Пик атлантического единства?

25.11.2022
Европейские лидеры испытали огромное облегчение после того, как республиканцы не смогли добиться «красной волны» на промежуточных выборах в США. Но вместо того, чтобы использовать это время для празднования, европейцам нужно подготовиться к следующему потенциальному шторму.

Европейские лидеры испытали огромное облегчение после того, как республиканцы не смогли добиться «красной волны» на промежуточных выборах в США. Пока окончательный состав Палаты представителей остается неизвестным, демократы удержались в Сенате, и уже сейчас ясно, что Конгресс не будет наводнен изоляционистскими сторонниками Дональда Трампа и Владимира Путина. Но вместо того, чтобы использовать это время для празднования, европейцам нужно подготовиться к следующему потенциальному шторму.

Европа, в конце концов, извлекла выгоду из необычайного момента трансатлантического единства за последний год. Американо-европейское партнерство плавно отреагировало на спецоперацию России на Украине скоординированными санкциями и тем, что Соединенные Штаты проконсультировались с европейскими правительствами, прежде чем вести какие-либо переговоры о будущем европейской безопасности с Кремлем. НАТО, альянс, который президент Франции Эммануэль Макрон назвал в 2019 году «мертвым», сейчас процветает и готов принять Финляндию и Швецию в качестве новых членов. Наконец-то европейцы стали больше тратить на оборону, и даже Германия достигла давно обещанной цели в 2% ВВП.

Американцы и европейцы также в целом согласны со стратегическим вызовом, который представляет Китай, особенно теперь, когда председатель КНР Си Цзиньпин, правивший с помощью экономических угроз и агрессивной внешней политики, расширил и укрепил свою власть. Есть сильное ощущение, что «Запад вернулся». США и Европа направляют вновь обретенное политическое единство в поддержку общих ценностей и общего видения того мира, которого они хотят.

Но грозовые тучи уже сгущаются. В краткосрочной перспективе палата представителей, контролируемая республиканцами, может попытаться опровергнуть идею о том, что Америка должна покрывать непропорционально большую долю расходов на оборону Украины. Как отмечает мой коллега по Европейскому совету по международным отношениям Джереми Шапиро в недавнем комментарии, США пообещали Украине военную помощь в размере 24 миллиардов долларов, в то время как Европа выделила лишь половину этой суммы. Почему американцы должны платить больше, чем соседи Украины?

Более того, в долгосрочной перспективе споры о том, как определить украинскую победу, могут создать новую напряженность. В то время как администрация Байдена, Франция и Германия отмечают, что в какой-то момент потребуются мирные переговоры, Польша и страны Балтии ясно дали понять, что хотят, чтобы Россия была унижена. Тем временем Трамп назначил себя посредником в сделке между Россией и Украиной.

Когда дело доходит до Китая, внутри ЕС также кипит напряженность. Хотя все трансатлантические союзники движутся в одном направлении, это не означает, что они стремятся к одному и тому же пункту назначения. Канцлер Германии Олаф Шольц, например, недавно посетил Пекин, где он не проявил особого интереса к разъединению европейской и китайской экономик (хотя и полностью осознает опасность чрезмерной зависимости).

Европейцев также напугали протекционистские соображения, лежащие в основе Закона США о чипах и науке, Закона о снижении инфляции и решения Министерства торговли об ограничении сотрудничества в высокотехнологичных секторах. IRA практически закрывает американский рынок электромобилей даже для компаний из таких союзников, как Европа, Япония и Южная Корея. Европейцы справедливо опасаются, что они понесут побочный ущерб в экономической войне Америки с Китаем, и к ним еще обратятся за дипломатической поддержкой в ​​отношении Тайваня.

Но самые большие опасности по-прежнему исходят от внутренней политики США. Многие комментаторы задаются вопросом, не сигнализирует ли относительно слабая результативность республиканцев в среднесрочной перспективе конец контроля Трампа над партией. Мало того, что многие кандидаты, поддержанные Трампом, потерпели неудачу, но губернатор Флориды Рон ДеСантис, один из ведущих претендентов на выдвижение в президенты от республиканцев в 2024 году, с большим перевесом выиграл переизбрание. ДеСантис популярен, но если он бросит вызов Трампу, его может постичь та же участь, что и Джеба Буша и всех остальных, кого избиратели-республиканцы отвергли в 2016 году.

Что еще более важно, трампизм не умер. Кандидаты-республиканцы будут продолжать вести культурные войны, следуя политике «выжженной земли», и придерживаться позиций Трампа против свободной торговли, иммиграции, иностранной интервенции и Европы. А учитывая ухудшающееся состояние мировой экономики, у республиканцев могут созреть условия для того, чтобы добиться большего успеха на следующих выборах, особенно если они извлекут уроки из своих ошибок в 2022 году.

По всем этим причинам европейцам необходимо использовать следующие два года, чтобы уменьшить свою зависимость от США. Если Байден снова баллотируется и победит, более самодостаточная Европа может стать гораздо лучшим партнером США. Но если Трамп или какой-либо другой евроскептик будет избран, европейцы, по крайней мере, будут в лучшем положении, чтобы пережить бурю. Имея всего два года на возведение эффективной защиты от будущей «красной волны», европейцам пора строить собственную стену.

Источник