Противостояние в Тбилиси

09.07.2021
Попытка проведения марша содомитов в Грузии была сорвана консерваторами

В столице Грузии 5 июля была осуществлена попытка проведения так называемого «гей-парада» – шествия извращенцев, чьи представители активно пытаются влиять на все сферы общества: от культуры до политики. Он должен был стать кульминацией недели особой активности представителей этого сообщества. Это уже не первая акция маргиналов в данной стране – в предыдущие годы они также пытались громко заявить о себе. Но, начиная с 2013 года, когда начались попытки проведения массовых мероприятий, подобные акции всегда вызывали общественное негодование и противодействие в самых разных формах. При этом они происходили при непосредственной политической поддержке дипломатических миссий Западных стран в Грузии, в первую очередь – посольства США и представительства ЕС. Различные транснациональные НПО также выступают за подобные начинания.

Но в этом году накануне мероприятия, которое было разрешено властями, уже была заметна значительная эскалация в грузинском обществе. При этом, конечно же, необходимо отметить, что сторонников проведения данной акции было подавляющее меньшинство. Хотя противники марша были названы либеральными СМИ как «националисты», это не соответствует действительности. Правильнее сказать, что и националисты, и консерваторы, и патриоты, и обычные граждане, не относящие себя к какой-либо идеологии, включая как сторонников, так и противников нынешней власти, консолидировались по вопросу недопущения позорного шествия, которое дискредитирует традиционные грузинские ценности.

Однако, необходимо задать вопрос: почему это произошло в такой стране, как Грузия, где патриархальный уклад достаточно силен? Со времени первой «цветной революции» в Грузии в 2003 году страна находится в постоянном многоуровневом кризисе – политическом, социальном, экономическом и пр. Появление лоббистов сторонников однополых браков указывает и на кризис идентичности. Кстати, на Южном Кавказе деятельность различных феминистских организаций началась еще с 90-х годов. И действовали они параллельно политической агитации по поводу евроинтеграции и вступления в НАТО. Поэтому за 30 лет их разлагающее влияние все же осуществило определенную эрозию в самосознании грузинских граждан.

Очевидно, что многое в этом вопросе зависит и от позиции властей – разрешать ли такие мероприятия вообще. Самым адекватным решением, пожалуй, было бы запрещение пропаганды гомосексуализма в любых формах, как сделали в России. Но грузинские законодатели почему-то не спешат принимать это решение.

Создается впечатление, что нынешнее руководство проводит определенное прощупывание общественных настроений, в то же время следуя в фарватере рекомендаций Запада (среди которых пропаганда содомии является ключевой, приравниваемая к защите прав человека). «Сегодняшняя акция несет риск гражданского противостояния. Как вы знаете, для большинства населения проведение этой акции неприемлемо. Соответственно, я считаю, что эта акция не должна состояться на проспекте Руставели», – сказал премьер‑министр Ираклий Гарибашвили во время нагнетания ситуации. Многие восприняли его слова как призыв к действию, в результате чего был разгромлен офис содомитов в Тбилиси. Также было высказано мнение, что данное заявление прозвучало как некое оправдание, поскольку само мероприятие ранее было разрешено властями.

При этом премьер-министр упомянул, что за проведением марша стоит бывший президент Грузии Михаил Саакашвили. Это позволяет провести связь между «старой гвардией» «цветных революционеров» и определенным политическим лобби на Западе, которое продолжает использовать эти кадры для своих целей. Стоит проанализировать и более молодое поколение грузинских активистов и политиков: за прошлые десятилетия произошла многочисленная ротация в западных университетах, аналитических центрах и других структурах при содействии Фонда USAID, Института открытого общества Сороса и др. Можно предположить, что на Западе рассчитывают со временем подготовить необходимую критическую массу деятелей, которые смогут занять ключевые позиции в грузинском истэблишменте, а также создать своих лидеров общественного мнения.

Для оценки ситуации можно обратиться к сравнительному анализу и учесть опыт Сербии. Эта страна во многом похожа на Грузию с подавляющим православным большинством, где также проводились многочисленные попытки проведения гей-парадов, последние из которых, увы, были успешными, поскольку охранялись усиленными нарядами полиции. Конечно, есть существенные отличия в геополитической ориентации, так как Сербия ориентирована на Россию, а Грузия многие годы выступает проводником западных интересов в регионе. Но этот нюанс можно рассматривать и как определенную возможность для Москвы, поскольку неприятие западных псевдоценностей может сблизить наши страны, по крайней мере, если не в политическом плане, то в контексте культурно-исторических оценок.

Если западные СМИ сейчас будут раздувать тему прав человека и пытаться свалить вину как на власть, так и на консервативное большинство (апеллирование к десяткам пострадавшим в ходе столкновений, возгласы о недопустимости разжигания ненависти по отношению к сексуальным меньшинствам и т. п.), то в интересах России установит диалог, если и не прямой, то через доверенных лиц, по теме совместного противодействия западной информационно-психологической и культурной агрессии. Этому кстати, уделено достаточно внимания в новой «Стратегии национальной безопасности» России. Наша безопасность будет куда прочнее, если реализуется комплексный подход, когда усилия осуществляются не только внутри наших границ, но и за их пределами.