федерация, их деятельность также направлена на исследование взаимоотношений российской стороны с тремя республиками. Осознавая влияние, которое может оказать РФ на Балтийские республики, латвийское правительство решило следовать американским и общеевропейским тенденциям и даже занять лидирующие позиции в использовании возможностей стратегической коммуникации. Центр стратегической коммуникации в Риге отражает современные реалии в международной политике, где новые технологии и средства коммуникации приобретают все большее значение. Центр играет значительную роль в формировании политики НАТО, выявлению новых политических, военных ориентиров организации, кроме того, он оказывает значительную поддержку государствам на постсоветском пространстве, где российская сторона также имеет свои интересы.

В Российской Федерации термин «стратегическая коммуникация» в официальных документах не используется. Нет структуры, которая бы занималась исключительно разработками в этой области. Однако научных исследований по данной тематике появляется с каждым годом все больше, в университетах проводятся конференции для обмена опытом в этой сфере. Например, в ноябре 2017 г. в Санкт-Петербургском Государственном университете при участии Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций прошла международная конференция «Стратегические коммуникации в бизнесе и политике», по итогу которой вышел сборник материалов. В условиях, когда наблюдается усиление информационного противостояние между Россией и Западом, нам кажется необходимым создание центра или института, который бы занимался исследованиями в данной области. Латвийский опыт в организации StratCom был бы полезен для РФ.

Список источников и литературы:

  1. Глава центра НАТО в Риге: Россия пытается информационно влиять на Запад. URL: https://eadaily.com/ru/news/2017/02/25/glava-centra-nato-vrige-rossiya-pytaetsya-informacionno-vliyat-na-zapad
  2. Оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям (East StratCom Task Force): вопросы и ответы. URL: http://collections.internetmemory.org/haeu/content/20160313172652/http://eeas.europa.eu/top_stories/2015/261115_stratcom-east_qanda_ru.htm
  3. ПБК: Центр пропаганды НАТО в Риге выиграет войну без единого выстрела URL https://russian.rt.com/inotv/2015-08-21/PBK-Centr-propagandiNATO-v
  4. Портнягина М.Д. Страны Балтии во внешней политике ФРГ и РФ в 1990-е годы – начале XXI века. – СПб., 2014. – 166 с.
  5. Президент Литвы: STRATCOM в Риге будет заботиться не только об угрозах из России URL http://www.baltic-course.com/rus/pravo/?doc=109700
  6. Руководитель Центра НАТО в Риге: мы боремся с фейковыми новостями, в том числе – с помощью юмора пропаганды URL https://baltnews.lv/Interview/20170212/1018961879.
  7. Савин Л. Центры превосходства НАТО в Прибалтике URL: https://www.geopolitica.ru/article/centry-prevoshodstva-nato-v-pribaltike
  8. Степанов Р. Центр передового опыта НАТО в области стратегической пропаганды URL: http://factmil.com/publ/strana/nato/centr_peredovogo_opyta_nato_v_oblasti_strategicheskoj_propagandy_2015/61-1-0-620
  9. Стратегические коммуникации в бизнесе и политике. Материалы международной научно-практической конференции 22-23 ноября 2017 г. URL http://jf.spbu.ru/upload/files/file_1511266601_92.pdf
  10. About Strategic Communications [Электронный ресурс]. URL: https://www.stratcomcoe.org/about-strategic-communications
  11. Agarwal N, Bandeli Kiran K. Examining Strategic Integration of Social Media Platforms in Disinformation Campaign Coordination. URL https://www.stratcomcoe.org/nitin-agarwal-kiran-kumar-bandeli-examining-strategicintegration-social-media-platforms
  12. Arctic narratives and political values URL: https://www.stratcomcoe.org/russias-arctic-strategy
  13. European Council meeting (19 and 20 March 2015) – Conclusions URL: https://www.eesc.europa.eu/resources/docs/european-council-conclusions-19-20-march-2015-en.pdf
  14. Joint Operation Planning. 11 August 2011 [Электронный ресурс]. URL: https://grugq.github.io/resources/jp5_0.pdf
  15. Kovaleva N. Russian Information Space, Russian Scholarship, and Kremlin Controls. URL https://www.stratcomcoe.org/natalya-kovaleva-russianinformation-space-russian-scholarship-and-kremlin-controls
  16. https://www.tepsa.eu/through-the-looking-glass-the-nordic-baltic-region-and-the-changing-role-of-the-united-states-piret-kuusik-efpi-estonia/
  17. https://www.tepsa.eu/estonia-in-the-un-security-council-the-importance-and-limits-of-european-cooperation-dr-kristi-raik-efpi-estonia/
  18. https://www.tepsa.eu/the-russian-orthodox-church-faith-power-and-conquest-james-sherr-and-kaarel-kullamaa-efpi-estonia/
  19. https://www.tepsa.eu/staying-ahead-of-the-curve-the-baltic-states-and-the-next-15-years-of-the-eus-foreign-and-security-policy-piret-kuusik-efpi-estonia/
  20. https://www.tepsa.eu/dal-waves-the-political-economy-of-populism-and-migration-in-europe-leila-simona-talani-matilde-rosina-iai-italy-2-2-2-2-2-2-2-2-2-2-3/
  21. https://www.tepsa.eu/post-crimea-shift-in-eu-russia-relations-from-fostering-interdependence-to-managing-vulnerabilities-efpi-estonia/
  22. https://www.tepsa.eu/eu-russia-relations-in-the-new-putin-era-not-much-light-at-the-end-of-the-tunnel-andras-racz-and-kristi-raik-evi-estonia/
  23. https://www.tepsa.eu/transatlantic-futures-towards-nato2030edited-by-andris-spruds-and-martins-vargulis-liia-latvia/
  24. https://www.tepsa.eu/through-the-looking-glass-the-nordic-baltic-region-and-the-changing-role-of-the-united-states-piret-kuusik-efpi-estonia-2/
  25. https://www.tepsa.eu/nothing-new-under-the-sun-continuity-and-change-in-russian-policy-towards-ukraine-james-sherr-efpi-estonia/