Пакистанский портовый город Гвадар объял хаос

17.01.2023
«Жемчужина короны» КПЭК страдает от отключения Интернета после подавления протестов.

Портовый город Гвадар в Пакистане, узел китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК), находится в осадном положении на фоне беспорядков, вызванных репрессиями против митингующих граждан. Почти неделю в городе отключена мобильная и интернет-связь. В то время как мобильные сети были восстановлены, Интернет по прежнему отключен с 28 декабря. Комиссия по правам человека Пакистана обратила внимание на неофициальное воспрепятствование информации в Гвадаре и попросила правительство отказаться от своей негласной политики низведения Белуджистана до статуса региона второго сорта.

Беспорядки вспыхнули, когда полиция совершила налет на лагерь сидячих протестов и арестовала членов и лидеров движения «Хак До Техрик Гвадар» (ХДТ) (по-английски: «Дай Гвадару его права»). Затем последовали массовые демонстрации против разгона митингующих полицией и военизированными формированиями.

Движение ХДТ, возглавляемое местным лидером по имени Маулана Хидаят ур Рехман, за очень короткий промежуток времени стало символом надежды для народа Гвадара. В основе движения лежат определенные требования, нашедшие широкую поддержку в массах. К ним относятся прекращение незаконного траления в море у побережья Гвадара, сокращение контрольно-пропускных пунктов в регионе, поиск пропавших без вести и ослабление ограничений на приграничную торговлю с Ираном. Эти требования были названы правительством провинции справедливыми, но до сих пор не удовлетворены.

В последнее время интенсивность протестов возросла после того, как переговорная группа правительства во главе с министром внутренних дел провинции не смогла убедить движение прекратить демонстрацию. Рехман и его сторонники обвинили правительство в «несерьезном» отношении к их требованиям. В ответ на эту неудачу правительство провинции применило силовой подход, чтобы положить конец двухмесячной акции протеста в городе. Для разгона демонстрантов полиция применила против них дубинки и штыки, что привело к конфликту между силовиками и протестующими. Как сообщается, в результате последовавших столкновений в Гвадаре погиб полицейский по имени Ясир. С тех пор правительство ввело статью 144 Уголовного кодекса Пакистана, запрещающую публичные собрания и сидячие забастовки в городе на один месяц.

Гвадар с его глубоководным портом является точкой опоры для проектов экономического развития Пакистана и Китая, что принесло ему титул «жемчужины» китайско-пакистанского экономического коридора. Город часто рассматривается как будущий Дубай в регионе, но растущая нищета его жителей говорит о другом. Жители Гвадара по-прежнему лишены доступа к чистой воде и другим основным удобствам. Судя по всему, Гвадар, будучи центром экономического развития, не смог изменить судьбу своего народа. Скорее, стал источником разочарования из-за отчуждения жителей от местных проектов развития, которыми в основном управляют китайцы или офицеры из других провинций Пакистана.

Хуже того, жители Гвадара также чувствуют, что их идентичность и право собственности на свою родину находятся под угрозой. Они считают, что быстрый приток китайских рабочих и бизнесменов может разрушить их идентичность, вызвав демографические изменения. Федерация торгово-промышленных палат Пакистана также поддержала опасения по поводу демографических изменений в своем отчете, в котором прогнозируется, что к 2048 году китайцев в провинции будет больше, чем коренных белуджей.

Негодования и опасения жителей Гвадара, назревавшие в течение десятилетия, вылились в форму движения ХДТ.

В прошлом году Рехман провел 32 дня протеста под лозунгом ХДТ. Демонстрация закончилась мирно после того, как правительство пообещало удовлетворить требования протестующих. Но нарушенные обещания правительства снова вывели Рехмана и его сторонников на улицы. На этот раз он предупредил чиновников о готовности использовать все средства для борьбы за права жителей Гвадара. Он символически размахивал оружием, подразумевая, что, если правительство не примет мер, местные жители могут действовать сами, чтобы защитить рыбаков от влиятельной «траловой мафии», эксплуатирующей их океан. Рехман категорически заявил, что не требует для города никаких мегапроектов вроде транзитных линий или станций метро. Чего он хочет — чего хотят сторонники ХДТ — так это основных прав для людей, живущих на берегу Аравийского моря.

Рехман хорошо осведомлен о критической важности Гвадара, которая имеет решающее значение для национальных интересов Китая и Пакистана. По этой причине он предупредил чиновников, чтобы они остановили проекты развития города, ведущиеся под знаменем КПЭК. Рехман знает, что критика китайских проектов заставит пакистанских чиновников пойти с ним на переговоры — Пекин неоднократно требовал от Исламабада сделать больше для защиты своих граждан и экономических интересов, которые время от времени подвергались атакам со стороны этносепаратистских боевиков в регионе. Следовательно, Рехман применяет всевозможное давление, чтобы заставить правительство действовать в соответствии с его требованиями, касающимися прав народа Гвадара.

Обладая богатыми ораторскими способностями, лидер ХДТ также поставил под сомнение эффективность нынешнего правительства. Он назвал правительственных чиновников некомпетентными людьми с нулевыми полномочиями по принятию решений, заявив, что «они следуют тому, что им диктуют», — предположительно имея в виду влияние военных в провинции.

В таких условиях, при ограниченных полномочиях местной власти, трудно переубедить агитирующих протестующих. Рехман пользуется многочисленной местной поддержкой. Он имеет энергичную тенденцию превращать обиды в слова и заручаться поддержкой общества. Особенно примечательна его широкая поддержка среди местных женщин. Одним из таких примеров является Маси Зайни, пожилая вдова, которая своими стихами и народными сказками мобилизовала сотни женщин, побудив их присоединиться к ХДТ.

По-видимому, мало заинтересованное в осмысленном ответе на требования ХДТ, правительство провинции последовало прецеденту поиска иностранного участия в ткущем кризисе. Недавно министр внутренних дел также предположил, что движение Рехмана поддерживают иностранные силы, стремящиеся саботировать проекты КПЭК. Подобные заявления правительства вызывают сомнения в том, серьезно ли вовлеченные силы настроены на формирование конструктивной политики в отношении требований протестующих в Гвадаре.

Чтобы найти эффективное решение по обузданию существующего хаоса в городе, необходимо учитывать требования ХДТ. Эти требования правительство называет справедливыми, и они отражают насущные потребности местного населения. Юго‑западная провинция Пакистана Белуджистан столкнулась с серьезной системной несправедливостью и насилием: от незаконного траления до насильственных похищений людей. Весомое число людей, примкнувших к протесту ХДТ, наглядно показывает, насколько огорчена белуджская община и как отчаянно ее члены хотят быть услышанными. Рехман явно пользуется общественной поддержкой. Если требования ХДТ не будут выполнены, и если правительство выберет насильственные средства для подавления людей, разъяренная общественность может спровоцировать еще больший хаос, поставив под угрозу будущее КПЭК в целом.

Важно понимать, что применение «железного кулака» только увеличило насилие в этой части Пакистана. Только мирными средствами можно вывести портовый город из нынешнего хаоса.

Источник