Политический кризис в Пакистане оказался серьезным

14.09.2022
Репрессии, внутренние расколы, коррупция, волны народного гнева, террористические атаки и дисфункции органов власти — со всем этим сейчас столкнулась страна.

Пакистану в этом году явно не повезло. После отстранения от власти премьер-министра Имрана Хана, который назвал это событие не иначе, как переворотом извне, страна столкнулась с рядом серьезнейших вызовов. Среди них рост внешнеэкономической задолженности перед кредиторами, продолжающиеся теракты, а также стихийные бедствия. С мая в Пакистан пришла сильная жара, которая вызвала засуху. А в августе Пакистан пережил страшное наводнение, которое привело к смерти более тысячи граждан и разрушению инфраструктуры. Потоки воды сносили дома, размывали автомобильные шоссе и железнодорожное сообщение. Серьезный удар получило сельское хозяйство, где уничтожен урожай различных культур и погибли сотни тысяч домашних животных. В связи с последствиями наводнения на страну надвигаются голод и болезни.

Многие жители Пакистана интерпретируют эти несчастья как гнев Божий, и на фоне заговора против Имрана Хана у пакистанцев возникают сомнения о правильности проводимой в стране политике. Точнее об адекватности политиков, которые ответственны сейчас за принимаемые решения.

Несмотря на кажущееся единство пакистанского парламентского большинства, внутри него сохраняются трения и разногласия, которые со временем могут перейти в открытую конфронтацию. Это не является конъюнктурным моментом, но, скорее отражает саму сущность пакистанской политики. Имран Хан ранее также находился в оппозиции правительству Мушаррафа и состоял в альянсе с Навазом Шарифом.

Но раскол может произойти не только между различными силами коалиции, но даже внутри партий. Как показательный пример можно привести различное видение и противоречия внутри партии «Мусульманская лига-Н» (ПМЛ-Н).

Например, Наваз Шариф во время правления партии Ирана Хана «Движение за справедливость» отчаянно критиковал главнокомандующего армией генерала Камара Джаведа Баджву за свержение его правительства, но при этом его же партия поддержала Имрана Хана в вопросе продления срока пребывания Баджвы в качестве главы вооруженных сил. Разногласия между двумя братьями Шарифами в отношениях с военными также привели к расколу внутри партии, поскольку обе стороны стремятся добиться решающего контроля над аппаратом партии и рядовыми членами. Многие партийные лидеры из лагеря Наваза утверждают, что попытка Шехбаза свергнуть Имрана Хана с помощью армии не получила поддержки формального лидера ПМЛ-Н, хотя тот и находится за границей.

Кроме того, Наваз Шариф просил новое правительство назначить досрочные выборы, чтобы избежать ошибок предыдущего правительства, но его брат Шехбаз посчитал, что нужно лишь занять сторону военных, чтобы обеспечить себе власть как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Нужно отметить, что и сам Наваз был марионеткой со стороны военных во время начала своей политической карьеры в 1980-х годах и намеренно проводил достаточно гибкую линию, включающее как религиозный плюрализм, так и политический союз с антишиитскими радикалами в Пенджабе. Эта гибкость позволила ему формировать и перестраивать позиции в соответствии со своими политическими потребностями, не привязывая себя к какому-либо мировоззрению или идеологии, которые могли противоречить его интересам.

А поскольку разногласия по поводу стратегии удержания политической власти между братьями Шарифами сохранились, при нынешней популистской риторике Имрана Хана внутренний раскол ПМЛ-Н перерос в настоящий экзистенциальный кризис.

Кроме того, навязчивое стремление самого Шехбаза Шарифа видеть себя в кресле премьер-министра, а своего сына Хамзу Шехбаза назначить главным министром Пенджаба (нужно также учитывать тот факт, что добрая часть  семейного клана Шарифа находится в руководстве ПМЛ-Н), способствуют распространению мнения о их коррумпированности. А с учетом того, что даже самые ярые критики военных внутри ПМЛ-Н теперь требуют обязательного почитания армии, это создает им довольно негативный имидж.

Слухи о том, что сам Наваз Шариф может вернуться в Пакистан в ближайшее время, также внесли определенную лепту как в раскол внутри партии, так и во внешние оценки насчет того, насколько это законно. Чтобы вернуться, необходимо соответствующее решение суда о его амнистии, а этого сделано не было, следовательно, он должен будет снова отправиться в тюрьму. Поэтому многие склоняются к тому, что он все же пересидит текущий период за границей, дождавшись следующих плановых выборов.

Даже деятельность Марьям Наваз усугубила внутренние разногласия в семье Шарифов, вместо того, чтобы способствовать укреплению единой позиции партии. Твитты Марьям, инструктирующие министров кабинета о том, как выполнять свою работу, вызвали внутреннее недовольство среди многих высокопоставленных лидеров ПМЛ-Н. Ее пост, в котором она якобы признала поражение своей партии на дополнительных выборах в провинции Пенджаб в июле 2022 года, был воспринят как насмешка над лагерем Шехбаза-Хамзы, на который и было возложено поражение. Открытое неприятие экономической политики правительства, якобы от имени Наваза Шарифа, фактически привело к тому, что Марьям Наваз поссорилась со своей собственной парламентской партией, что еще больше усилило давние претензии среди партийных диссидентов по поводу того, что Наваз, а теперь и Марьям, стремятся управлять партией по собственному произволу.

Похожая ситуация наблюдается и в «Народной партии», где у руководства также стоит семейный клан Бхутто-Зардари.

Назначение на пост глав МИД Пакистана сопредседателя партии Билавала Бхутто-Зардари без надлежащего опыта и в столь раннем для дипломатии возрасте (33 года) также свидетельствует о клановой политике и отсутствии реальных социальных лифтов внутри партий старой волны.

Заметно, что представители «Народной партии» пытаются все списать на финансово-экономические проблемы. Так, генеральный секретарь отделения «Народной партии» в Пенджабе Чаудри Манзур Ахмад в интервью СМИ говорил, что «политическая стабильность связана с финансовой стабильностью. Если бы определенные экономические решения были приняты раньше, финансовая ситуация была бы лучше. Консенсус необходим по всем направлениям, в том числе по экономической политике, которая разрабатывается ПМЛ-Н прямо сейчас». 

Кстати, первую зарубежную поездку Билавал совершил в США, что показывает его геополитические предпочтения.

Пока же продолжаются репрессии и давление на партию Имрана Хана. Арест бывшего главы администрации и помощника премьер-министра Шахбаза Гилла вызвал акцию протеста, которая прошла в Исламабаде. Сам Имран Хан обвиняется в терроризме за угрозы высокопоставленным сотрудникам полиции и судебных органов. Его выступления по телевидению в прямом эфире запрещены. После посещения суда для внесения залога, когда Имран Хан покидал здание, он прокомментировал: «Это банановая республика? Здесь есть какой-нибудь закон?».

Нынешней власти необходимо дать на это последовательный ответ, который должен иметь как рациональную составляющую, так и иррациональный элемент, объясняющий гнев или милость потусторонних сил.