Политический кризис в Ливии и перспективы российско-турецкого сотрудничества

31.12.2021
Вооруженный конфликт в Ливии, остановившийся год назад, может возобновиться в новом году. Главные предпосылки к этому – срыв президентских выборов, которые должны были пройти 24 декабря. Однако решением Высшей избирательной комиссии (ВИК) страны выборы были отложены на неопределенный срок. Это создает дополнительные предпосылки для напряженности.

Сорванные выборы

Президентские выборы в Ливии были назначены по итогам заседаний Форума политического диалога Ливии, которые проходили под эгидой ООН в прошлом году и в начале 2021-го. Сами ливийцы оспаривали легитимность этого формата, так как большинство участников форума были отобраны тогдашней главой Миссии ООН по стабилизации Ливии, американским дипломатом Стефани Уильямс, а не избирались самими ливийцами. Однако, страны-члены Совбеза ООН признали легитимность этого мероприятия.

В итоге, Ливии под внешним давлением было навязано Правительство национального единства (ПНЕ) во главе с Абд аль-Хамид Дбейбой. Пост министра иностранных дел получила Наджла аль- Мангуш, ранее работавшая в финансируемой американским конгрессом НПО «Институт мира США». Главной задачей этого правительства стала подготовка страны к выборам и проведение их в срок. Однако именно с ней ПНЕ не справилось. Более того, Дбейба, изначально поклявшийся не участвовать в выборах, это обещание нарушил. Вопреки собственному обещанию и закону, который одобрил ливийский парламент – Палата Представителей, – Дбейба выдвинул свою кандидатуру в президенты. По закону, он должен был за три месяца до выборов покинуть свой пост. Этого он не сделал, лишь в начале декабря временно передал полномочия своему заместителю.

Избирательный процесс был организован так сумбурно, что регистрация окончательного списка кандидатов завершилась менее чем за две недели до даты выборов, что делало агитацию невозможной.

В конце концов, после того как в Ливию вернулась Стефани Уильямс (уже в должности спецсоветника генерального секретаря ООН), выборы отложили на неопределенный срок. Сейчас госпожа Уильямс, якобы пытаясь содействовать проведению новых выборов, встречается с кандидатами и членами действующих органов власти. Однако перспективы ее посредничества весьма туманны. Провал ПНЕ на пути проведения выборов (главная задача, которая была поставлена ФПДЛ) – это и провал самой Уильямс.

Тем не менее, если реальной задачей, которую она решала, было не проведение выборов, а закрепление влияния США через проведение во власть доверенных людей, то она с ней справилась.

Политический кризис

30 декабря Абд аль-Хамид Дбейба вернулся к исполнению своих обязанностей в качестве премьер-министра Ливии. Этот шаг им никак не объясняется, однако может служить знаком абсолютного нежелания хотя бы минимально выполнять законы, принятые парламентом страны: он остается кандидатом в президенты и не может занимать государственную должность.

Парламент Ливии обвиняет Дбейбу в нарушении законов страны. Под вопросом и легитимность его правительства. Оно должно было обеспечить проведение выборов в определенны срок – и не сделало этого.  24 декабря истек срок полномочий Правительства национального единства. Соответственно, полномочия кабинета Дбейбы могут быть оспорены.

Этот вопрос в последние дни обсуждала Палата представителей.

Также вопрос о формировании нового правительства подняли 21 декабря в Бенгази 15 кандидатов в президенты Ливии. Среди них самые популярные: фельдмаршал Халифа Хафтар, бывший спикер парламента Агила Салех, экс-министр внутренних дел ПНС Фатхи Башага, бывший замглавы триполитанского Правительства национального согласия Ахмад Майтыг.

У всех у них в руках и рычаги реальной власти и влияния. Хафтару подчиняется Ливийская национальная армия – наиболее мощная и организованная военная сила в стране, Башагу поддерживают влиятельные группировки города Мисурата; Салех и Майтыг – искусные политики и дипломаты с серьезными связями внутри страны и за рубежом.

Один из участников саммита в Бенгази Фатхи Башага уже выступил против иностранного вмешательства в ливийские выборы. Речь идет о заявлении посольства Великобритании, в котором бывшая колониальная держава заявила, что будет признавать ПНЕ легитимным правительством Ливии и после 24 декабря 2021 года. Башага обвинил Лондон в покровительстве коррупции в Ливии. В свою очередь, 27 декабря парламент Ливии объявил, что посол Великобритании Кэролайн Херндалл является «персоной нон грата» – дипломатический термин, означающий, что она должна покинуть страну.

Фактически Хафтар, Салех, Башага и Майтыг при поддержке парламента сформировали в Ливии новый полюс силы, который противостоят правительству Дбейбы и иностранному вмешательству в дела страны на стороне этого правительства. Против Дбейбы также настроены сторонники Саифа аль-Ислама Каддафи, который не присоединился к конференции в Бенгази.

То, что решения Форума политического диалога Ливии приведут именно к такому финалу, эксперты предвидели, когда ПНЕ лишь формировалось. Так, в апреле 2021-го аналитики Немецкого института международных отношений и безопасности (SWP) утверждали, что прогресса в проведении выборов не будет из-за заинтересованности Дбейбы остаться на посту премьера:

«Правительство Дбейбы может удержаться у власти после 24 декабря 2021 года. Такая ситуация неизбежно приведет к новому политическому кризису, даже если правительство обвинит в задержке Палату представителей. Многие игроки приняли новое правительство только из-за его ограниченного мандата. Его продление поставило бы под сомнение легитимность ПНЕ. Тогда ряды противников правительства могут резко увеличиться. Возобновление политического раскола стало бы реальной возможностью».

Итогом срыва выборов стало нарастание политической и военной напряженности в стране. Так, пишет Guardian, «В некоторых районах столицы Триполи стали появляться блокпосты и вооруженные автомобили, а четыре крупных нефтяных месторождения были закрыты из-за их оккупации боевиками».

Даже если заинтересованным сторонам внутри Ливии удастся договориться о проведении выборов, это не значит, что сами они покончат с раздробленностью страны, где реальная власть находится в руках вооруженных формирований. Наоборот, результаты выборов и вопросы их легитимности в целом или в отдельных областях могут привести к новому конфликту.

Российско-турецкий ответ США

США, которые ранее заявляли, что более всего обеспокоены российским и турецким присутствием в Ливии, заинтересованы прежде всего в сокращении влияния Москвы и Анкары в регионе. Поэтому они будут продвигать сценарии, позволяющие либо провести своего кандидата в президенты, либо поддерживать хаос, не давая возможность Турции или России легализировать свое присутствие в южном подбрюшье европейских союзников. Сценарий противостояния также позволяет сталкивать лбами Москву и Анкару.

С другой стороны, ситуация, когда ориентированные на Турцию политики Запада Ливии и склонные к диалогу с Россией политики Востока страны 21 декабря выступили единым фронтом, создает для Москвы и Анкары особые преимущества. Вместо того, чтобы бороться друг против друга, они могут также выступить единым фронтом против США и их протеже в Ливии.

Так, как отметил на проходившей 28 января конференции «Отсрочка выборов в Ливии и поиски мира в Восточном Средиземноморье» экс-посол Турции в Ливии Улуч Озюлькер: «Диалог, который мы ведем с Россией, поможет нам продвинуться дальше в решении проблем региона».

В самой Ливии также надеются, что взаимодействие Москвы и Анкары будет плодотворным. Как сказал на той же конференции бывший министр промышленности Ливии Махмуд Ахмед Альфтиз: «Мы видели в сирийском и ливийском конфликте, что Россия и Турция стали, нельзя сказать, что союзниками, но очень важными странами, к голосу которых прислушиваются другие государства. Это потому, что политика между господином Эрдоганом и господином Путиным была успешной во многих областях».

Россия поддерживает контакты со всеми сторонами конфликта в Ливии. То же сейчас делает Турция, сигнализируя, что готова к контактам с Халифой Хафтаром и Агилой Салехом.

Западные попытки способствовать миру в Ливии закончились провалом. Сомнительна сама либеральная парадигма, которой придерживаются страны Запада и институты ООН. Якобы продвижение «демократии» должно привести к миру в Ливии, а выборы являются магическим средством, которое покончит с конфликтами. Очевидно, что эти рецепты не работают.

Мирный диалог в Ливии требует реалистского подхода и деидеологизации. Место рассуждений о демократии и диктатуре должен занять реальный баланс сил ведущих акторов внутри страны и сопряжение интересов акторов внешних. Очевидно, что российские и турецкие интересы в Ливии не противоречат друг другу. Американцы же не готовы учитывать интересы Москвы и Анкары.

Учитывая деструктивный опыт вмешательства США и западных стран (прежде всего – Франции) в дела Ливии, Москва, Анкара и ориентированные на них силы в Ливии должны объявить любых западных представителей (даже если они выступают от имени ООН) персонами нон грата. Эти страны не должны играть никакой роли в делах Ливии. Мирное урегулирование в Ливии должно быть свободным от западного влияния, что существенно оздоровит ситуацию.