От гегемонии к хеджемонии

05.10.2020

Корпорация RAND представила уникальный проект в области оборонного планирования и реагирования под названием «Хеджемония». Как видно из названия - это игра слов "гегемон" и необходимости хеджирования, т.е. учета и страхования рисков.

Разработка Hedgemony. A Game of Strategic Choices является практическим пособием, которое исследователи RAND создали для обучения американских специалистов в области обороны и смежных областей. Его задача - научить лучше понимать, как различные стратегии могут влиять на ключевые факторы планирования в сфере торговли на пересечении развития вооруженных сил, их управления, положения и развертывания.

Авторами являются ведущие специалисты в области обороны, стратегии, сетецентричной войны, информационных технологий и международных отношений. Часть из них имеет опыт службы в вооруженных силах США и зарубежных миссиях.

В игре есть действующие лица, представляющие Соединенные Штаты и их ключевых стратегических партнеров, а также конкуренты. Обозначена глобальная ситуация, конкурирующие национальные стимулы, ограничения и цели. Также есть конкретный набор вооруженных сил с определенными возможностями и способностями и пул периодически возобновляемых ресурсов. Игрокам предлагается изложить свои стратегии, а затем сделать сложный выбор в управлении распределения ресурсов и сил в соответствии со своими стратегиями для достижения намеченных целей в условиях ограниченных ресурсов и времени.

Все стороны обозначены открыто - помимо вооруженных сил США, ЕС и НАТО (синие) там присутствуют Россия, Китай, Северная Корея и Иран (красные) — эти государства фигурировали в доктринальных документах последних лет Пентагона и Белого дома как угроза.

Как известно из пресс-релиза, данная игра изначально была задумана для того, чтобы помочь Пентагону разработать один из своих основополагающих документов - Стратегию национальной обороны на 2018 год. Со второй половины сентября 2020 г. она стала первой военной игрой, которую компания RAND предлагает в открытом доступе по цене за 250 долларов.

В отличие от других игр, которые обычно фокусируются на конкретном конфликте, Hedgemony дает игрокам возможность взглянуть с высоты птичьего полета на то, как компромиссы между структурой сил, позицией, модернизацией и готовностью могут повлиять на способность Соединенных Штатов достичь своих стратегических целей.

Один из разработчиков игры и старший аналитик по оборонным исследованиям в RAND Майкл Линик, комментируя выход пособия, сказал, что “мир управляется огромным количеством неопределенности, и лучший способ справиться с этим - это стратегия хеджирования". По его мнению игра помогает обеспечить более целостное понимание крупных стратегических вопросов, причем строгим и воспроизводимым образом.

Помимо нынешних политиков, целевую группу игры включает военные колледжи, университеты и другие учреждения, которые обучают оборонной политике и стратегии, а также любителей военных игр.

Показательно, что одной из целью при создании и распространении этой игры RAND ставят подготовку следующего поколения военных стратегов и лиц, принимающих решения. Это определенный инструмент, задающий одновременно паттерн поведения и создающий четкие рамки восприятия друзей, врагов и нейтральных сил. Но если в психологии подобные рамки называют предрассудками, то здесь это подается как обучение национальной стратегии США.

Колоды карт для красных игроков имеют больше комбинаций, чем колоды карт синего цвета, потому что сценарий по умолчанию был предназначен для обеспечения большого разнообразия заранее обдуманных действий, которые красные могли бы предпринять, чтобы “проверить” стратегические приоритеты синих. С другой стороны сценарий разработан так, чтобы обеспечить синим свободную игру, ограниченную только имеющимися силами и ресурсами, а также типичные пределы полномочий министра обороны США.

Для проведения сеанса игры используются наборы карт действий, карт инвестиций и колода карт событий, которые раздаются игрокам, игровое поле и данные, которые содержат начальные условия сценария и победы, а также ресурсы и возможности каждого игрока.

Для проведения игры (см. видео) необходима комната с прямоугольным столом, на котором можно разместить игровое поле и места примерно для десяти-двенадцати человек, проекционный экран и ноутбук для ведущего, два портативных компьютеров (один для судьи, который связан это связан с проектором, и один для ведения записей), блокноты и письменные принадлежности.

В списке опций есть довольно много различных вариантов, такие как испытания ракет, продажа оружия, боевые действия, активность в серой зоне, применение кибер средств и других не-военных методов ведения войны, использование прокси и проведение маневров.

Игровое поле представляет карту мира с выделенными зонами ответственности действующих шести командований Пентагона - Центрального, Европейского, Северного, Южного, Африканского и Индо-Тихоокеанского. Сама глобальная обстановка по умолчанию берется на момент 2017 г., т. е. когда готовился текст новой стратегии обороны.

Хеджемония. Карта действий

В правилах сказано, что игроки должны иметь в виду стратегию, прежде чем игра начнется. Для американского игрока это будет оборонительная стратегия. Для всех остальных игроков, стратегии являются их национальными доктринами (следовательно, предполагается глубокое знание стратегических документов всех игроков — ЕС, НАТО, России, Китая, Ирана и Северной Кореи). В начале игры ведущий инструктирует игроков, чтобы они записывали свои стратегические цели для игры.

Затем предполагается, что игроки будут согласовывать свои действия во время игры по достижению целей. Дискуссии после завершения игры обычно должны быть сосредоточены на стратегиях и целях игроков, оценках смогли ли они выполнить задачи, а также основных событиях, факторах, и соображениях, с которыми они столкнулись и которые повлияли на их способность достичь цели.

В отличие от других типично военных играх, в «Хеджемонии» выигрыш и проигрыш гораздо менее важны. Здесь есть только одна метрика победы - это влияние. Условия победы, таким образом, измеряются и отслеживается с позиции точек влияния (Influence Points), и игроки соревнуются за влияние во время игры. Поэтому нужно думать о влиянии как представлении положения страны, ее способности и/или мощностей по формированию событий и результатов в данном регионе или мире, с применением военной силы и других средств.

Ресурсы, которые имеют в распоряжении игроки, могут тратиться на:

- размещение или использование вооруженных сил для достижения какой-либо цели;
- закупок новых вооруженных сил (т.е. силовой структуры, мощностей);

- модернизацию существующих сил;

- Улучшение специфических возможностей;

- Повышение национального потенциала или способности модернизировать вооруженные силы;

- Поддержание или корректировку готовности сил (только для игрока, представляющего США);

- Прямые действия, которые могут усилить влияние игроков.

Стартовые условия и условия победы заранее рассчитаны. Так, для США условия победы предполагают, что в итоге точек влияния будет больше чем у кого-либо еще, а КНДР не выиграет. Для России нужно иметь больше точек влияния, либо столько же, сколько у США, на две позиции больше по опции командование, управление, коммуникации, компьютеры, разведка, наблюдение и рекогносцировка, и на четыре позиции больше огневой мощи на дальнюю дистанцию. У КНР важны точки влияния, а также положение КНДР (должны ни выиграть, ни проиграть). У Ирана помимо точек влияния и огневой мощи на дальнюю дистанцию задействован показатель сил специальных операций. А для НАТО и ЕС нужно иметь больше точек влияния чем у России, Россия не должна выиграть, а интегрированная система ПВО и командование, управление, коммуникации, компьютеры, разведка, наблюдение и рекогносцировка должны иметь на три позиции больше каждая.

Интересно, что в правилах игры дан пример действий России, причем используется не конвенциональная военная стратегия, а давление в серой зоне на государства, которые не входят в НАТО, включая кибератаки во время проведения выборов, совместные военные учения с партнерами и инвестиции в собственные вооруженные силы. Имеется вторжение в страны, не входящие в НАТО и усиление своих прокси в таких странах как Украина, Молдова, Беларусь, Грузия, Сирия, Афганистан, Ливия и Прибалтике. Но среди вариантов также есть сотрудничество с США в области договора о контроле над вооружениями. Также есть и события внутри страны, например падение российской экономики и заговор турецкой разведки, которая недовольна проводимой США политикой в отношении курдов и передает России секретные технологии НАТО (что дает дополнительные очки в игре).

Есть и события, которые не связаны с основными игроками, например, активность террористической организации «Боко Харам», продолжение войны в Йемене, конфронтация Израиля с Ираном, миграционный кризис в Греции, проблемы поставок нефтепродуктов, активность пиратов в Южно-Китайском море, революционные движения в Латинской Америке, а также конфликт Пакистана и Индии.

Согласно библиографии игра построена на базовых моделях игр и учений, включая компьютерные симуляторы, которые применяются в стратегическом планировании и учебных центрах вооруженных сил США.

Игра представляет значительный интерес, поскольку творческий подход авторов максимально адаптирован под реальную геополитическую обстановку. Но помимо мотивов в области военной педагогики выход игры показывает некую корректировку парадигмы стратегического мышления в США. Хотя традиционные инструменты, такие как сдерживание, устрашение и военные операции, сохраняются, они не выпячиваются на передний план, как было ранее. Вашингтон более не следует стратегии превентивной обороны под видом «борьбы с мировым терроризмом» эпохи Буша младшего и Обамы. При этом, в довольно сложной обстановке с разнообразными локальными конфликтами и напряженностями обозначены конкретные и сильные противники.

В условиях эмерджентной многополярности США вынуждены балансировать и эффективно использовать имеющиеся ограниченные ресурсы, включая партнеров и сателлитов.

Однако есть очень важный нюанс, который напрямую не прописан в сценарии игры (а также не заявлен в доктринах и стратегиях США), но очевиден.

Если для получения стратегического преимущества и победы необходимо тщательно продумать возможные риски и последствия, правильно распределив ресурсы и выбрав цели, то на практике это означает и создание неприемлемых рисков для противника, в том числе, блокировку его ресурсов. И такая стратегия может применяться не только во время конфликта на театре военных действий. Санкции могут являться эффективным инструментом, если они могут вынудить международные организации и компании, связанные со страхованием международных перевозок или других обязательных для исполнения функций. Проблемы с завершением строительства трубопровода «Северный поток-2» также были связаны с хеджированием, точнее — страхованием судов, ведущих работы в Балтийском море. В данном случае речь идет конкретно о работе международных страховых компаний, которые представляют значимый сегмент в международной экономике. Кроме того, котировка национальных валют зависит от рейтинга государств, которые присваивают западные рейтинговые агентства. Аналогичная ситуация наблюдается и на различных международных биржах, где котировка акций предприятий, связанных с ВВП страны, подвержена манипуляциям. Взаимозависимость в мировой экономике имеет достаточно много таких критических узлов и центров влияния, которые находятся под управлением Запада.

В конце концов, «Хеджемония» - это сигнал о слиянии геополитики и геоэкономики. Точнее, речь идет о возможном синергетическом эффекте двух дисциплин, и теперь у геоэкономики, по версии США, появился больший уклон в военный инструментарий. Это попытка учредить новый тип гегемонии, но через инстурменты "мягкой силы" и инвестиции в "точки влияния".