Победа Байдена ознаменовала бы начало эпохи олигархии

09.11.2020

Кто такой Джо Байден – человек, который может стать нашим президентом с 20-го января? Правда в том, что на данный момент мы ничего не знаем о нём.

Мы понятия не имеем, что на самом деле думает Джо Байден – или даже способен ли он думать. Он не говорил нам об этом, и никто даже не заставлял его общаться с нами целый год. На самом деле, становится ясно, что нет никакого Джо Байдена. Человек из 1980-х (которого вы, возможно, помните по этим временам), ушел.

Осталась своего рода проекция, голограмма, призванная имитировать поведение не угрожающего политического кандидата: «Расслабься, Джо Байден здесь. Он много улыбается. Все в порядке». Это – послание «испарившегося» кандидата.

Так кто здесь управляет проектором? Первое, что вы должны знать: люди, стоящие за Джо Байденом – не либералы. Мы часто неправильно их так называли. Либерал верит в право всех американцев свободно говорить, зарабатывать на жизнь, поклоняться своему Богу, защищать свои собственные семьи – и делать все это независимо от того, к какой политической партии они принадлежат, или какую расу они представляют; или как далеко они родились от центра Манхэттена, где живут сейчас.

Либерал верит в универсальные принципы, честно применяемые. И самое смешное, что все это описывает большинство из 70-ти миллионов человек, которые только что проголосовали за Дональда Трампа на этой неделе. Большинство из них не хотят никого обидеть или контролировать. Они не заинтересованы в том, чтобы заставить замолчать оппозицию на Фейсбуке или где-либо еще. Они просто хотят жить своей жизнью в стране, в которой они родились – и, кажется, просят не так уж много. Так что (по любому традиционному определению) они либеральны.

Однако наш язык стал настолько политизированным и искаженным, что этот очевидный факт не может быть объявлен открыто. Что вы знаете наверняка – так это то, что люди, стоящие за Джо Байденом, совсем не либеральны. Они не верят в инакомыслие. «Ты думаешь одно? Я думаю другое. Это нормально» – нет, это совсем не они. Они требуют подчинения разнообразию (diversity); то есть, сохранение законных различий между людьми – это последнее, чего они хотят. Эти люди ищут абсолютного единообразия, полного единообразия. Ты доволен своей кофейней на углу? Они хотят заставить тебя пить кофе из Старбакс: каждый день, с этого момента – и до бесконечности. Каким бы он не был на вкус. Это – будущее.

Если вам кажется, что это походит на «корпоративные ценности», то вы понимаете, что происходит. Президентская кампания Джо Байдена – чисто «корпоративное предприятие». Это первое в американской истории предприятие, которое так близко подобралось к президентству. Если бы транснациональная корпорация решила создать кандидата в президенты, он был бы бывшим подставным клиентом кредитной организации из Уилмингтона, штат Делавэр – и это именно то, что они получили. То, что хорошо для Google, хорошо для кампании Байдена – и наоборот. Мы никогда не видели более бездушного проекта. Они буквально выбрали Камалу Харрис в качестве кандидата в вице-президенты Байдена – человека, который даже не может выговорить свое имя. Не то, чтобы это имело значение, потому что это чисто рекламный трюк.

Мы наблюдали все это в реальном времени. Мы не могли поверить и разинув рот смотрели за тем, как человек без сколь-нибудь различимой группы сторонников поднимался на самую вершину нашей политической системы, словно по волшебству. Возможно, в конце концов, сам Джо Байден за весь период президентской кампании ни в чем не убедил ни одного избирателя – но ему и не нужно было. Джо Байден стал кандидатом от демократов, потому что он не был Берни Сандерсом. Он пришел туда, где он сейчас, потому что он не Дональд Трамп. Это самая короткая политическая история, когда-либо написанная.

Что бы вы ни думали о Дональде Трампе и Берни Сандерсе, они шли к власти традиционным способом. Каждый из них имел поддержку настоящих избирателей. Живые, дышащие люди любили их, верили в них, возлагали на них надежды – и, кстати, соглашались с их идеями, которые они четко формулировали. Но «корпоративная Америка» ненавидела их обоих. Их нельзя было контролировать – в частности, Дональда Трампа, чье полное нежелание подчиниться сделало его самой большой возможной угрозой. Вот почему они ненавидят Дональда Трампа: потому что он не подчиняется.

Оскорбительно говорить, что Джозеф Р. Байден победил на этих выборах (даже если так и случится). Победят технологические компании. Победят крупные банки. Правительство Китая, медиа-истеблишмент, несменяемая бюрократия, класс миллиардеров – выиграют все они, и не так, как велит демократия. Если бы один человек равнялся одному голосу, такая коалиция никогда бы ничего не выиграла. Их недостаточно.

Но как группа, они обладают тем, чего у избирателей Дональда Трампа, к сожалению, нет: это власть. У них много власти, и они планируют обладать этой властью, нравится вам это или нет. Сейчас все это начинает походить на олигархию. Люди, которые считают, что они должны быть главными всегда, на самом деле могут быть главными.

И что это значит для остальных? Объявит ли «корпоративная Америка» победу и отступит? Сможем ли мы снова говорить свободно? Снимут ли они сапог с нашей шеи? Можем ли мы вернуть Америку теперь, когда «Великая Оранжевая Чрезвычайная ситуация» прошла? Обязательные приказы лгать наконец-то отменяются?

На эти вопросы мы будем обращать внимание, так как планируем остаться в этой стране. И еще кое-что, пока мы здесь: кто рад приветствовать наших новых корпоративных надзирателей? Кто планирует сотрудничать с ними; особенно те, кто на правой стороне, стороне Республиканцев – стороне, которая сказала, что защищает вас? Кто рад всему этому? Похоже, за этим стоит следить, чтобы мы знали, с кем имеем дело.

Источник