Проамериканский мятеж в Иране

02.12.2022
Страны Евразии стратегически заинтересованы в стабилизации обстановки в Иране.

В Иране уже более двух месяцев проходят кровопролитные акции протеста, которые сопровождаются нападениями на стражей правопорядка, органы государственной власти, людей, лояльных руководству страны. Протесты поддерживаются и подпитываются извне. Главные внешние акторы, заинтересованные в дестабилизации Ирана — США и Израиль.

Ситуация в Иране

Поводом для начала протестов в Иране стала смерть курдянки Махсы Амини. Якобы она была убита в Тегеране органами правопорядка в середине сентября. Сообщалось, что женщину арестовали из-за неподобающего внешнего вида. Иранские полицейские представили видео, на котором было показано, что она потеряла сознание в руках полицейских и была без видимых следов побоев, но протесты это уже не остановило.

17 сентября выступления начались в родном городе погибшей Секизе. Лозунгами мятежников стали «Джин, Джиян, Азади» («Женщины, жизнь, свобода») и «Бимре диктатор» («Смерть диктатору»). Первый лозунг является также лозунгом формирований «Рабочей Партии Курдистана» и ее идеологии, в которой особое место занимает феминизм. Боевые структуры иранских ответвлений РПК, в первую очередь базирующая в Ираке «Курдистанская партия свободы», оказали поддержку мятежу. Сообщается, что мятежники вооружены стрелковым оружием. Часть его могла быть переброшена через границу из Ирака. Также поступает информация о нападениях мятежников на представителей органов правопорядка, членов ополчения «Басидж», и убийствах ими сторонников законной власти.

В ответ Корпус стражей Исламской революции (КСИР) начал наносить удары по иракской территории, где расположены базы боевиков, которых поддерживают США и Израиль. 20-21 ноября была проведена третья с сентября атака по объектами инфраструктуры проамериканских боевиков.

По сообщениям мятежников, которые транслируют западные СМИ, протестами оказались охвачены 43 города Ирана. Наиболее заметные выступления имели место в городах северо-запада страны, где высок процент курдского и тюркского (азербайджанского) населения. Однако протесты проходили и в других районах страны, в том числе в Тегеране.

Выступления и атаки на представителей Корпуса стражей исламской революции (КСИР) происходят также в провинции Систан-Белуджистан, граничащей с Пакистаном.

На 28 ноября, по официальным данным, в столкновениях с обеих сторон погибли 300 человек.

Картина протеста

Протесты подаются западными СМИ как доказательство стремления иранцев к западной демократии и реакция на «угнетение женщин». Феминисткий образ протеста соответствует лево-либеральной идеологии, доминирующей на современном Западе. Символами протеста становится отрезание волос, отказ носить хиджаб, нарушение иных исламских норм в том, что касается внешнего вида. В сети пытаются раскрутить «флешбом» «сбей чалму» — акции насилия в отношении мусульманского духовенства. В то же время в населенных белуджами патриархальных районах протест имеет преимущественно «мужское» лицо.

Тот факт, что в Иране одновременно с выступлениями мятежников проходят массовые акции в поддержку Исламской Республики, мировыми СМИ как правило игнорируется.

Сама подача протестов, начавшихся с «сакральной жертвы» «полицейского произвола», напоминает беспорядки 2020-го года в США, проходивших под лозунгом Black Lives Matter. В протестную активность вовлекаются дети и подростки. Идет также раскручивание образов «сакральных» жертв, в том числе курдов и белуджей — этнических групп, среди которых наиболее сильны сепаратистские тенденции.

Для внешней аудитории западные СМИ подают протесты как свидетельство слабости иранских властей. В частности, раскручивается призыв ко всем «совестливым людям мира» помочь иранским мятежникам, записанный Фаридех Морадхани, племянницей Верховного лидера Ирана. Обращение должно символизировать хрупкость иранской государственной системы, против которой якобы начали выступать родственники главы государства. Однако Морадхани — давний антиправительственный активист, чей покойный отец был оппозиционером, женатым на сестре Хаменеи. Эта ветвь семьи выступает против Хаменеи на протяжении десятилетий, и Морадхани уже неоднократно попадала в тюрьму за свою антигосударственную деятельность.

В целом, картинка протеста в мировых СМИ должна оправдать максимальное давление Запада на Иран, включая новые санкции, поддержку террористического подполья, организацию повстанческой сети.

Помощь США и Израиля

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи неоднократно обвинял в разжигании мятежа в стране США и Израиль. Эти страны открыто поддержали мятежников в Иране. В частности, аккаунты МИД Израиля в социальных сетях публично поддерживают протестующих. В Израиле, США, странах Европы проходят выступления представителей диаспоры, выступающих за смену режима в Иране. Президент США Джо Байден 4 ноября заявил, что США «скоро освободят Иран», добавив: «они довольно скоро освободят сами себя».

В свою очередь, президент Франции Эммануэль Макрон 14 ноября призвал к санкциям против Ирана в ответ на «подавление революции».

17 ноября министр иностранных дел исламской республики Хосейн Амир Абдоллахиян обвинил Израиль в попытке устроить в Иране гражданскую войну.

«Подробная информация о причастности западных стран, связанных с США, к организации протестов в Иране была предоставлена главам дипломатических представительств этих государств в Тегеране», — заявил 28 ноября официальный представитель иранского МИД Канани Чафи.

Для раскручивания протестов и превращения их в глобальный медиа-повод США используют любые возможности. Например, чемпионат мира по футболу в соседнем Иране. Так, в начале чемпионата к сотрудникам ФИФА и журналистам обратился проживающий в США Реза Пехлеви, старший сын последнего шаха Ирана. Накануне матча между командами Ирана и США американцы опубликовали в своих аккаунтах в соцсетях флаги Ирана без эмблемы Исламской республики. Свой шаг американцы объяснили ««поддержкой женщин в Иране, борющихся за базовые права человека». Сам матч, который состоялся 29 ноября, сопровождался попытками освистать гимн Ирана, разворачиванием флага Украины и прочими провокациями.

Международная обстановка

Иранские протесты совпали с сообщениями о поставках иранских беспилотников России. Беспилотники «Герань-2», визуально напоминающие иранские Shahed-136, активно применяются Россией в Специальной военной операции против Вооруженных сил Украины.

Таким образом, протесты и вооруженные выступления в Иране стали реакцией на создание прочной военно-политической оси «Москва-Тегеран». В ноябре попытки дестабилизировать Иран совпали с протестами в Китае, не столь значительными, но также активно раздуваемыми западными СМИ.

Мятеж в Иране сопровождается также ухудшением отношений с соседним Азербайджаном. У Баку традиционно крепкие отношения с Тель-Авивом. В Азербайджане на уровне экспертов озвучиваются заявления о возможности «независимости» населенных тюрками-азербайджанцами районов Ирана.  Один из депутатов парламента Азербайджана — Гудрат Гасангулиев — призвал к переименованию страны в «Северный Азербайджан», назвав азербайджанцев «разделенным народом».

Иран недавно провел военные учения на границе Азербайджана, в ответ Азербайджан провел свои маневры у границ с Ираном. «Мы сделаем все возможное, чтобы защитить наш образ жизни, секулярный вектор развития Азербайджана и азербайджанцев, включая азербайджанцев, проживающих в Иране. Они — часть нашей нации», — прокомментировал свои действия президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Выступления в провинции Систан-Белуджистан сопровождаются протестным движением белуджей по ту сторону ирано-пакистанской границы. Там, в частности, проходят антикитайские выступления в порту Гвадар. Последний играет важную роль в китайском проекте «Один пояс, один путь».

Объективно, протесты в Иране и превращение их в медиа-событие глобального уровня западными СМИ преследуют несколько целей:

1. Уступки Ирана в вопросах «ядерной сделки», отказ от военно-технического сотрудничества с Россией и Китаем. Главная цель — изолировать Россию, против которой сейчас брошены главные ресурсы атлантистов.

2. Дестабилизация Западной Азии: раскручивание курдского и азербайджанского факторов, создание новых конфликтных очагов, которые заставят вмешаться Турцию. В преддверии выборов президента в 2023-м году Турция также может стать полем повышенной протестной активности, которая перекинется из Ирана. Главная цель — при помощи давления и возможной сменой президента вернуть Турцию в ряды лояльных США членов НАТО.

3. Дестабилизация Ирана будет способствовать росту нестабильности в Центральной Азии — мягком подбрюшье России и Китая, а также в Пакистане. Возможный результат — интенсификация террористической и экстремистской активности в странах Центральной Азии, Пакистане, Китае и России. Также Иран играет ключевую роль в двух трансконтинентальных проектах — китайском «Один пояс, один путь» и российском коридоре «Север-Юг». Дестабилизация Ирана и возможные отголоски в Центральной Азии и Пакистане негативно скажутся на развитии этих проектов, усиливающих Россию и Китай.

Теоретически, ограниченно выиграть от иранских протестов могут Саудовская Аравия и Азербайджан, однако в случае удачи Запад способен решиться на «экспорт революции» и в эти страны, по модели «Арабской весны» 2010-2011 годов.

Страны Евразии, в первую очередь члены ШОС, стратегически заинтересованы в стабилизации обстановки в Иране и поддержке иранского руководства на всех направлениях.