Переворот в Судане: контекст и детали

02.11.2021
Ситуация в африканской стране более запутана, чем кажется на первый взгляд

25 октября суданские военные захватили власть, распустив переходное правительство через несколько часов после того, как войска арестовали премьер-министра. Среди задержанных в день переворота были пять высокопоставленных правительственных деятелей, в том числе министр промышленности Ибрагим аль-Шейх, министр информации Хамза Балул, член Суверенного совета Мухаммед аль-Фики Сулиман, а также Фейсал Мохаммед Салех, советник Хамдока по СМИ. Айман Халид, губернатор штата, в котором находится столица, также был арестован.

Абдель-Фаттах Бурхан, который занимал пост председателя Переходного суверенного совета Судана (TSC) с 12 апреля 2019 года и является главнокомандующим вооруженными силами, занял центральное место, объявив чрезвычайное положение и распустив правительство. Фаттах аль-Бурхан был одним из трех суданских военных деятелей, которые сказали Омару аль-Баширу, что пришло время завершить его пребывание у власти, длившееся три десятилетия. Бурхан долгое время был одним из надежных помощников Башира – как в буквальном, так и в политическом смысле.

Сам Бурхан заявил, что ссоры между политическими группировками в Судане и побудили военных вмешаться. При этом переворот совпал с визитом в страну специального посланника США.

Бурхан получал образование в суданском военном колледже, затем в Иордании и в египетской военной академии в Каире, где среди выпускников был будущий президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси. Бурхан и Сиси – давние друзья, хотя суданский генерал всю жизнь связан с исламистскими движениями, которые Сиси объявил вне закона. Его первая международная поездка после того, как он стал фактическим главой государства Судана, состоялась в Египет в мае 2019 года. Оттуда он отправился в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Саудовскую Аравию. Это объясняет его политические приоритеты и влияние этих стран на Судан при режиме Бурхана.

Бурхан, очевидно, действовал в координации с военачальником Мохаммедом Хамданом Даголо (Хемети), который возглавлял Силы быстрой поддержки. Хемети позиционирует себя как лидера за рубежом, так что между ними в будущем могут возникнуть споры.

Бурхан и Хемети – одновременно союзники и соперники. Хемети занимает пост вице-президента переходного военного совета, но его семья и Силы быстрой поддержки получают огромную выгоду от контроля над золотыми рудниками в Дарфуре, а также от покровительства ОАЭ и Саудовской Аравии. В отношении них была определенная угроза со стороны гражданского правительства Судана, именно поэтому, отчасти, Бурхан и Хемети пошли на государственный переворот. На принятие решений аль-Бурханом сильно повлиял и общий контекст, в котором лидеры Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта опасались прозападных демократических движений.

Предполагается, что военной хунте придется искать внешнюю поддержку у России, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов или Китая, если он найдет общий язык с Хартумом. Генералы пока заявили, что военные назначат технократическое правительство, которое приведет страну к выборам, назначенным на июль 2023 года.

Накануне переворота военные осмелели в споре с гражданскими лидерами благодаря поддержке протестующих племен, которые в течение нескольких недель блокировали главный порт страны на Красном море.

21 сентября военные уже предпринимали попытку захвата власти в Хартуме (шестую с момента отстранения от власти президента Омара аль-Башира). Заговорщики намеревались арестовать членов руководящего Суверенного совета страны и попытались захватить контроль над зданием государственного радио.

Инициаторами были офицеры бронетанкового корпуса и Воздушно-десантных войск под командованием генерал-майора Абдалбаги Альхассана Османа Бакрави. Он был членом правящей партии «Национальный конгресс Судана» при президенте аль-Башире, которая была распущена после его отставки и совсем недавно восстановлена после его предыдущего ареста. Самая серьезная попытка государственного переворота произошла 11 июня 2019 года, когда высокопоставленные чиновники Министерства обороны и старшие офицеры, служившие в армии при аль-Башире, выступили против Военного совета. Бывший начальник штаба суданской армии был в числе заговорщиков, готовивших переворот.

В политике Судана есть много интересных нюансов, которые скрыты за кулисой обыденной политики. Партия «Национальный конгресс Судана», например, и «Братья-мусульмане» (запрещены в России) имеют общие корни. Аль-Башир, при этом, в разных случаях полагался как на Саудовскую Аравию, так и на ОАЭ, хотя они являются ярыми противниками этого движения.

А новое переходное правительство в Хартуме в последнее время прилагало значительные усилия для восстановления отношений с Турцией и Катаром, поскольку они идеологически поддерживают «Братьев-мусульман».

В августе Временная военно-гражданская администрация Судана приняла решение передать Омара аль-Башира Международному уголовному суду (МУС) по обвинению в военных преступлениях и преступлениях против человечности в Дарфуре. В то время Суверенный совет не дал свое согласие, предположительно, из-за рисков для высших военных чиновников.

Западные СМИ также обвиняют Россию в том, что именно Москва встала на пути передачи экс-президента на расправу МУС. А в мае 2021 года Судан приостановил действие соглашения с Россией о создании российского военного объекта в Порт-Судане, который имеет стратегическое значение для Москвы из-за его расположения – это ключевой маршрут транспортировки нефти из Азии в Европу. Поэтому последний переворот на Западе трактуют как спецоперацию Москвы, хотя это лишено оснований. Суданский генералитет сам заинтересован в консервировании ситуации, какой она была до отстранения аль-Башира от власти.