Патриарх Фотий: богословский византизм

22.02.2021

Василий I Македонян закладывает традицию византизма в политико-правовой области, публикуя первые собственно византийские политико-административные кодексы, существенно отличающиеся от более ранних – в целом просто воспроизводящих римские образцы. Но сам Василий I колебался между сближением с Римом и Римским Папой для совместного отражения атаки арабов с Юга и верностью уже устоявшейся ко времени его правления православной традиции, занявшей критическую позицию в отношении присвоения Карлом Великим статуса Императора и введения в Символ Веры принципа исхождения Святого Духа «и от Сына», Filioque.
В период правления Михаила III, Μιχαήλ Γ΄ и Василия I, Βασίλειος Α΄ выделяются два крупных церковных деятеля, каждый из которых воплощает в себе один из двух полюсов – западный и восточный. Сторонником Запада и сближения с Римом выступает патриарх Игнатий, Ιγνάτιος (ок. 797 — 877), выдвинувшийся на первые роли и ставший патриархом Константинопольским в 847 году – при Михаиле III. Его поддерживала Императрица Феодора. Игнатий признан святым.
Вместе с тем, чрезвычайно показательна деятельность Константинопольского патриарха Фотия, Φώτιος (ок. 820—896), придерживавшегося строго противоположной точки зрения на взаимоотношения Византии и Западной церкви. Он был противником Игнатия. Вместе с тем Патриарх Фотий был также позднее признан в православной церкви святым.
Фотий был философом-платоником и являлся составителем огромного труда, «Библиотеки», содержащего философские и богословские фрагменты эллинистической традиции – как христианской, так и более ранней, вплоть до трудов Платона и Аристотеля. Ему же принадлежит и обширный «Лексикон», составленный для обучения эллинской классике и текстам «Нового Завета». Фотий – автор многочисленных церковных гимнов, гомилий и трудов богословского содержания.
Фотий перед лицом папоцезаризма Рима выступает убежденным сторонником цезарепапизма и провиденциального союза церкви и Империи. Он настаивает на возврате к истокам воцерковления Империи, всячески подчеркивает функцию Императора как катехона, ὁ κατέχον, «удерживающего», обозначая, тем самым, ядро идентичности византизма перед католичеством, для которого всё более и более центральным становится верховный статус Папы как высшего властителя, превосходящего временных владык. 
Фотий впервые дает систематизированное опровержение введения католиками Filioque в Символ Веры и обвиняет тех, кто придерживается этой практики, в ереси. Таким образом еретиками в глазах Византии становятся все последователи Римской церкви. В отличие от Игнатия Фотий настаивает на том, чтобы Византия твердо стояла на своей богословской идентичности и крепко держалась установившейся традиции, сохраняя дистанцию от Запада.
Михаил III поддержал Фотия и после заточения Императрицы Феодоры в монастырь Игнатий был низведен с Константинопольской кафедры, а Фотий провозглашен новым патриархом.
Папа Римский Николай I (800 — 867) не признал законности смещения Игнатия, который был ему идеологически близок, и в ответ на резкие нападки Фотия на Filioque в 863 году отлучил его от церкви и признал «еретиком». Тогда Константинопольский собор под руководством Фотия в 867 году отлучает от церкви самого Папу Николая.
Однако Василий I Македонянин, захватив трон, возвращает Игнатия из ссылки, и напротив, при поддержке Рима, отправляет в ссылку Фотия. В 869 году Василий I и новый Римский Папа Адриан II (792 — 872) проводят в Константинополе Четвертый Собор, который католики признают VIII Вселенским, а православные таковым не считают. На этом Соборе состоялось осуждение Фотия, восстановлено – пусть ненадолго – единство западной и восточной церквей, признана неподсудность Пап никаким соборам – даже Вселенским, а также отвергнуто трихотомическое деление человека (как состоящего из тела, души и духа) в пользу дихотомического (как состоящего только из тела и души, дух же был всецело отнесен к области трансцендентного Божества). На этом соборе строится дальнейшее становление католической теологии. Православное византийское богословие позднее этот Собор отвергло, и сохранило признание Filioque ересью, а учение о трихотомии – вполне православной антропологией.
Однако позднее Василий I возвращает Фотия из ссылки и делает  – в силу его глубокой учености – воспитателем царских детей. Позднее после смерти Игнатия, с которым Фотий примирился, Фотий снова был избран Патриархом Константинопольским на Соборе 879 – 880 годов. На этом Соборе были отменены решения предыдущего Четвертого Константинопольского и отвергнуты его притязания на то, чтобы быть Вселенским. Символ Веры был заново подтвержден в его Никейско-Царьградской редакции без Filioque. Так как эти решения, на сей раз, отверг Рим, то именно на нём были окончательно сформулированы основные принципы византийского православия, богословского византизма, главную редакцию которого осуществил византийский платоник святой патриарх Фотий.
Решения Собора 879 -- 880 годов, на котором Фотий закрепил свою идеологическую победу над западнической (филокатолической) партией, стали последним этапом разделения церквей, которое, однако, официально произойдет несколько позднее -- в 1054 году, когда взаимное анафематствование состоится формально.
Преемник Василия I Лев VI Философ, Λέων ΣΤ' ὁ Σοφός (866 — 912) в отношении Фотия занимает иную позицию и снова смещает его с патриаршей кафедры, а сам Фотий умирает в ссылке.
В православной церкви Фотий считается одним из трёх святых учителей, занимавших Константинопольскую кафедру наряду со святым Григорием Богословом и святым Иоанном Златоустым. Богословие Фотия является ярчайшим образцом православной традиции: в нём христианский платонизм (ярко присутствующий у Григория Богослова) и дух Халкидонского собора (отвергшего монофизитство), резонирующий с антиохийцем Иоанном Златоустым, а также трихотомическая антропология святого апостола Павла, интегрированы в единую систему, которая и может рассматриваться как чисто византийское богословие. Начало этой линии заложено Максимом Исповедником (одновременно диофизитом и почитателем платонических «Ареопагитик»), систематизировано Иоанном Дамаскиным, а  Фотий придает этой линии окончательную форму.
Именно Фотий является основным идеологом византийского православия, завершившим его метафизический фундамент и предопределившим православно-византийскую идентичность, как мировоззрения, разделявшегося отныне и самими греками (византийцами) и теми народами и культурами, которые окажутся позднее носителями православия. Фактически именно Фотий подготовил богословскую и догматическую платформу для Великой схизмы со стороны православных, твердо настояв на том, что именно православная – византийская, восточная --  линия христианской традиции является непрерывной нитью, связывающей христианство IX века с его историческим и мистическим истоком, а католический Запад представляет собой «сухую ветвь» традиции, потерявшую жизнь и связь с догматической истиной, запечатленной в 7 Вселенских Соборах. Именно Собор 879 – 880 годов своим решением признал Второй Никейский Собор официально Седьмым Вселенским, закрыв эпоху Вселенских Соборов и зафиксировав структуру православных догматов в не подлежащем дальнейшим правкам и изменения богословском доктринальном корпусе текстов и уложений. Западное христианство, в свою очередь, считало Папу Римского живым интерпретатором традиции, а следовательно, церковные догмы не могли быть фиксированы раз и навсегда. В этом и выразилось важнейшее отличие между православием и католичеством: православный византизм главной составляющей отныне имел догматический консерватизм, а католичество шло по пути подстраивания догматов под вызовы времени, старясь сохранить – по мере возможности – верность духу и букве церковного предания. По сравнению с католиками, православные являются последовательными и непреклонными консерваторами. Но сами католики, если сравнить их с ещё  менее догматичными протестантами, могут в свою очередь, показаться консерваторами и традиционалистами.