Пакистанец с китайцем братья навек

30.06.2021
Сотрудничество между Китаем и Пакистаном в области экономики, политики и инфраструктуры усиливается, приобретая геополитический масштаб.

 1 мая начался вывод американских военнослужащих из Афганистана. Ожидается, что к 11 сентября американцы полностью и окончательно покинут территорию Афганистана. Возникает вопрос о месте их новой дислокации. Некоторые эксперты полагают, что их перебросят в Японию, Южную Корею и на Тайвань, чтобы сдерживать Китай. Кто-то считает, что их новый адрес – одна из центральноазиатских республик бывшего СССР. Но ни одна из них пока не дала своего согласия.

Одним из самых перспективных мест базирования называли Пакистан, у этой страны есть богатый опыт сотрудничества с США в военной сфере. Но 18 июня премьер-министр Пакистана Имран Хан сделал заявление о том, что он не допустит этого.

На самом деле, нашим соседям в Средней Азии и Пакистану присутствие американцев могло бы принести и вред, и пользу. Вред выразился бы в осложнении отношений с Россией и Китаем, а также в возрастании шансов на очередную «цветную революцию» с целью поменять правительства на более лояльные США. Но и польза от прихода американцев конкретно для них тоже бы была – они сдали бы базы и инфраструктуру в аренду, получали бы неплохую прибыль в долларах, а местные симпатизирующие джихадистам силы стали бы вести себя скромнее.

Однако, несмотря на возможные дивиденды Пакистан и «соседи» отказались от этой выгоды. Это можно рассматривать как геополитическую победу Москвы и Пекина. Про Центральную Азию все понятно: Россия и Китай традиционно имеют там сильные позиции, создали ШОС, в рамках которой ведут активное политическое и экономическое сотрудничество, не позволяя этим республикам стать халифатами или «новыми демократиями».

С Пакистаном ситуация намного более многогранна. С одной стороны, он много лет позволял ЦРУ использовать свои базы для проведения операций на территории Афганистана, с другой стороны, он является главным стратегическим партнером Китая в регионе.

В этот раз власти Пакистана сделали однозначный выбор в пользу китайских интересов, что означает беспрецедентный рост влияния Китая.

Пакистанские чиновники и эксперты, давая определение дружбе между Пакистаном и Китаем, говорят, что она «выше горы, глубже моря и слаще меда».

21 мая этого года Китай и Пакистан отпраздновали 70-летие установления дипломатических отношений. По причине пандемии значительная часть праздничных мероприятий прошла в режиме онлайн, но от этого они не стали менее торжественными.

Отношения развиваются на основе взаимности. В конце января 2020 года Пакистан направил в Китай 300 тысяч медицинских масок, 800 комплектов медицинской защитной одежды и 6 800 пар перчаток. Недавно китайское правительство безвозмездно передало Пакистану 500 тысяч доз вакцины от коронавируса.

Сотрудничество между двумя странами имеет конкретное наполнение: с 2013 года они строят одно из важнейших звеньев «Одного пояса, одного пути» – Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК). Реализация проекта подразумевает создание транспортной инфраструктуры между западной частью Китая и пакистанским морским портом Гвадар.

 

Китай уже 6 лет подряд является крупнейшим торговым партнером и крупнейшим источником иностранных инвестиций Пакистана. Реализация проекта КПЭК обеспечила приток в Пакистан китайских инвестиций на общую сумму в 25,4 млрд. долларов. В этом году прямые инвестиции Китая в Пакистан достигли 945 млн. долларов, что на 1,9% больше, чем в предыдущем году. На Китай приходится почти 50% от всех иностранных капиталовложений в Пакистане.

Пакистанские предприятия успешно выходят на китайский рынок – импорт Китая из Пакистана в 2020 году составил 2,12 млрд. долларов, увеличившись на 17,5% по сравнению с прошлым годом. Отмечается, что реализация проектов в рамках «коридора» создала 75 тысяч рабочих мест.

Силами китайских компаний строится автомагистраль между городами Карачи и Лахов, модернизировано Каракорумское шоссе, которое соединяет Китай и Пакистан, расширены пропускные способности ряда железнодорожных маршрутов. Пакистанская железная дорога будет соединена с китайской.

Параллельно стороны продвигают проекты в других сферах: энергетика, промышленность и торговля. Всего в рамках «коридора» обозначено 70 проектов, 46 из них находятся на стадии реализации или уже завершены. Общая сумма инвестиций оценивается в 46 млрд. долларов.

Правительство Пакистана рассчитывает с помощью Китая решить многие экономические проблемы, поэтому твердо держит курс на укрепление сотрудничества, в том числе путем продвижения использования юаня в двусторонней торговле. Пакистанская сторона создала 9 особых экономических зон, приоритетной из них является зона «Рашакай», строительство которой ведется с 14 сентября 2020 года. Она расположена в провинции Хайбер-Пахтунхва, на севере Пакистана. «Рашакай» связана с портом Гвадар на юге и с Синьцзяном через Каракорумское шоссе на севере. Ожидается, что она станет важным транзитным пунктом для торговли между Китаем, с одной стороны, и Центральной и Западной Азией, с другой стороны.

Порт Гвадар, третий по величине порт Пакистана, является конечной точкой КПЭК. Управление портом передается китайским предприятиям. Декларируется, что китайские инвесторы смогут расширить и модернизировать порт, что принесет большую пользу экономике Пакистана. На самом деле, этот порт более важен для китайской стороны.

Польза Гвадара для Китая заключается в двух аспектах: региональном и геополитическом.

Выгода в региональном плане очевидна. Западные регионы Китая являются наименее развитыми в экономическом плане. Если обеспечить им доступ к морю, то это станет мощнейшим драйвером развития их экономики за счет масштабного наращивания внешней торговли.

В геополитическом плане все еще интереснее. Дело в том, что по мере усложнения отношений с США китайцев все больше начинает волновать вопрос безопасности и стабильности использования морских путей. Китайские морские пути сосредоточены на восточном побережье Азии. Там же все «обложено» американцами – военное присутствие США есть в Японии, Южной Корее, на Тайване, в Сингапуре, на Филиппинах и тихоокеанских островах.

Теоретически, отношения между Китаем и США однажды могут испортиться до такой степени, что американцы перекроют морские маршруты для китайских и иностранных судов, везущих грузы в Китай.

Если речь идет о китайском экспорте, то это не так страшно, как 10-20 лет назад. Сейчас зависимость от внешних рынков снижается за счет внутреннего потребления в Китае, кроме того, есть налаженные сухопутные маршруты через Центральную Азию и Россию.

Другая ситуация возникает, если рассматривать китайский импорт. Экономика Китая очень сильно зависит от импорта сырья. И основной грузопоток идет через Малаккский пролив. Например, 80% импортируемой Китаем нефти идет именно через него. Сюда также надо добавить существенную долю сырья, вывозимого из Африки, Ближнего Востока (того же Ирана) и других регионов и стран. Отсутствие или значительное удорожание сырья нанесет экономике Китая сокрушительный удар.

Другими словами, если американцы и их союзники всерьез захотят создать проблемы китайцам, то это будет не очень сложно сделать. Произошедшая в марте этого года авария контейнеровоза с последующей блокировкой Суэцкого канала наглядно и доходчиво продемонстрировали хрупкость мировой торговли.

Поэтому взятие под свой контроль Гвадара и налаживание транспортной инфраструктуры между Китаем и этим портом являются стратегически важными для Китая в национальном масштабе. Для достижения этой цели Китай готов платить, и 46 млрд. долларов – это далеко не предел. Естественно, китайцы заинтересованы в благополучном и стабильном Пакистане, чтобы не допустить роста экстремизма и терроризма в этой стране, так как эти два явления способны поставить под угрозу эффективное использование данного маршрута.

Развитие этой артерии также позволит сократить расстояние от иностранных поставщиков сырья до китайских покупателей на несколько тысяч километров, что опять же принесет пользу китайской экономике, снизив издержки. 

В случае с нефтью ситуация получается особенно выгодная, так как в западных регионах Китая есть свои месторождения нефти и газа, соответственно, там построены нефтеперерабатывающие заводы, которые можно расширить и загрузить за счет поставок импортной нефти через Гвадар. Можно предположить, что китайцы построят (возможно, уже строят, но не афишируют) нефтепровод Гвадар-Синьцзян.

Кроме того, в целях обеспечения безопасности морских маршрутов между Гвадаром и поставщиками сырья для Китая стороны, скорее всего, усилят военное сотрудничество. Например, начнут на регулярной основе проводить совместные военно-морские учения. Может быть, к порту будут даже прикомандированы китайские военные корабли.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что в нынешнем мире геополитику в существенной мере определяют экономические интересы. Основой китайского авторитета и влияния в мире является именно экономическая мощь, поэтому Китай сделает все, чтобы ее сохранить и увеличить. Важнейший инструмент для этого – реализация плана «Один пояс, один путь», главная задача которого состоит в создании выгодной для китайской экономики мировой системы логистики и транспорта.