Почему финляндизация – ужасная модель для Украины

27.04.2022
Сама Финляндия находится в процессе дефинляндизации

 3 апреля, после событий в украинском городе Буча, премьер-министр Финляндии Санна Марин заявила: «Мы не закроем глаза, не будем молчать, не забудем». Еще совсем недавно такое заявление премьер-министра Финляндии о России было бы немыслимо. У Финляндии протяженная граница с Россией, и она старалась не оскорблять чувства русских. Однако недавние события привели к тому, что премьер-министр Финляндии самым решительным образом осудила российские военные преступления. И что еще более удивительно, финские общественные и политические деятели, принимающие решения, похоже, готовы подать заявку на членство в НАТО. По иронии судьбы, хотя Финляндия рассматривает возможность вступления в формальный военный союз с западными державами, долгосрочный нейтральный статус страны заклеймили как возможную модель для Украины.

Еще до начала войны, 7 февраля, президент Франции Эммануэль Макрон, как сообщается, предположил, что «финляндизация» Украины была одним из возможных вариантов разрешения российско-украинского кризиса. Предложение Макрона не было положительно воспринято в Финляндии. Бывший премьер-министр Финляндии написал в Твиттере: «Использование термина "финляндизация" – в контексте или вне контекста – считается оскорбительным в финском внешнеполитическом дискурсе… Старые термины для новых ситуаций редко работают. @EmmanuelMacron».

Слово «финляндизация» обычно используется для описания попытки Советского Союза маневрировать и удерживать Финляндию в положении, при котором она могла бы подвергнуться максимальному влиянию Кремля во время «холодной войны». Влияние и хватка Москвы в этот период имели разную силу, но Финляндия все время оставалась парламентской демократией и правовым государством.

Тем, кто склонен настаивать на финляндизации как решении для Украины, следует понять, что на самом деле означает этот термин. Для финнов это означало долгосрочное подчинение политики Финляндии воле авторитарного соседа в обмен на сохранение независимости как демократического государства; это имело последствия для финской территории, внешней политики, населения, правосудия и даже культуры. Есть веская причина, по которой Финляндия может сейчас решительно отказаться от этой политики.

Что такое финляндизация?

Термин «финляндизация» впервые употребил министр иностранных дел Австрии Карл Грубер в 1950-х годах. Он публично сравнил позицию вынужденного нейтралитета Австрии с позицией Финляндии, обнаружив, что Финляндия находится в худшем положении, поскольку Советский Союз пытался ее оккупировать, в то время как Австрия в определенной степени находится в безопасности в условиях совместной союзно-советской оккупации. Этот термин был популяризирован Рихардом Левенталем в Берлине в конце 1960-х годов, но он действительно прижился как политический штамп в 1969 году, когда правые политики использовали его для критики присутствия американских войск в Западной Германии и направленности восточной внешней политики канцлера Германии Вилли Брандта. Для широкого круга политиков этот термин стал негативным, предостерегающим от опасности стать похожим на Финляндию.

Когда современные сторонники в контексте Украины говорят о финляндизации, они вызывают в воображении образы доброжелательной формы швейцарского нейтралитета, избранного миролюбивыми северными европейцами, отказавшимися от «холодной войны». На самом деле, это был продукт того, что Финляндия подверглась нападению со стороны Советского Союза, проиграла дорогостоящую войну и, следовательно, постоянно находилась под угрозой прекращения существования как суверенного государства.

История финляндизации начинается во время Второй мировой войны. С точки зрения Финляндии, Вторая мировая война состояла из трех отдельных частей: советского вторжения, приведшего к Зимней войне 1939–1940 годов; Продолженной войной 1941–1944 годов, в которой Финляндия с помощью Германии пыталась и после первоначального успеха не смогла вернуть территории, утраченные в предыдущей войне; и Войны в Лапландии 1944–1945 годов, в которой финны стремились вытеснить своих прежних товарищей по оружию, немцев.

В межвоенный период после Зимней войны Финляндия была изолирована в военном и политическом отношении и постоянно подвергалась воздействию со стороны Советского Союза. Финляндия стремилась к оборонительному союзу со Швецией, а позже даже к союзу двух государств, оба из которых потерпели неудачу под советским и немецким дипломатическим давлением. У Красной Армии также была своя интерпретация перекроенной границы Финляндии и СССР. Мало того, что Советский Союз вторгся на суверенную территорию и захватил 10% финских земель. Финляндии приходилось прогибаться все больше каждый раз, когда Советский Союз хотел большего.

Межвоенный период между Зимней войной и Продолженной войной был лишь предвестником того, что должно было последовать за последней. Финляндия была разбита, но она осталась независимой после двух столкновений с Советским Союзом. Уникальная среди стран, которые находились в состоянии войны с СССР, Финляндия сохранила свою независимость и свою систему правления, и ее не принуждали присоединяться к странам Варшавского договора. Но обратная сторона заключалась в том, что Советский Союз был кровно заинтересован в достижении и сохранении максимального уровня влияния в финских делах. Если это звучит как длительное стремление России контролировать украинские дела, то так и есть. Финляндизация была связана не просто своего рода договорным нейтралитетом. Это было намного больше.

Цена сохранения независимости Финляндии была высокой. По Московскому договору от 19 сентября 1944 года Финляндия должна была вести войну, чтобы разоружить немецкие силы, защищавшие Лапландию, отказаться от больших участков земли, провести судебные процессы над военными преступлениями для своего политического руководства военного времени, демобилизовать свои вооруженные силы, сдать в аренду Советскому Союзу на 50 лет военную базу в Порккале, легализовать запрещенную Коммунистическую партию и распустить все враждебные Советскому Союзу объединения. Финляндии пришлось уступить Советскому Союзу около 29 000 квадратных миль и переселить около 420 000 человек за новую границу. Общая численность населения Финляндии в то время составляла менее 4 миллионов человек.

На военной базе в Порккале площадью 1000 квадратных километров размещались российские войска, оснащенные танками и даже тяжелой береговой артиллерией, которые могли достигать центра Хельсинки, находящегося в 40 километрах. Непрерывная цепь российских войск тянулась к базе и обратно, что создавало потенциал для конфликтов. Президент Финляндии Карл Густав Эмиль Маннергейм в частном порядке даже думал о переносе столицы из Хельсинки в Турку из-за наличия упомянутой базы. Военное присутствие Советского Союза фактически было направлено на Финляндию.

База была возвращена Финляндии в начале 1956 года, отчасти из-за соблюдения Финляндией условий мирного договора. Тогдашний советский лидер Никита Хрущев также знал, что ему не нужна тяжелая береговая артиллерия, чтобы угрожать Хельсинки; политическое давление и ракеты были эффективнее и дешевле содержания базы.

Контрольная комиссия союзников следила за соблюдением договора. Советский Союз даже использовал комиссию для распространения своего влияния в стране. Члены организации пользовались дипломатической неприкосновенностью и имели право говорить с любым финским официальным лицом и запрашивать любые документы, которые они считали нужными. Финские коммунисты полностью внедрились в финскую государственную полицию Вальпо. В этот период Вальпо была сосредоточена на выслеживании предполагаемых врагов Советского Союза, за что получила прозвище «Красная Вальпо». Период, находящийся под контролем комиссии, называется «годами опасности», потому что многие в финском военном и политическом руководстве опасались неминуемого вторжения и оккупации Финляндии. Суверенитет Финляндии находился под постоянной угрозой.

После Парижского мирного договора от 10 февраля 1947 года геополитический баланс сил был закреплен Соглашением о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанным между Финляндией и Советским Союзом 6 апреля 1948 года. Финляндия мало на что могла повлиять в этом вопросе. Аналогичные соглашения были также подписаны со странами Варшавского договора в Восточной Европе в 1949 году. Из восьми статей договора первые две имели наибольшее значение.

В первой статье говорилось, что Финляндия обязуется защищать свою территорию, если Германия или кто-либо из ее союзников нападет на Финляндию или через нее на Советский Союз. Если того потребует ситуация, обе стороны проведут двусторонние переговоры о том, как организовать оборону. Вторая статья предусматривала, что в случае обнаружения угрозы такого нападения обе стороны договариваются об ответе.

Эти две статьи стали инструментами политического, военного и экономического давления в годы президентства Юхо Кусти Паасикиви и Урхо Калева Кекконена между 1948 и 1981 годами, лакмусовой бумажкой и ключевой основой политических аспектов финляндизации. Это был рычаг, который Советский Союз всегда мог использовать, если Финляндия не делала того, чего хотел Кремль.

Среди первых заметных последствий финляндизации был отказ от помощи, связанной с Европейской программой восстановления, также известной как план Маршалла. 4 июля 1947 года Франция официально пригласила Финляндию на конференцию, на которой должно было обсуждаться участие в программе. К тому времени, когда шесть дней спустя финский парламент обсудил этот вопрос, Советский Союз ясно изложил свою точку зрения финнам, которые не могли рисковать испортить двусторонние отношения. Это вынудило президента Паасикиви принять участие в голосовании, и он отклонил предложение, несмотря на то, что парламент проголосовал за участие. По сути, помощь, в которой отчаянно нуждалась Финляндия, была отклонена из-за опасений и подозрений Москвы в отношении помощи Запада.

Суверенитет Финляндии под угрозой

На практике политика финляндизации означала постоянные угрозы финской государственности – именно то, чего сейчас хочет от Украины президент России Владимир Путин. В конечном итоге, Финляндия успешно справилась с этими угрозами, но тот факт, что заложник выжил в плену, не делает эту политику привлекательной.

Два печально известных примера демонстрируют влияние финляндизации на внешнюю и внутреннюю политику. Первый, известный как «Кризис ночных морозов», начался с чрезвычайно трудной попытки сформировать правительство после июльских финских парламентских выборов 1958 года. В финской прессе были нападки на Советский Союз и президента Кекконена, и советская пресса была так же активна.

Премьер-министр Карл-Август Фагерхольм продолжал действовать без поддержки Кекконена, и четвертая попытка сформировать правительство наконец увенчалась успехом в августе 1958 года. В пятипартийном коалиционном правительстве Советский Союз с подозрением относился к 8 из 15 министров. Несмотря на победу на выборах в 25% голосов, «Коммунистическая партия Финляндии» не вошла в состав правительства.

Москва была недовольна. Советы отменили переговоры об аренде Сайменского канала, соединяющего контролируемый Советским Союзом Выборг на Финском заливе с озером Сайма на территории Финляндии. Они также отложили подписание законопроекта о рыболовстве в Финском заливе и отказались начать запланированные торговые переговоры по советскому импорту в Финляндию. Представители КГБ даже прямо сказали Кекконену, что необходима смена правительства.

В октябре 1958 года был отозван советский посол в Финляндии Виктор Лебедев, и преемник назначен не был. Все двусторонние переговоры были фактически прекращены, а из-за упадка восточной торговли финская экономика начала останавливаться. Москва также приказала другим коммунистическим государствам держаться подальше от правительства Фагерхольма. Роль Кекконена во время кризиса была по сути двоякой: он пытался справиться с кризисом, но также и извлечь из него пользу, пытаясь ослабить внутреннюю оппозицию против него. Без поддержки президента и с применением внешнего давления дни правительства Фагерхольма были сочтены.

Правительство Фагерхольма пало в декабре 1958 года. Формирование нового правительства было непростой задачей, поскольку западные державы предупреждали финнов не формировать правительство с участием «Коммунистической партия Финляндии», а Советский Союз не принял правительство с социал-демократами или консервативной «Национальной коалиционной партией». Наконец, в январе 1959 года было сформировано правительство, по сути подобранное Кекконеном из его собственной «Аграрной партии». Хрущев дал понять Кекконену, что не доверяет новому правительству, но доверяет лично Кекконену. Вскоре был назначен новый советский посол, двусторонние переговоры продолжились, и «Кризис ночных морозов миновал».

Вторым примером последствий финляндизации был так называемый «Нотный кризис 1961 года», происходивший на фоне усиления гонки вооружений между западными державами и Советским Союзом (конфликт, завершившийся Берлинским кризисом 1961 года и строительством Берлинской стены). 30 октября 1961 года министр иностранных дел СССР Андрей Громыко официально уведомил посла Финляндии в Москве Э. А. Уори. Уведомление заканчивалось предложением «провести консультации о мерах по охране границ обеих стран от угрозы со стороны Западной Германии и ее союзных государств, как это предусмотрено Договором о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Советским Союзом и Финляндией».

Министр иностранных дел Ахти Карьялайнен был отправлен домой. Вскоре ему удалось встретиться с Громыко, и его сообщение заключалось в том, что Советскому Союзу нужны политические гарантии того, что нынешняя политическая направленность Финляндии не изменится и что ничто не помешает дружественным финско-советским двусторонним связям. Другими словами, Советский Союз хотел проецировать силу и укрепить свой северо-западный фланг против предполагаемой угрозы со стороны Соединенных Штатов и НАТО. Уведомление было общедоступным, поэтому оно также послужило международным напоминанием о позиции Финляндии.

Это также соответствовало собственным планам президента Кекконена по быстрому подавлению внутренней оппозиции. 14 ноября 1961 правительство приняло его предложение о роспуске парламента в связи с подготовкой новых парламентских выборов 4 февраля 1962 года. Этот акт в сочетании с давлением, оказанным советским уведомлением, оказал сдерживающее воздействие на внутреннюю оппозицию Кекконена, известную как «альянс Хонка», названную в честь ее кандидата в президенты Олави Хонка. Поскольку этот союз начал рушиться из-за давления уведомления и предстоящих выборов, была подготовлена ​​почва для встречи между Кекконеном и советским лидером в Новосибирске 24 ноября 1961 года.

На переговорах в Новосибирске Кекконен доказывал, что уважение нейтралитета со стороны Запада и продолжение дружбы с Советским Союзом гарантируют безопасность СССР, что делает военные консультации спорными. После длинной речи Хрущев согласился и сказал, что его стремление к миру и доверие к суждению Кекконена решили вопрос, хотя он охарактеризовал уступчивость СССР: «Разве мы не должны просто согласиться заявить, что мы просто отложим (консультации) и не откажемся от них. Давай договоримся только о том, что, если ситуация по какой-то причине обострится, мы снова свяжемся друг с другом». На этом консультации были прекращены, и кризис закончился. Позже в тот же день Олави Хонка снял свою кандидатуру на пост президента Финляндии. Этот кризис и его быстрое разрешение укрепили позиции Кекконена у руля государственного корабля, но СССР также сохранил свой статус надзирателя в Финляндии, а консультации по Соглашению о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи стали источником угрозы.

Президент Кекконен завоевал доверие в глазах Советского Союза, а его власть и личные отношения с советским руководством помогли ему удержаться у власти до 1981 года. Даже сегодня два разных источника о каком-либо событии во время президентства Кекконена, скорее всего, дадут противоречивые повествования и выводы, даже частично оспариваемые факты. В зависимости от прочитанного рассказа наблюдатель того периода мог бы найти Кекконена в высшей степени одаренным защитником финской независимости, комнатным псом СССР с авторитарными наклонностями, комбинацией этих двух качеств – или чем-то средним.

Влияние на финское законодательство и политику

Сторонники финляндизации Украины должны учитывать глубокое негативное влияние этой политики на финскую политику и право. Финляндия во время «холодной войны», как и сегодня, имела многопартийную систему, управляемую коалиционными правительствами. Правительство придерживалось политики финляндизации из-за исполнительной власти, которая полностью контролировала внешнюю политику, самоотверженному соблюдению правительством Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи – и наблюдения неусыпного ока Москвы.

В то время у президента были сильные полномочия; только офис отвечал за внешнюю политику. Президент также назначал премьер-министра и мог распустить парламент и назначить новые выборы. Исполнительная власть также представила законопроект от правительства в парламент и имела сильное право вето. Во время финляндизации президент и советское правительство с опаской относились к любому антисоветскому настрою, поэтому формирование коалиционных правительств было особенно трудным, поскольку любое восприятие антисоветского настроения с опаской воспринималось как президентом, так и Москвой. Помимо «Коммунистической партии Финляндии», даже в политических оппозиционных партиях были внутренние элементы, пытавшиеся использовать Москву как тонкий или грубый инструмент для получения собственной политической выгоды. Не зря президента Кекконена иногда называют «дирижером симфонического оркестра», когда он находился у власти. Только после окончания «холодной войны» Финляндия могла подумать о конституционном устройстве с менее жесткой президентской властью.

Финляндизация также потребовала от финской судебной системы совершенно несправедливых действий. Требование Советского Союза о судебных процессах по военной ответственности не имело оснований в действующем финском законодательстве. Поэтому к таким действиям нужно было готовиться в спешке, и в конечном итоге они были направлены на лидеров, которые вели оборонительные войны, чтобы сохранить территорию Финляндии. Первый проект закона об ответственности за войну был отправлен в парламент 23 августа 1945 года, и всего через три недели закон был введен в действие. Восемь статей закона о военной ответственности создали специальный суд в составе 15 человек во главе с председателем Верховного суда. С 15 ноября 1945 года по 21 февраля 1946 года этот суд вынес решение о виновности и невиновности подсудимых на 23 заседаниях.

Цель испытаний очевидна в статье 1:

Те, кто оказал решающее влияние на Финляндию, втянутую в состояние войны в 1941 году против Советского Союза или Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, или стоял на пути мира во время войны, подлежат наказанию за злоупотребление служебным положением в ущерб нации – в виде тюремного заключения на срок не более восьми лет или, при отягчающих обстоятельствах, к тюремному заключению на более длительный срок или пожизненно.

Среди должностных лиц, которые предстали перед судом, были бывший президент Ристо Рюти; бывшие премьер-министры Юкка Рангелль и Эдвин Линкомиес; бывшие министры правительства Хенрик Рамзай, Вяйнё Таннер, Антти Кукконен и Тыко Рейникка; и бывший посол Финляндии в Берлине Тойво Кивимяки. Под жестким давлением Контрольной комиссии союзников их судьба была предрешена. По решению суда от 21 февраля 1946 года Рюти был приговорен к 10 годам каторжных работ. Остальные получили тюремные сроки от шести до двух лет. Все они были освобождены из тюрьмы к маю 1949 года. Рюти был освобожден по состоянию здоровья.

Финляндизация также повлияла на свободу слова. В 1948 году в Уголовный кодекс Финляндии был добавлен параграф, в котором говорилось, что «публичное и умышленное очернение иностранного государства посредством печатного произведения, письма, визуального изображения или других средств выражения» наказывается лишением свободы на срок до двух лет. Было только два случая применения этого подраздела.

В одном случае президент Паасикиви по совету правительства выдвинул обвинения против главного редактора М. Э. Юусела и редактора журнала «Кескисуомалайнен» Реймы Нуосиайнен. Они пустили в ход историю о гибели генерал-полковника А. А. Жданова, бывшего главы Контрольной комиссии союзников в Финляндии в августе 1948 года. История намекала на то, что он умер из-за сталинских преследований. Юусела и Нуосиайнен были должным образом осуждены и приговорены к выплате штрафов. Эта часть уголовного кодекса не была исключена до 1995 года.

Финляндизация даже оказала влияние на финскую культуру. Книги, изданные в Финляндии, находились под строгим контролем во время «холодной войны». Осенью 1944 года более 20 000 книг были сняты с полок библиотек в связи с указанием правительства о том, что произведения литературы, «которые можно считать враждебными СССР», должны быть недоступны для широкой публики. Около 300 произведений литературы также были изъяты из книжных магазинов, поскольку считалось, что они могут нанести ущерб финско-советским отношениям. Эти ограничения в основном были отменены в 1958 году, но некоторые произведения все же были запрещены. «Архипелаг ГУЛАГ», известное произведение Александра Солженицына, например, пришлось переводить и издавать в Стокгольме, потому что первоначальный финский издатель Тамми отказался издавать его в 1974 году в Финляндии по совету премьер-министра Финляндии Калеви Сорсы.

Некоторые фильмы с предполагаемыми антироссийскими настроениями военного времени и 1930-х годов оставались под запретом до 1980-х годов. Фильм «Один день Ивана Денисовича» по роману Солженицына был запрещен финскими властями в 1972 году. Даже передатчик шведской национальной телекомпании на Аландских островах был на мгновение отключен Финской телерадиовещательной компанией, чтобы не допустить показа фильма в Финляндии. Наконец, в 1993 году его показали в Финляндии. Еще дольше находился под запретом фильм «Рожденный американцем» финского режиссера Ренни Харлина. Хотя фильм был первоначально издан в 1986 году, официально он не был выпущен в Финляндии до 2006 года, спустя много времени после распада Советского Союза.

Конец финляндизации

Падение Берлинской стены и распад Советского Союза – явные моменты исторического размежевания. Конец финляндизации различить труднее. Соглашение о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи было отменено и заменено взаимным соглашением с Россией в 1992 году. Полномочия президента Финляндии были урезаны, в 1991 году были установлены ограничения на количество сроков полномочий, а в 2000 году парламент получил равные полномочия в результате всеобъемлющей конституционной реформы. Тем не менее, Финляндия остается неприсоединившейся и осторожно относится к оскорблению чувств России. Иногда бывает трудно определить мотивы. Является ли нежелание финского политика обвинить российскую агрессию на Украине результатом затянувшейся финляндизации, просто осторожностью в отношении страны, с которой финны имеют протяженную границу – или и тем, и другим?

Финляндизацию можно рассматривать как акт выживания, как реальную политическую необходимость президента Паасикиви. В качестве альтернативы ее можно рассматривать как инструмент, сравнимый как с пером на международном уровне, так и с кувалдой внутри страны в руках президента Кекконена. Несмотря на финляндизацию или, возможно, благодаря предполагаемому дружественному отношению финской политической элиты к Советскому Союзу, Кекконен смог сохранить независимость Финляндии, поддерживая при этом хорошие отношения и обширные двусторонние торговые связи с членами как НАТО, так и Варшавского договора.

Это внешнеполитическое балансирование, обычно называемое «линией Паасикиви-Кекконена», позволило Кекконену принять у себя Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе в Хельсинки в 1975 году и превратить Финляндию в миротворческий центр – традиция, которая продолжается и сегодня. Внешняя и торговая политика Кекконена позволила экономике Финляндии идти в ногу с Западной Европой и направила Финляндию на путь интеграции с Европой посредством сотрудничества с Северными странами и, в частности, ассоциации с Европейской ассоциацией свободной торговли (ЕАСТ) посредством отдельного соглашения в 1961 году и путем подписания свободного торгового соглашения с Европейским экономическим сообществом (ЕЭС) в 1973 году. Финляндия стала полноправным членом ЕАСТ в 1986 году.

Финляндизация была вызвана специфическими для Финляндии обстоятельствами и ее тяжелым положением в послевоенном мироустройстве. Легкомысленное использование этого многозначительного термина и его предложение в качестве решения ситуации на Украине оскорбляют суверенитет и достоинство любого независимого государства.

Спецоперация России на Украине вновь ставит на карту само выживание демократической нации в Европе, чего не было со времен Второй мировой войны. Это активизировало общественное обсуждение во всем регионе. Согласно опросу общественного мнения, опубликованному финским каналом MTV 26 января, 30% финнов поддержали членство в НАТО. После нескольких месяцев развертывания конфликта на российско-украинской границе опрос YLE, опубликованный за день до спецоперации, показал, что эта доля выросла до 53%, а последний опрос, опубликованный 14 марта, показал рост поддержки до 62%. На это обратили внимание финские политики.

В интервью 20 января премьер-министр Финляндии Санна Марин отметила, что «очень маловероятно», что Финляндия подаст заявку на членство в НАТО в течение ее нынешнего срока полномочий [,]», который заканчивается в 2023 году. 9 марта она сказала: «Обсуждение состоится в Финляндии этой весной». 13 апреля она также прокомментировала, что решение по заявке будет принято через «недели, а не месяцы». В той же статье YLE президент Финляндии Саули Ниинистё предположил, что заявка будет представлена ​​в НАТО задолго до предстоящего саммита НАТО в Мадриде, запланированного на конец июня 2022 года. Поддержка членства в финском парламенте выросла, что отразило общественное мнение: 112 из 200 членов выразили поддержку, согласно статье YLE от 5 апреля.

По словам бывшего начальника штаба министерства обороны Финляндии Юкки Пуусти, в результате присоединения Финляндии к программе НАТО «Партнерство ради мира» в 1994 году и последующих шагов финские силы обороны «практически полностью совместимы с НАТО». Фактически, Финляндия недавно закупила истребители F-35.

Это изменение лучше всего сформулировал член парламента Финляндии Андерс Адлеркройц, написавший 5 апреля:

Нас воспринимают как часть Запада, но у нас нет защиты, предлагаемой статьей пять. Членство было бы большим изменением в психологическом плане, но небольшим на практическом уровне. Это повысит безопасность и укрепит сотрудничество северных стран, особенно если к ним присоединится Швеция.

Спецоперация России на Украине настолько изменила систему расчетов безопасности в регионе, что Финляндия находится в процессе дефинляндизации. Парадоксально, что так много аналитиков, похоже, готовы и желают поместить Украину под то же самое ярмо, из-под которого, наконец, выходит Финляндия.

Источник