Проект независимости Гренландии

17.02.2021
Амбиции и перспективы взаимодействия с Королевством Дания спустя 300 лет

В Королевстве Дания приближается важная годовщина: 12 мая 2021 года исполняется ровно 300 лет с тех пор, как протестантский проповедник Ханс Эдеге с благословления короля Дании отправился в море с миссией на остров Гренландия. Для некоторых гренландцев эта дата ознаменовала конец их автономии: не день празднования, а повод провозгласить независимость от Дании после того, как она [Гренландия] стала автономной территорией в 2009 году. Не менее спорным, чем статуя Эдеге в городе Нуук, было предложение президента Дональда Трампа купить остров у Дании. Его самонадеянность разозлила гренландцев и даже расстроила их, раскрыв шаткие основы их амбиций на независимость. Из-за отсутствия политических и экономических предпосылок выход из Королевства Дания мог оказаться несомненно долгим решением. Однако амбициозный новый премьер-министр Нуука смог ускорить процесс получения независимости в 2021 году.

Только одно политическое течение в Гренландии, популистская партия Налерак бывшего премьер-министра Ханса Эноксена, хотело бы объявить о независимости в скором времени – в Национальный день 21 июня 2021 года, годовщину предоставления самоуправления в рамках Дании в 2009 году. Большинство населения предпочло бы видеть более постепенный процесс отделения. Гренландия, судя по всему, еще не готова к независимости. Это мнение разделяет и Купик Клейст, первый премьер-министр партии «Народное Сообщество» («Инуит Атакатигыт»), который привел территорию к самоуправлению в 2009 году[1]. Клейст отмечает, что Дания хотела сохранить за собой контроль только над внешней политикой и политикой безопасности, а гренландцы давно имеют возможность взять под контроль все внутренние вопросы, от полиции и правосудия до финансов[2]. «В Законе о самоуправлении датчане предоставили нам право взять на себя 32 суверенные обязанности. И за десять лет мы взяли на себя только одну из них – надзор за использованием ресурсов». Он считает, что многим людям только нравится говорить о независимости, а не работать ради неё.  Клейст боится, что будущее поколение останется в ловушке иждивенческого менталитета.

Ким Кильсен, премьер-министр с 2014 года, подчеркивает долгосрочную цель независимости. Несмотря на значительные потери на выборах 2018 года, победа правящей партии «Вперед» («Сиумут») и ее переизбрание были расценены как подтверждение осторожного курса политического руководства в процессе независимости. Среди основных причин сдержанности выделяется финансовая зависимость острова. Кильсен считает укрепление экономики и последующее снижение зависимости от Дании своей главной задачей. Но 29 ноября 2020 года он уступил лидерство партии «Сиумут» («Вперед») Эрику Дженсену. Дженсен намерен более энергично проводить кампанию за независимость и, вероятно, сменить Кильсена на посту премьер-министра, когда парламент возобновит работу на своей первой сессии в 2021 году.

Достижение гренландской государственности – непростой процесс. Но национальные границы в Арктике также пересекают транснациональные районы коренного населения. Полярный совет инуитов (ПСИ), например, представляет группы на Аляске, в Канаде, Гренландии и на Чукотке. Население Гренландии составляет 56081 человек (на 1 января 2020), почти 90% которых – инуиты. Следовательно, самоуправление Гренландии – это часть транснационального сообщества инуитов, в то время как Гренландия стремится стать государством в традиционном смысле – с полным суверенитетом (а значит, и с внешней политикой). Последнее является важным фактором для Нуука, потому что повышение международного статуса связано с возможностью привлекать иностранные инвестиции. Копенгаген должен терпеть эту двойственную позицию, одновременно пытаясь повлиять на процесс разделения. Поэтому многое будет зависеть от того, удастся ли им разрешить конфликт интересов с обеих сторон и каким образом это произойдет.

Инфраструктура и внешняя политика

Датский премьер-министр Ларс Лёкке Расмуссен лично посетил столицу Гренландии в сентябре 2018 года, чтобы предоставить пакет финансовых программ расширения аэропортов в Нууке и Илулиссате и иного содействия внутренней экономики. Расмуссен надеялся решить две проблемы одновременно – т. е. предоставить Нууку финансирование, которое требовалось для этих проектов, и развеять опасения Вашингтона о том, что повышенные китайские инвестиции могут сделать Гренландию слишком зависимой от Пекина.

В Гренландии нет железных дорог, мало обычных и только один действующий международный аэропорт, куда могут надежно приземляться широкофюзеляжные самолеты из Азии, Европы и Северной Америки, а именно Кангерлуссуак. Вместо того, чтобы восстанавливать повреждения посадочно-взлетной полосы, вызванное таянием вечной мерзлоты, правительство Гренландии планирует расширить взлетно-посадочные полосы в двух региональных аэропортах (недалеко от Нуука и в привлекательном прибрежном туристическом месте Илулиссат), чтобы международные рейсы могли приземляться там с 2023 года[3]. Какорток на юге Гренландии, который, как и большинство взлетно-посадочных полос, в настоящее время обслуживает только вертолеты, также должен быть превращен в региональный аэропорт.

Этот малозаметный проект аэропорта представляет собой весьма деликатный вопрос в нескольких отношениях: внутри страны – это важный шаг на пути к экономическому развитию, необходимому для обретения независимости; на внешнем уровне – это предупреждающий знак надвигающейся зависимости от Китая; и с точки зрения безопасности – символ оборонного сотрудничества с США. В то время как Копенгаген, естественно, хочет сохранить Гренландию в составе Дании, он также должен финансировать проекты, ведущие эту территорию к независимости. Отказ в помощи стоил бы Дании поддержки населения Гренландии и, в конечном итоге, ее геополитического статуса как арктического государства.

Данные вопросы шире, чем простое продвижение и развитие элементов гренландской государственности. Дании необходимо найти способы решения своей неразрешимой дилеммы безопасности: она не может сохранить суверенитет острова в одиночку, но уступка эффективного контроля Соединенным Штатам будет концом Дании как арктического государства. Последнее кажется особенно неприятным в тот момент, когда в регионе усиливается соперничество великих держав и ухудшается ситуация с безопасностью.

Как крупные инфраструктурные проекты, проекты аэропорта находятся под эгидой регионального правительства, которое контролирует большинство аспектов политической и экономической жизни в соответствии с Законом о самоуправлении Гренландии от 2009 года. Копенгаген сохраняет контроль только над внешней политикой и политикой безопасности и рассматривал проект как имеющий отношение к безопасности. Обеспокоенность вызвала Китайская компания строительства коммуникаций (ККСК), которая появилась в списке возможных партнеров по финансированию и строительству аэропортов Гренландии[4]. ККСК участвует в проектах программы «Один пояс, один путь», с помощью которых Пекин стремится расширить свое глобальное влияние. Дания опасается, что участие Китая может поставить под угрозу ее оборонное сотрудничество с США в Гренландии. Ранее, в 2016 году, Копенгаген заблокировал попытку китайской General Nice Group приобрести бывшую военно-морскую базу США в Грённедале (Кангилиннгуите) после вмешательства Вашингтона.

 

 

Правительство Гренландии рассматривает аэропорты как вопрос инфраструктуры, а не безопасности. Диверсификация экономики и инвестиции жизненно важны для достижения независимости. Хотя Нуук обладает правом на независимость в соответствии с соглашением об автономии, он пока не может позволить себе его реализовать. Дания финансирует почти половину государственного бюджета Гренландии, выделяя ей ежегодную дотацию в размере почти 500 миллионов евро; это прекратится в случае получения независимости. Нет никаких перспектив получения доходов от рыболовства, которое составляет около 95% экспорта Гренландии, и от туризма, который восполняет дефицит. Но добыча ресурсов могла бы это сделать. Запасы редкоземельных элементов Гренландии, которые имеют жизненно важное значение для ряда высокотехнологичных приложений, достаточны для удовлетворения текущего глобального спроса на 150 лет. На острове также есть месторождения металлических руд и углеводородов.

Хотя внешние инвестиции жизненно важны для независимости, Нуук стремится избежать чрезмерной зависимости от иностранных фирм. Документ о государственной стратегии направлен на улучшение условий для горнодобывающих компаний при максимальном увеличении социально-экономических выгод для населения[5].

Когда туристы и инвесторы прибудут в новые аэропорты через несколько лет, доходы и капитал, которые они принесут, могут помочь реализовать независимость. Но еще предстоит преодолеть множество препятствий. Например, добыча ресурсов – это ответственность правительства Гренландии, но использование урана имеет последствия для Королевства в целом. Добыча урана и китайские инвестиции поднимают фундаментальные вопросы о том, что означает «безопасность» в Дании и для Дании, и, таким образом, затрагивают остаточные права Копенгагена. Копенгаген находится в сложной ситуации, когда ему приходится балансировать в отношениях со своей бывшей колонией и стабилизировать эти отношения, которые уже исторически обременены и осложняются вопросом независимости – в контексте соперничества между великими державами, основанного на противоречивых интересах.

Гренландия и Китайско-американское соперничество

Нуук активно поощрял китайское присутствие в Гренландии. Как и его предшественница Алека Хаммонд, премьер-министр Кильсен пытался привлечь иностранные капиталы в горнодобывающую промышленность Гренландии, в то время как другие политические силы выражали оговорки по поводу таких инвестиций, но в случае добычи урана они их отвергали. В октябре 2017 года он возглавил делегацию в Пекин, предположительно, в поиске инвестиций.

Но Пекин интересуется Гренландией как по экономическим, так и по стратегическим причинам. Он рассматривает остров как потенциальный узел в своем проекте «Один пояс, один путь». В докладе китайских исследователей Арктики обсуждалась перспектива того, что «маленькая и слабая гренландская нация» может стать «важнейшим звеном для успешной реализации Полярного шелкового пути». В этом контексте госсекретарь США Майк Помпео, как и премьер-министр Дании Расмуссен, указал на действия Китая в Индо‑Тихоокеанском регионе, где правительства оказались «в ловушке долгов и коррупции». Но такой стратегии в Арктике пока нет.

Гренландия обладает большими запасами редкоземельных элементов. На мировом рынке доминирует Китай, который занимает более 80% рынка и контролирует практически всю цепочку поставок, что является «крайним примером зависимости Запада от китайского производства». В настоящее время Соединенные Штаты импортируют большую часть своих редкоземельных элементов из Китая. Мировой спрос на эти металлы растет; они необходимы для передовых технологий, таких как двигатели для электромобилей, для высокоэнергичных магнитов и для сетевых приложений «Индустрии 4. 0». Все эти технологии также имеют военное применение, что делает их критически важными для функционирования современных сетевых вооруженных сил.

Считается, что основные запасы редкоземельных элементов расположены в Кринглерне и Кванефьельде на юге Гренландии. Австралийская компания Greenland Minerals and Energy (GME), в которой китайская Shenghe Resources владеет долей, также намеревается здесь добывать уран[6]. Но подписание соглашения о сотрудничестве между Shenghe и Китайской национальной ядерной корпорацией (CNNC) в 2019 году привело к тому, что оппозиционная партия «Инуит Атакатигыт» подняла критические вопросы, касающиеся содержания соглашения, воздействия на окружающую среду и интересов Китая. В настоящее время три последовательных комиссии по оценке воздействия на окружающую среду отклонили добычу редкоземельных элементов и урана, хотя большинство в парламенте Гренландии поддерживает добычу. Вышеупомянутая General Nice Group также владеет правами на рудник в Исуа на западе, а также на цинковый рудник в Цитронен-фьорд на крайнем севере, в отношении которого австралийская фирма «Ironbark» подписала соглашение с China Nonferrous Metal.

Богатые ресурсы и стратегическое расположение острова побудили Соединенные Штаты несколько раз делать официальные предложения о покупке Гренландии в 1867, 1946-47 и 1960 годах. Таким образом, идея президента Трампа о покупке Гренландии и ее населения у Дании в рамках «крупной сделки с недвижимостью» была не совсем нова. Наряду с крупными запасами редкоземельных элементов, стратегическое значение Гренландии для Соединенных Штатов было подчеркнуто российскими ракетными разработками, особенно гиперзвуковым оружием[7].

Премьер-министр Дании Метте Фредериксен, сменившая Расмуссена в июне 2019 года, отклонила предложение Трампа, назвав его «абсурдным»[8]. Премьер-министр Гренландии Кильсен заявил, что Гренландия не продается, и в Twitter-аккаунте министерства иностранных дел этой территории было высказано мнение: «Мы открыты для бизнеса, а не для продажи». Помимо сложностей международного права, в соответствии с Законом о самоуправлении Гренландии именно Нуук (а не Копенгаген) будет решать, должна ли Гренландия стать частью Соединенных Штатов. Несмотря на ее твердый отказ, Фредериксен заверила Вашингтон, что Дания будет приветствовать «усиление стратегического сотрудничества в Арктике», что можно рассматривать как открытое признание зависимости безопасности от Вашингтона.

Гренландия и, в частности, авиабаза Туле действительно исключительно важны для Соединенных Штатов. С геостратегической точки зрения, Гренландия является одной из окраин Северной Америки. Важность положения острова в Северном Ледовитом океане для Вашингтона только возросла по мере того, как Гренландия стала стремиться к независимости, а присутствие Китая стало расширяться. Кроме того, почти все российские разведывательные полеты над Северной Атлантикой проходят через Гренландию или вблизи нее, поскольку остров находится на кратчайшем пути полета из Западного военного округа России до Восточного побережья США (то же самое относится к ракетам).

Объекты, расположенные в Туле, включают крупнейшие и самые северные из американских установок раннего предупреждения о баллистических ракетах, часть глобальной спутниковой сети управления и самый северный глубоководный порт[9]. Гренландия также образует западную оконечность GIUK Gap (т. е. Фареро-Исландский рубеж) – узкий прохода между Гренландией, Исландией и северной оконечностью Соединенного Королевства, через который корабли и подводные лодки российского Северного флота должны пройти, чтобы войти в Атлантику. Важнейшая гражданская и военная морская инфраструктура (подводные кабели) находится к югу от GIUK Gap и Лабрадорского моря.

В 2017 году министр иностранных дел и промышленности Гренландии Виттус Квуяукитсок потребовал пересмотра соглашения, которое предоставляет Вашингтону суверенитет над авиабазой Туле (Питуффик); пора, по его словам, Гренландии вернуть себе «автономию безопасности» (которой у нее никогда не было). В трехстороннем соглашении от октября 2020 года США, Дания и Гренландия заявили, что безопасность и процветание всех трех сторон будут по-прежнему зависеть от прочного трансатлантического сотрудничества, для которого база Туле имеет центральное значение[10]. Помимо экономических выгод (база будет поддерживаться местными фирмами с 2024 года), соглашение имеет большое значение для Нуука, поскольку в нем Гренландия рассматривается как участник внешней политики.

В 2020 году Вашингтон открыл дипломатическое представительство в Нууке после почти семидесятилетнего перерыва и предложил пакет финансовых программ на сумму 12,1 миллиона долларов США для развития ресурсов Гренландии, туризма и образования (хотя большая часть денег предназначена для американских консультационных услуг)[11].

Предложения США не встречали особой поддержки и, как правило, рассматривались как попытка подорвать датско-гренландские отношения, а не как подлинное предложение поддержки. Предложение Трампа купить Гренландию, в конечном итоге, побудило датский парламент задуматься о создании лучшего будущего для Гренландии в рамках датского королевства.

Потерянная родина – или остров сокровищ? Двойственные последствия изменения климата

Таяние полярного морского льда само по себе имеет множество глобальных последствий. Еще более драматичными будут последствия таяния ледяного покрова, покрывающего около 80% поверхности суши Гренландии; местами более трех километров толщиной, он представляет собой один из крупнейших в мире резервуаров пресной воды. В период с 2002 по 2016 годы Гренландия потеряла льда в среднем около 280 миллиардов тонн в год, и с тех пор скорость убыли увеличилась в четыре раза. Ледяной щит Гренландии в настоящее время вносит наибольший вклад в глобальное повышение уровня моря[12]. О дальнейшем ускорении сообщалось в 2020 году[13].

Опрос, проведенный в августе 2019 года, показал, что около 92% жителей Гренландии считают изменение климата реальным, а 76% заявили, что заметили его последствия в своей повседневной жизни. Три из четырех семей заявили, что живут за счет охоты, и более половины опасаются, что изменение климата нанесет вред их средствам к существованию; почти половина сочла, что рыбалка тоже пострадает. Некоторые инуиты испытывают страх и печаль, когда сталкиваются – иногда ежедневно – с утратой естественной среды обитания. В этом смысле ущерб окружающей среде вызвал культурную катастрофу: сохранение и долгосрочная защита живых ресурсов, от которых всегда зависела жизнь в Арктике, лежат в основе культуры инуитов[14].

Парадоксально, что одни опасаются, а другие даже приветствуют последствия глобального потепления: «Чем быстрее тают ледники, тем больше внимания уделяется нашей стране», – сказал бывший министр промышленности Дженс-Эрик Киркегаард, объявив остров бенефициаром экологических изменений. По его словам, изменение климата похоже на бесплатную рекламу, потому что становится все легче привлекать капитал. Палтус и треска созревают быстрее в теплеющих водах, а вегетационный период на юге острова длиннее, что снижает потребность в импорте кормов для овец. Глобальное потепление уже вызывает изменения, хотя, вероятно, пройдут десятилетия, прежде чем Гренландия станет «зеленой землей», о которой мечтали викинги.

В качестве альтернативы стратегия «зеленого роста» может способствовать развитию экологически устойчивых секторов экономики. Министр промышленности и энергетики Гренландии Джесс Свейн (с мая 2020 года – Министр рынка труда, исследований и окружающей среды) объявила о планах превратить талую воду из ледяного покрова в питьевую воду на экспорт. Сила талой воды также может быть использована для производства чистой электроэнергии для энергоемких вычислительных центров. Арктический климат делает Крайний Север в целом идеальным местом для инновационных технологий и услуг, как признала Европейская комиссия в 2016 году:

«Суровые климатические условия и хрупкая окружающая среда требуют специальных технологий и ноу-хау для соответствия высоким экологическим стандартам. Возможности "зеленой экономики", такие как устойчивые системы из нескольких источников энергии, экотуризм и производство продуктов питания с низким уровнем выбросов, могут быть расширены». Комиссия хочет поддержать поиск устойчивых экономических альтернатив, прямо называя такие секторы «голубой экономики», как аквакультура, рыболовство, морские возобновляемые источники энергии, морской туризм и морские биотехнологии[15]. Энергетика может стать сектором роста в Гренландии (как и в Исландии); наличие геотермальной и водной энергетики подтверждает эти ожидания.

Ожидается, что посещение круизных судов также будет способствовать росту экономики, но должно демонстрировать «максимальное внимание к хрупкой природной среде, местной культуре и культурным памятникам», как выражается Ассоциация Арктических Экспедиционных Круизных Операторов (AECO). С другой стороны, Гренландия, вероятно, может быть благодарна небольшому количеству посетителей за относительно низкую в настоящее время заболеваемость COVID-19.

Министр финансов Квуяукитсок хочет, чтобы инвестиции и туризм способствовали развитию Гренландии независимо от того, откуда поступают средства: из Китая, США или Канады. По его словам, самое важное – это лучшая подготовка и больше рабочих мест. В конечном итоге, добавляет он, независимая Гренландия останется членом НАТО и не будет, как Джибути в Африке, размещать военные базы конкурирующих держав, таких как Китай.

Права Гренландии и безопасность всего Королевства

Гренландия и Фарерские острова по-прежнему принадлежат Дании. Но оба уже пользуются обширным самоуправлением и по собственному выбору остаются за пределами ЕС. Хотя они не имеют права проводить абсолютно автономную внешнюю политику и политику безопасности, они могут поддерживать свои собственные международные контакты при условии, что они не противоречат официальной линии Дании. Эрик Дженсен, новый лидер Сиумута и, вероятно, следующий премьер-министр с 2021 года, намеревается вложить больше энергии в достижение независимости, чем его предшественник Кильсен[16]. Он также планирует получить больше полномочий из Копенгагена; на практике это означает ветеринарный контроль, иммиграцию, судоходство и большую ответственность за внешнюю политику.

Как суверенное государство Гренландия все еще могла бы продолжить сотрудничество с Данией в вопросах обороны и внешней политики, а также финансовой политики. Копенгаген был бы в этом заинтересован, потому что Гренландия является ключом к выходу Дании в Арктику со всеми ее ресурсами и атрибутами: полезными ископаемыми, рыболовными угодьями, нефтью и газом, властью и международным признанием. Чтобы сохранить связанный с этим статус, Копенгагену придется больше инвестировать в оборону и защиту своих прав.

По мере того, как тают полярные льды в Арктике, увеличивается и объем судоходства[17]. С 2006 года также растет число судов, заходящих в контролируемые Данией воды без соблюдения обычных протоколов. В августе 2017 года у столицы Нуука без предупреждения появился китайский ледокол «Сюэ Лонг» («Снежный дракон»). Случаи пиратства, незаконного рыболовства или терроризма еще не выявлены. Но как обеспечить безопасность на море при увеличении судоходства?

Королевские военно-морские силы Дании имеют три ледокола и выполняют функции береговой охраны Гренландии. Силы Гренландии в настоящее время используют один самолет, четыре вертолета и четыре корабля (а также легендарный патруль на собачьих упряжках «Сириус»), чтобы охранять самый большой остров в мире – с береговой линией протяженностью 44000 километров. Располагая этим персоналом и ресурсами, они также должны защищать суверенитет королевства, контролировать рыболовство, предоставлять морские услуги, перевозить пациентов и помогать с другими социальными услугами, а также проводить поисково-спасательные миссии (SAR). Дефицит SAR в Арктике значителен.

До недавнего времени было менее известно, насколько слабы возможности наземной, воздушной и морской разведки, несмотря на базу США в Туле. «Когда поднимаешься выше 72 градусов северной широты, становится довольно темно», – сказал бывший адмирал Береговой охраны США Пол Цукунфт[18]. Патруль «наткнулся на совместные учения России и Китая», о которых разведслужбы не знали из-за отсутствия спутникового наблюдения. Предложение возобновить «Гренландский патруль», созданный береговой охраной США в 1941 году, сделанное в блоге Военно-морского института США, безусловно, оправдано[19]. Автор рекомендует направить будущую помощь США на портовую инфраструктуру, чтобы они могли принимать суда береговой охраны США (USCG) в случае необходимости.

Копенгаген намерен увеличить свои военные расходы в Гренландии, начиная с 1,5 миллиарда датских крон на морское наблюдение в 2019 году. Не имея собственных спутников, Дания пользуется услугами Европейского агентства морской безопасности (EMSA). Хотя данные EMSA позволяют, например, идентифицировать разливы нефти, они не могут определить местонахождение надводного судна или подводной лодки, решивших скрыть свое присутствие.

Рост военной активности России в регионе привел к тому, что несколько государств демонстративно расширили свое присутствие в поддержку северных членов НАТО. В августе 2020 года американский USS Томас Хаднер стал первым эсминцем класса «Арли Бёрк», вошедшим в глубокий фьорд за Нууком; в том же месяце датские и французские военные корабли провели совместные учения с судном USCG у западного побережья Гренландии. В сентябре Дания провела совместные маневры в Баренцевом море с США, Великобританией и Норвегией[20].

В первой за двадцать лет такой операции военно-морские силы продемонстрировали свободу судоходства за Полярным кругом. 1 октября 2020 года вступило в силу соглашение об оперативной координации между Объединенным командованием ВМФ НАТО (MARCOM) и Датским объединенным арктическим командованием (JACO) в Гренландии; его цели включают обмен ситуационными сводками и расширение сотрудничества[21]. JACO было основано в октябре 2012 года. Оно функционирует как связующее звено между датскими вооруженными силами и властями Гренландии; его штаб-квартира находится в Нууке.

Дании необходимо поддерживать тонкий баланс между собственными скудными военными ресурсами и всесторонней поддержкой, предлагаемой союзниками. Независимая Гренландия не сможет защитить себя в одиночку. Копенгаген полагается на поддержку Вашингтона, но должен избегать любой видимости, что он позволяет своей политике определяться позицией Вашингтона. Предложение Трампа усугубило эту проблему, поскольку его идея представляет собой «абсолютно радикальный разрыв» со статус-кво после 1945 года[22]. «Когда малые страны осознают, что мировая сверхдержава угрожает искоренить сложившиеся отношения, это нелегко», – пояснил датский эксперт Мартин Бреум.

Прогнозы

В обозримом будущем Гренландия останется в какой-то форме союза с Данией. Одной из причин, по которой Копенгаген поддержал предоставление азиатским государствам статуса наблюдателя в Арктическом совете, было облегчение поиска инвесторов для Гренландии и Фарерских островов. Это, в свою очередь, улучшает его отношения с двумя автономными территориями и ослабляет центробежные силы. Эти намерения второстепенны по отношению к главной цели внешней политики Дании: избегать нанесения ущерба ее отношениям с США и Европейским союзом, а также ее собственному привилегированному положению в Арктике. Новое трехстороннее соглашение по базе США в Туле отвечает этим интересам.

В дополнение к амбициям «приарктического государства» Китая и арктической державы России, проблемы Дании, в конечном итоге, включают связанное с этим возрождение интереса США к Гренландии. Копенгаген должен уравновесить конфликтующие внутренние интересы и – при всем понимании стремления к независимости своих территорий – защитить свою внешнюю политику и интересы безопасности.

Инициатива Трампа увеличила цену продолжения сотрудничества в области безопасности. Но успех Соглашения в Туле указывает на возможность того, что независимая Гренландия могла бы продолжить оборонное сотрудничество с Соединенными Штатами без того, чтобы эта страна (или Канада) обязательно вытеснила Данию в качестве защитника.

Нуук (и Торсхавн) находятся в удобной ситуации, когда их благосклонности добиваются с разных сторон. Эрик Дженсен, вероятный следующий премьер-министр Гренландии, также хочет продвигать независимость, торгуя со всеми странами, включая Соединенные Штаты и Китай[23]. Дания будет стремиться контролировать центробежные силы, что позволит Нууку стать более независимым, оставаясь частью датского королевства. Копенгаген знает, что его место в Арктическом совете зависит от Гренландии и связанных с этим интересов крупных держав. Таким образом, дальнейшее продвижение к независимости будет иметь серьезные последствия для внешней политики и политики безопасности Дании. Но, в конечном итоге, решение будет принято в Нууке.

Источник

[2] Weiter ohne Dänemark? Grönland und die Unabhängigkeit. 27.02.2020. Deutschlandfunk. https://www.deutschlandfunk.de/weiter-ohne-daenemark-groenland-und-die-unabhaengigkeit.795.de.html?dram:article_id=470682

 

[3] Flughafen-Aufträge: Zu viel China auf Grönland? 10.04.2018. polarkreisportal https://polarkreisportal.de/flughafen-auftraege-zuviel-china-auf-groenland

[6] The (Many) Roles of Greenland in China’s Developing Arctic Policy. 30.03.2018. THE DIPLOMAT. https://thediplomat.com/2018/03/the-many-roles-of-greenland-in-chinas-developing-arctic-policy/

[7] Russian Hypersonic Missiles May Be the Reason for Donald Trump’s Wish to Buy Greenland. 28.11.2019. HIGH NORTH NEWS. https://www.highnorthnews.com/en/russian-hypersonic-missiles-may-be-reason-donald-trumps-wish-buy-greenland

[8] Danish PM says Trump’s idea of selling Greenlang to U.S. is absurd. 18.08.2019. REUTERS. https://www.reuters.com/article/us-usa-trump-greenland-idUSKCN1V80M0

[11] U.S. Aid for Greenland Prompts Praise and Suspicion in Denmark. 23.04.2020. The New York Times. https://www.nytimes.com/2020/04/23/world/europe/us-greenland-denmark.html

[12] Greenland's ice melting faster than scientists previously thought – study. 22.01.2019. The Guardian. https://www.theguardian.com/world/2019/jan/21/greenland-ice-melting-faster-than-scientists-previously-thought-study

[13] Dynamic ice loss from the Greenland Ice Sheet driven by sustained glacier retreat. 13.08.2020. communications earth&environment. https://www.nature.com/articles/s43247-020-0001-2

[14] K. Minor, Gustav Per Agneman. Greenlandic Perspectives on Climate Change 2018–2019: Results from a National Survey. https://www.researchgate.net/publication/339177908_Greenlandic_Perspectives_on_Climate_Change_2018-2019_Results_from_a_National_Survey

[15] JOINT COMMUNICATION TO THE EUROPEAN PARLIAMENT AND THE COUNCIL. 27.04.2016. https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/?uri=CELEX:52016JC0021&from=DE

[16] Greenland’s premier is ousted from party leadership by a rival promising stronger pursuit of independence. 30.11.2020. ARCTICTODAY. https://www.arctictoday.com/greenlands-premier-is-ousted-from-party-leadership-by-a-rival-promising-stronger-pursuit-of-independence/

[17] As the Arctic's attractions mount, Greenland is a security black hole. 20.10.2020. REUTERS. https://www.reuters.com/article/us-climate-change-greenland-security-ins-idUSKBN2750J6

[18] The Arctic is a strategic hot spot, but Western allies lack good intel. 21.02.2020. DefenseNews. https://www.defensenews.com/naval/2020/09/21/the-arctic-is-a-strategic-hot-spot-but-western-allies-lack-good-intel/

[19] Renew the Coast Guard Greenland Patrol. 24.11.2020. U.S. NAVAL Institute BLOG. https://blog.usni.org/posts/2020/11/24/renew-the-coast-guard-greenland-patrol

[20] Royal Navy leads four-nation Arctic mission to block Russian dominance. 10.09.2020. The Telegraph. https://www.telegraph.co.uk/news/2020/09/10/royal-navy-leads-four-nation-arctic-mission-block-russian-dominance/

[21] NATO BEGINS COOPERATION WITH DANISH JOINT ARCTIC COMMAND IN GREENLAND. 01.10.2020. https://mc.nato.int/media-centre/news/2020/nato-begins-cooperation-with-danish-joint-arctic-command-in-greenland

[22] ‘Greenland Is Not for Sale’: Trump’s Talk of a Purchase Draws Derision. 16.08.2019. The New York Times. https://www.nytimes.com/2019/08/16/world/europe/trump-greenland.html

[23] New political leader in Greenland: “We are on the path towards independence”. 30.11.2020. HIGH NORTH NEWS. https://www.highnorthnews.com/en/new-political-leader-greenland-we-are-path-towards-independence