Правительство «политического большинства» в Ираке сталкивается с сектантством

23.12.2021
Победившие силы должны привлекать на свою сторону патриотически настроенных личностей с опытом, достижениями и успехами в своих областях специализации, будь то внутри страны или за рубежом, которые отличаются терпимостью и приверженностью принципам справедливости и демократии

Разговоры о правительстве «национального большинства» не новость в Ираке. Этот вопрос неоднократно поднимался ранее, с начала нынешнего ослабленного политического процесса, но предыдущие попытки создать такое правительство не увенчались успехом из-за большого количества групп, принимавших участие в выборах, и отсутствия единой внятной и четкой политической программы.

Сегодня дело обстоит иначе из-за наличия конкретной победившей политической партии, а именно блока садристов, пользующегося популярностью в нескольких городах, особенно среди бедных, и который обратил внимание на новую избирательную систему, которую бывший иракский парламент поспешил принять после Октябрьского восстания.

Избирательная система с несколькими округами обычно выделяет наиболее популярные силы, в то же время маргинализируя менее популярные, даже если разница между двумя партиями невелика. Также по своей природе такая система полностью маргинализирует группы и партии, которые являются небольшими или менее влиятельными. Это система, к которой обычно прибегают страны, являющиеся внутренне сплоченными, или включающие в себя общества, которые не страдают серьезным разделением по национальным константам.

Я критиковал обращение к этой избирательной системе, и я сказал раньше и повторяю сейчас (подчеркнув, что выступаю не как дилетант в этом вопросе, поскольку он соответсвует моей академической специализации), что данная система не подходит Ираку, так как он страдает от резкого социального и политического разделения по поводу того, что в традиционных странах называется национальными константами.

Наблюдается резкий и вопиющий социальный раскол в Ираке между политическими группами, их последователями и народными общинами, и это разделение усугубляется поддержкой, которую фанатичные религиозные силы получают от несостоявшегося экстремистского идеологического государства, враждебного большинству окружающих стран. И оно пытается сделать так, чтобы его средневековая система преобладала в других странах, что позволит влиять на них политически, экономически и культурно.

Другая проблема в Ираке заключается в том, что основные влиятельные политические группы – это религиозные группы, возглавляемые священнослужителями, и они, хотят того или нет, организованы на сектантской идеологической основе. Такие религиозные группы во всех странах привлекают только пуритан и оппортунистов из сект, к которым принадлежат их лидеры. Это обязательно влечет за собой раскол в любой стране.

Проблема формирования правительства в Ираке возникает после каждых выборов, особенно фальсифицированных, и большинство таких выборов полностью или частично сфальсифицированы, потому что каждая победившая группа хочет своей доли в правительстве. Каждая такая группа очень хорошо знает, что если она останется вне правительства, у нее не будет бизнеса и она не сможет собрать средства и завоевать популярность в рамках подготовки к предстоящим выборам, на которых ей потребуется упорно трудиться, чтобы получить представительство, соизмеримое с ее финансовым и политическим влиянием.

Блок садристов, получивший 73 места, является крупнейшим из победителей, но он не может иметь конституционного права на формирование самого многочисленного представительства, за исключением тех случаев, когда он вступает в союз с другими объединениями, такими как «Прогресс» во главе с бывшим спикером парламента Мухаммедом аль- Халбуси, курдский блок, возглавляемый лидером Масудом Барзани, и другие блоки, которые их объединяют.

Несмотря на то, что садристы настаивают на формировании правительства «национального большинства», проблема, с которой они сталкиваются – это другие блоки (курдский и суннитский). Которые настаивали – по крайней мере, ранее – на том, что должна быть единая (шиитская) позиция, что означает, что победитель с самым большим числом мест должен проконсультироваться с другими победителями из его окружения и привлечь их на свою сторону должностями или привилегиями, чтобы склонить на свою сторону сектантские, национальные и другие региональные блоки. Другими словами, большинство блоков-победителей, даже на этих выборах, которые являются более справедливыми и прозрачными, чем предыдущие, настаивают на объединении с сектантами на региональном и национальном уровнях.

Лидер садристского блока Муктада ас-Садр по-прежнему настаивает на выходе из прежних соглашений с сектантскими и региональными группами, и это его принципиальная позиция, которая указывает на разделение иракского народа на суннитов, шиитов, христиан, езидов, сабианцев, арабов, курдов, туркмен, южан и жителей Запада, северян и центристов. Это разделение ослабило иракское государство, и люди утратили доверие к нему. Необходимо построить единое государство, которое заботится о правах всех граждан и обращается с ними на равноправных началах.

Религиозное, национальное и культурное разнообразие существует в большинстве стран мира, и оно не должно быть причиной для ослабления общества и государства. Скорее, если есть сильное правительство, которое поддерживает закон, такое разнообразие выступает как фактор сплоченности и гармонии, как сильная мотивация к развитию и творчеству – гораздо большая, чем если бы общество было монолитно. Современные люди заинтересованы в прогрессе, улучшении условий жизни, получении основных услуг, научных и экономических достижениях, уважении общественных и частных свобод и повышении уровня счастья в обществе.

Силы, которые считают себя проигравшими на последних выборах, или не добившиеся лидерства, дающего им право вести переговоры по важным позициям, которые приносят деньги и влияние, также являются вооруженными группами, поддерживаемыми другими государствами, и настаивают на непризнании результатов выборов. Выборы, с их точки зрения, либо должны дать им ключевые места в правительстве, либо должны быть признаны сфальсифицированы (причем, как утверждается, они сфальсифицированы ООН за счет США). Забавно то, что Организация Объединенных Наций и Соединенные Штаты не стремились фальсифицировать предыдущие выборы, где победили эти самые силы, которые, как им очень хорошо известно, стали международными изгоями из-за своей вопиющей лжи, экстремистских идей, зависимости от других стран и отсутствия каких-либо политических или экономических программ для развития страны и улучшения качества услуг, предоставляемых людям.

Один из лидеров таких групп на последних выборах заявил, что он не может оказывать помощь «южным провинциям», потому что он «последователь Хусейна». Это надуманные аргументы, которые больше никого не впечатляют. В эпоху Интернета, спутниковых каналов, средств связи и массовой информации люди узнали о том, что происходит вокруг них, и иракская молодежь, в частности, стремится к иному состоянию общества. Полностью отличному от того, которое хотят создать политики, отмеченные печатью неудач, невежества и зависимости. Молодежь принесла огромные жертвы в течение последних двух лет ради желанного будущего, которое, несомненно, наступит, потому что воля молодежи крепка, и все акты репрессий, убийств и похищений людей не сломили ее, но лишь повысили решимость двигаться вперед.

Проигрывающие силы пытаются разными способами изменить результаты в свою пользу: от подачи жалоб в Федеральный суд и апелляций в Избирательную комиссию – до организации демонстраций, сидячих забастовок и угроз подрыва стабильности в обществе. Похоже, что имеют место попытки удовлетворить проигравшие силы, предоставив им места в парламенте за счет новых, независимых, немилитаристских сил, перечеркнув победу некоторых независимых кандидатов. Подобное недавно произошло в Вавилоне, когда победа кандидата Амира аль-Маамури была аннулирована, и его заменил ранее проигравший кандидат Аль-Мадул аль-Султани, который принадлежит к группе Аммара аль-Хакима и ранее занимал должность губернатора Вавилона. Такие попытки подрывают доверие к Избирательной комиссии и политической системе в целом и, безусловно, не в интересах ни победителей, ни проигравших. Поэтому необходимо добиваться реальных результатов, чтобы повысить легитимность политической системы.

Иракский народ с нетерпением ждет нового, сильного, лояльного правительства, состоящего из квалифицированных экспертов – и одержавшие победу силы, которые стремятся сформировать следующее правительство, не должны полагаться на игроков, которые ранее потерпели неудачу. Среди тех, кто ранее приходил к власти в Ираке, никто не достиг успеха. Все они потерпели неудачу, и свидетельством тому является ужасающее снижение уровня безопасности, рост числа похищений и убийств интеллектуалов, ученых и политических активистов, людей, придерживающихся другого мнения. А также серьезное ухудшение соблюдения прав человека и качества основных услуг, предоставляемых властями, таких как электричество, здравоохранение, образование и муниципальные услуги. Сюда следует отнести и рост бедности более чем на 30%, несмотря на огромные богатства, которыми обладает Ирак.

Победившие силы должны привлекать на свою сторону патриотически настроенных личностей с опытом, достижениями и успехами в своих областях специализации, будь то внутри страны или за рубежом, которые отличаются терпимостью и приверженностью принципам справедливости и демократии. И новому правительству следует держаться подальше от неудачников, которые воспользовались своим шансом и не добились ничего, кроме разочарования и разжигания насилия, ослабив государство, разделив общество и разорив его.

Источник