Растущая Британия теперь должна столкнуться с суровой экономической реальностью

23.11.2022
Осеннее заявление канцлера Великобритании показывает, что страна стремится сбалансировать свое стремление стать крупной международной державой с хрупкой и сокращающейся экономикой.

С классический преуменьшением Риши Сунак признал на саммите G20, что репутация Великобритании «немного пострадала». События прошлой недели стали свидетелями двух важных шагов со стороны нового премьер-министра — третьего с лета со стороны Великобритании, — делающего ставку на то, что Великобритания снова стала надежным дипломатическим и экономическим партнером.

Все проявления краткой и злополучной эпохи Лиз Трасс теперь разоблачены. В дипломатических кругах больше не говорят о «подрыве»; вместо этого основное внимание уделяется официальному взаимодействию через многосторонние организации.

По возвращении с Бали Сунак сидел в Палате общин рядом со своим канцлером Джереми Хантом, когда он объявил в своем осеннем заявлении о повышении налогов и сокращении расходов — запоздалой попытке стабилизировать тяжелое финансовое положение Великобритании.

В то время как большая часть политического внимания неизбежно была сосредоточена на уровне жизни внутри страны, испытанием для мировых рынков и правительств является то, сможет ли это заявление успешно восстановить более широкое доверие к Великобритании. А для Сунака и Ханта было жизненно важно успокоить свою аудиторию как дома, так и за границей.

Научная сверхдержава и свобода Brexit

Окруженный мрачной статистикой, Хант действительно представил ожидаемую поверхностную информацию о британском росте. Назвав Великобританию научной «сверхдержавой», он пообещал использовать «свободы Brexit» для изменения регулирования, чтобы обеспечить рост в пяти приоритетных секторах — цифровых технологиях, экологически чистых технологиях, науках о жизни, передовом производстве и финансовых услугах.

Но ключом ко всему этому является подача, а не сделанные заявления. Хант настаивал на том, что безопасность страны зависит от безопасности за границей, и в этом, возможно, кроется самая большая загадка внешней политики.

Министры настаивают на использовании термина «глобальная Британия», но стремлению стать действительно международной державой сейчас больше, чем когда-либо, противостоит реальность хрупкой и сокращающейся экономики.

Канцлер обошел наболевший вопрос о расходах на оборону, а точнее унаследованное обещание увеличить их до 3% от ВВП. Первоначальный план состоял в том, чтобы достичь 2,5% к 2026 году, а затем еще больше к 2030 году, что примерно равнялось ошеломляющим дополнительным 157 миллиардам фунтов стерлингов за восемь лет.

Связав это решение с обновлением Комплексного обзора обороны и безопасности правительства и со следующим бюджетом Великобритании, который должен быть обнародован весной 2023 года, Правительство выиграло себе больше времени, чтобы успокоить американцев и украинцев и дать отпор министру обороны Великобритании Бену Уоллесу, который пригрозил уйти в отставку, если цель будет смягчена.

Аналогичная тактика проволочек применялась для международной помощи. Сунак вернул в кабинет Эндрю Митчелла, который громогласно требовал восстановить бюджет развития до 0,7% ВВП. Общая сумма в настоящее время колеблется около 0,5%, но это включает в себя значительный кусок, выделяемый на управление кризисом миграции в Великобритании.

Обязательства в области энергетики и климата являются главными приоритетами

Этот канцлер ни в коем случае не первый министр, поручивший правительству потратить 20 миллиардов фунтов стерлингов на строительство новой атомной электростанции в Сайзуэлле. Но, возможно, настоятельная необходимость обеспечить большую энергетическую самодостаточность после начала российской спецоперации на Украине означает, что сейчас это может произойти. EDF, компания, ответственная за проект, заявляет, что в конечном итоге она будет генерировать 7% потребности Великобритании в электроэнергии.

Помимо энергетической устойчивости, дополнительным требованием является преодоление чрезвычайной климатической ситуации. Сунак подвергся резкой критике за то, что первоначально отклонил приглашение присутствовать на открытии конференции COP27 в Шарм-эль-Шейхе, поэтому для многих станет облегчением то, что после грандиозного колебания Трасс он и Хант вновь обязались сократить выбросы на 68% к 2030 году.

Расходы на оборону и международное развитие могут не волновать избирателей. Но когда дело доходит до роли Великобритании в мире, они имеют большое значение, и эти проблемы придется решать в ближайшее время, особенно если Великобритания все еще хочет, чтобы ее считали глобальным игроком.

Источник