Польские «миротворцы» для Украины: угрозы и перспективы

24.03.2022
Что перевесит: жажда геополитического самоутверждения или инстинкт самосохранения?

24 марта в Брюсселе состоится экстренный саммит НАТО. Второе за последний месяц совещание лидеров стран Североатлантического альянса будет посвящено конфликту между Россией и Украиной. Еще до начала специальной военной операции России на Украине страны НАТО начали оказывать активную военную поддержку Киеву. В ходе военной операции поставки вооружений на Украину выросли в разы. Активно обсуждается вопрос ввода в зону конфликта военных стран НАТО. Ожидается, что эту тему вынесут на повестку дня в Брюсселе 24 марта.

Польско-украинская идея

Главный инициатор ввода войск НАТО на территорию Украины – Польша. Как сообщают польские СМИ, президент Анджей Дуда на предстоящем саммите предложит конкретные планы по реализации этой идеи.

Неделю назад вице-премьер Польши Ярослав Качиньский выступил с предложением отправить на Украину «вооруженную миротворческую миссию НАТО». Его поддержал посол Украины в Польше Андрей Дещица, бывший и. о. министра иностранных дел в первые месяцы после переворота 2014 года.

«Международная миротворческая миссия на Украине необходима для обеспечения гуманитарных коридоров», – считает в свою очередь посол Польши на Украине Бартош Цихоцкий. Украинское и польское общественное мнение активно готовят к перспективе «отражения российской агрессии». Так, в те же самые дни, когда Польша и Украина инициировали дискуссии о «миротворцах», украинские социологи из компании Active Group провели «опрос» жителей России (!), где большинство якобы высказались за последующий захват Польши. Налицо откровенная манипуляция. Скорее всего, никто никакого опроса не проводил, или его результаты были подтасованы. Сложно представить реальное проведение украинскими «социологами» опроса на территории России в эти дни, даже, если они, как утверждается, скрывали свою идентичность.

Речь идет об оправдании оккупации части Украины якобы с целью остановить последующую агрессию против Польши. Реальная цель всех манипуляций – сохранить пронатовскую Украину, остановить продвижение российских войск, поставить Россию перед фактом наличия войск стран НАТО на Украине, что будет равнозначно поражению. Именно чтобы предотвратить это, Россия и начала военную операцию.

Зона операции

Из всех стран восточной окраины НАТО Польша пытается играть на Украине наиболее активную роль. Традиционно, Варшава воспринимает всю территорию этой страны как зону своего влияния и ценностной экспансии в соответствии с доминирующей в отношении восточных соседей концепцией Гедройца-Мерошевского, она же концепция ULB (Украина, Литва, Белоруссия). Россия считается опасным геополитическим и историческим противником, который должен быть повержен и максимально ослаблен. Польша – как авангард Запада на Востоке Европы – главная идея «ягеллонской» геополитической парадигмы. Именно ее придерживается нынешнее польское руководство. И эта же идея идеально вписывает в атлантистские геополитические стратегии использования стран Восточной Европы («буферной зоны») против России.

Поэтому, в случае теоретического появления польских военнослужащих на территории Украины, не стоит ожидать, что Варшава ограничится исключительно территорией бывших «Восточных Кресов» (Галичина и Волынь). Варшава мыслит не категориями национальной ирреденты (тем более, что польского населения на Западной Украине сравнительно мало), но осмысляет себя как ядро антироссийского геополитического проекта. Этот ягеллонский проект исторически развивает наследие Йозефа Пилсудского, тогда как национальный ирредентизм восходит к совершенно другой линии в истории польской политической мысли –  национал-демократии Романа Дмовского.

Нынешние элиты Польши – наследники именно идейной линии национал-консерватизма Пилсудского, под руководством которого в 1918–1920 годы Польша уже пыталась занять всю Украину, а польские войска вошли в Киев. Поэтому, как минимум, появление польских военных советников в Киеве или на Востоке Украины, как и отдельных групп «миротворцев», не исключено. Однако, по логистическим соображениям, полякам будет удобнее сконцентрироваться на приграничных территориях.

Сомнения в НАТО

Естественно, что любое появление польских военных или смешанной миссии НАТО на Украине будет воспринято Россией как геополитическая эскалация. Поэтому для Варшавы желательно заручиться поддержкой всего альянса, чтобы не нести ответственность в одиночку. Однако опыт обсуждения отправки польских МиГ-29 на Украину показывает, что это не так просто. Три недели назад ВВС Украины уже рапортовали, что Болгария, Польша и Словакия поставят Украине 70 военных самолетов. В свою очередь, The Wall Street Journal сообщала, что США «работают с Варшавой» по данному вопросу. В конце концов, Польша согласилась отправить самолеты, но не напрямую, а передав их США. США отказались от такой схемы. Ни Варшава, ни Вашингтон не захотели становиться крайними в вопросе, который угрожал прямым боестолкновением с Россией.

Также США и Великобритания отказались вводить своими силами «бесполетную» зону над Украиной, к которой призывают власти в Киеве. Ключевые члены альянса не берут на себя необходимую ответственность. Вместо этого они пытаются переложить ее на малых членов, обладающих еще советскими системами ПВО, и на Турцию (российские С-400). В последнем случае они надеются убить двух зайцев одним выстрелом: и обрушить российско-турецкие отношения (чтобы потом расправиться с самой Турцией или, как минимум, режимом Эрдогана), и поставить Украине необходимое ей оружие, тем самым затянув конфликт. Возможно, этот вопрос также обсудят на саммите НАТО в Брюсселе. Если эта инициатива провалится, американские дипломаты всегда могут изобразить хорошую мину при плохой игре и сказать «мы пытались».

Перспектива саммита

Ряд членов НАТО уже высказался против отправки на Украину «миротворцев» НАТО. Категорически против передачи оружия, бесполетной зоны и отправки миротворцев выступает Венгрия. Однако Будапешт на всякий случай сконцентрировал войска на границе с Закарпатской областью, где компактно проживает венгерское меньшинство. Официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Хебештрайт выступил против отправки натовских военных на Украину. «Никакие военные и персонал НАТО не должны входить на территорию Украины. У нас есть четкая красная линия в этом вопросе», – заявил представитель Германии.

Посол США в ООН Линда Томас-Гринфлид заявила, что Вашингтон не отправит своих военных на Украину, но «другие страны НАТО могут решить, что они хотят вести войска на территорию Украины». Йенс Столтенберг, генеральный секретарь НАТО, также выступал против присутствия военных альянса в зоне конфликта.

При такой позиции, очевидно, что получить мандат на введение «миротворцев» от имени НАТО на Украину Польше будет получить крайне трудно, если не невозможно. Поэтому наиболее ожидаемые решения на уровне НАТО: отправка гуманитарных грузов на Украину, поддержка Киева разведданными (что и так осуществляется), увеличение войск США в Восточной Европе, новые санкции против России. Уже с отправкой вооружений могут возникнуть проблемы из-за позиции Венгрии. Что касается войск, то саммит вряд ли одобрит формальную военную или «миротворческую» миссию НАТО или введение «бесполетной зоны» от имени всего альянса.

Благословение Байдена

Однако, Польша может рассчитывать на готовность США «закрыть глаза» и даже благословить создание «коалиции желающих» (Coalition of the willingиз стран-членов НАТО, готовых вторгнуться на Украину под прикрытием миротворческой миссии. В 2003 году из-за разногласий в НАТО США вторглись в Ирак как раз от имени такой «коалиции»Пресс-секретарь правительства Польши Петр Мюллер заявил, что Польша получила положительные ответы от отдельных стран НАТО, несмотря на официальные скептические отзывы. Он не раскрыл, какие это страны, но официально Литва и Дания ранее выразили поддержку такой миссии.

Таким образом, пока дело идет к тому, чтобы поляки и прочие желающие сами на себя приняли груз ответственности, действуя не от имени НАТО, а группы стран. Если это не произойдет 24 марта, переговоры продолжатся.

Что будет, если такие миротворцы из стран НАТО, но не под эгидой альянса, появятся на Украине? В первую очередь, они превратятся в законные цели для российских войск, потому что охранять они будут коридоры по доставке оружия. Никаким гуманитарным коридорам Россия не угрожала и не угрожает.

По словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, отправка «миротворцев» НАТО на Украину приведет к их прямому столкновению с вооруженными силами России.

 Избежать боестолкновений будет маловероятно. У Генштаба России есть специальные механизмы связи с Объединенным комитетом начальников штабов США, но не с Польшей и другими малыми странами НАТО, такие механизмы отсутствуют даже в российско-британских отношениях. Решение США подтолкнуть Польшу к конфликту с Россией (хотя бы своим непротиводействием) означает готовность к эскалации, но за чужой счет.

Конфликт с НАТО?

Каков возможный ответ НАТО, если польские войска окажутся под ударом российских войск на Украине?

Это требует обращения к статьям 5 и 6 Североатлантического договора 1949 года – базового документа Альянса. Статья 5- я гласит: «Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом…». При этом каждая сторона решает индивидуально, как помочь собрату. Нигде нет обязательства вступать в войну. А статья 6 разъясняет, что считать нападением, а что нет:

«В целях Статьи 5-й считается, что вооруженное нападение на одну или несколько Договаривающихся сторон включает в себя вооруженное нападение:

  • на территорию любой из Договаривающихся сторон в Европе или Северной Америке, алжирские департаменты Франции, территорию Турции или острова, расположенные в Североатлантической зоне севернее Тропика Рака и находящиеся под юрисдикцией какой-либо из Договаривающихся сторон;
  • на вооруженные силы, суда или летательные аппараты какой-либо из Договаривающихся сторон, если эти вооруженные силы, суда или летательные аппараты находились на этих территориях, или над ними, или в другом районе Европы, или над ним, если на них или в нем на момент вступления в силу настоящего Договора размещались оккупационные силы какой-либо из Договаривающихся сторон, или в Средиземном море, или над ним, или в Североатлантической зоне севернее Тропика Рака, или над ней».

    То есть, с точки зрения базового документа НАТО, удар по польским войскам за пределами территории Польши, если они будут действовать лишь от имени самих себя или «коалиции желающих», не будет считаться поводом для активирования статьи 5-й. За пределами территорий стран НАТО защищены лишь «оккупационные войска», располагавшиеся там на момент вступления договора в силу (1949 год). Этот пункт не имеет никакого отношения к Польше или Украине и касался ранее военных США, Великобритании и Франции в Германии и Австрии.

Однако раскручивание конфликта в случае удара по польским войскам может теоретически привести к ударам в дальнейшем уже по польской территории и одновременно по территории России (Калининградская область), а также по Белоруссии. В этом случае возможна активация статей 5 и 6 Североатлантического договора. Однако между возможным ударом по польским войскам на Украине и расширением зоны конфликта уже на территории России, Белоруссии и собственно Польши должно пройти какое-то время. Этого временного разрыва не было бы, если бы на Украине присутствовала собственно миссия НАТО. Именно потому Вашингтон подталкивает Варшаву к «коалиции желающих», чтобы использовать этот зазор в своих интересах.

 Позиция США по отношению к Польше подразумевает, что Вашингтон готов будет бросить польских военных в огонь войны. Цель – затем использовать их возможное уничтожение для давления на Россию. Двусмысленное положение поляков на Украине, без гарантий автоматической защиты старших братьев по НАТО, даст американцам свободу маневра. Они могут начать повышать ставки и угрожать, но будут готовы в любой момент отступить сами. Никаких обязывающих юридических обязательств у Вашингтона перед Варшавой не будет, только моральные. Но и их можно будет переступить, объясняя это нежеланием втягиваться в ядерную войну. Вопрос в том, готова ли будет Польша продолжать участвовать в потенциально опасной для себя игре США. Что перевесит: жажда геополитического самоутверждения или инстинкт самосохранения?