Опасное сближение Китая и России

07.05.2021
Как противостоять зарождающемуся партнерству

23 марта министр иностранных дел Китая Ван И и его российский коллега Сергей Лавров сели за стол переговоров в благоприятное время. Переговоры на высоком уровне состоялись всего через день после необычно жаркого публичного обмена мнениями между высокопоставленными официальными лицами США и Китая в Анкоридже, Аляска, и, в отличие от них, министры иностранных дел Китая и России установили дружеский тон. Вместе они отвергли критику Запада в отношении их стран по поводу нарушения прав человека и выпустили совместное заявление, в котором предлагалось альтернативное видение глобального управления. Лавров сказал, что международный порядок под руководством США «не отражает волю международного сообщества».

Однако встреча примечательна не только своей риторикой. Через несколько дней после этого Россия начала наращивать войска вдоль границы с Украиной – это самое большое количество войск с момента присоединения Крыма Москвой в 2014 году. Одновременно Китай начал проводить получившие широкую огласку учения по десантированию и воздушные вторжения в так называемую опознавательную зону противовоздушной обороны Тайваня с самой высокой частотой за почти 25 лет. Эти военные действия вновь вызвали обеспокоенность в Вашингтоне по поводу потенциальной глубины китайско‑российской координации.

Для Соединенных Штатов противостояние этим явно разным противникам будет сложной задачей, и эти две страны неизбежно рассредоточат внимание, возможности и ресурсы Вашингтона. События последних нескольких недель ясно показывают, что администрация президента Джо Байдена столкнется с трудностями в управлении поведением Китая, если Москва будет поддерживать Пекин, и что теперь Вашингтон должен рассчитать, как его реакция на одного противника повлияет на расчет другого.

Проблемы, которые две страны создают для Вашингтона, различны, но совпадение их интересов и взаимодополняемость их возможностей – как военных, так и иных – делают их совокупный вызов мощи США больше, чем сумма его составляющих. Китай, в частности, использует свои отношения с Россией, чтобы заполнить пробелы в своем военном потенциале, ускорить внедрение технологических инноваций и дополнить свои усилия по подрыву глобального лидерства США. Любые попытки противодействовать дестабилизирующему поведению России или Китая теперь должны учитывать углубляющееся партнерство двух стран.

Возникающая связь

Администрация Байдена дала понять, что Китай является приоритетом ее внешней политики номер один. Президент назвал Пекин «самым серьезным конкурентом Вашингтона» и подчеркнул, что экономические злоупотребления Китая, нарушения прав человека и военный потенциал представляют угрозу интересам и ценностям США. В то же время администрация по праву понизила рейтинг России до уровня угрозы второго уровня. Но Вашингтону не следует недооценивать Москву. Президент России Владимир Путин наблюдает за высокотехнологичными вооруженными силами и показал, что готов их использовать. Опасаясь расшатывания ситуации, Путин ищет способы заставить Соединенные Штаты иметь дело с Москвой и, вероятно, рассматривает отношения с Пекином как средство укрепления своей позиции.

Россия поддерживает такие связи отчасти за счет продажи современного оружия китайским военным. Российские системы укрепляют возможности Китая в области противовоздушной обороны, противокорабельной обороны и подводных лодок, что способствует укреплению позиций Китая против Соединенных Штатов в Индо-Тихоокеанском регионе. Россия и Китай проводят совместные военные учения, в том числе патрулирование стратегических бомбардировщиков в Индо-Тихоокеанском регионе и военно-морские учения с Ираном в Индийском океане, которые становятся все более частыми и сложными. Более того, два государства наладили технологическое сотрудничество, которое в конечном итоге может позволить им совместно внедрять инновации быстрее, чем Соединенные Штаты смогут в одиночку.

Любые попытки противодействовать поведению России или Китая должны учитывать углубляющееся партнерство двух стран. Связь между двумя странами носит более чем стратегический характер, поскольку Китай и Россия учатся друг у друга, когда дело касается авторитарной тактики.

Например, агрессивное развертывание Пекином кампаний дезинформации о COVID-19 демонстрирует, что его лидеры начали перенимать давние методы Кремля. Вместо того, чтобы просто продвигать и усиливать положительные рассказы о Коммунистической партии, пропагандисты Пекина стремятся посеять замешательство, разногласия и сомнения в отношении самой демократии.

Следуя сигналам из Пекина, Москва, в свою очередь, учится отказываться от относительной свободы в российской онлайн-сфере – задача, которая стала более актуальной после возвращения Алексея Навального в январе и массовых протестов, охвативших страну. Общими средствами Китай и Россия популяризируют авторитарное управление, ослабляют защиту прав человека и создают опасные нормы, касающиеся суверенитета в отношении киберпространства и Интернета. Две страны поддерживают друг друга в этих вопросах на многосторонних форумах. Некоторая часть этого взаимодействия, несомненно, носит скорее случайный, чем целенаправленный характер, но обе страны поют в одной тональности.

Для России экономические выгоды от прочных отношений с Китаем всегда видны. Москва работает с Пекином над смягчением последствий санкций США и Европы и, в конечном итоге, над уменьшением центральной роли Вашингтона в мировой экономической системе – изменение, которое снизит эффективность экономических инструментов США. Кремль обратился к Пекину за капитальными инвестициями, рынком для экспорта оружия и оборонными компонентами, к которым Россия больше не имеет доступа на Западе. После холодной американо-китайской встречи на Аляске Лавров подчеркнул необходимость отказаться от использования доллара и международных платежных систем, контролируемых Западом.

Как оттолкнуть Китай и Россию друг от друга

Новая администрация США сформулировала конкуренцию с Китаем и Россией в идеологических терминах – «фундаментальные дебаты о будущем и направлении нашего мира», как выразился Байден. Это разумный подход. Китай и Россия работают над подрывом либеральной демократии – концепции, которую оба режима рассматривают как прямую угрозу своим чаяниям и власти. По этой причине, среди прочего, две страны стремятся ослабить позиции США в важных регионах и международных организациях.

Подтверждение приверженности администрации Байдена союзникам и многосторонности будет препятствовать таким усилиям. Точно так же усилия Байдена по укреплению демократических политических систем нанесут ущерб попыткам Китая и России посеять сомнения в их желательности. Скоординированные усилия по развитию устойчивой кибер- и избирательной инфраструктуры и усилению антикоррупционной политики могут помочь смягчить последствия злонамеренного вмешательства.

Тем не менее, Соединенные Штаты не могут основывать свою стратегию исключительно на подтверждении своего лидерства и защите демократии, потому что Китай и Россию связывает не только совпадение их мировоззрений, но и взаимодополняемость их ресурсов и возможностей. Кремль, например, не верит, что у него есть экономическое будущее на Западе. По мере роста финансовой стагнации и риска внутренней нестабильности Китай становится все более важным партнером.

Чтобы нанести удар по основам этих отношений, Вашингтону потребуется показать Москве, что некоторая степень сотрудничества с США предпочтительнее подчинения Пекину. Формирование расчетов Москвы таким образом не предотвратит китайско-российское сотрудничество в целом, но может ограничить самые пагубные последствия их согласования.

Китайско-российские отношения не являются прочными. Некоторые политики и аналитики рекомендовали стратегию «обратного Никсона», чтобы сблизиться с Россией и увести ее от Китая. Вместо этого мы предлагаем гораздо более скромный и постепенный подход, призванный продемонстрировать окружающим Путина людям преимущества более сбалансированной и независимой внешней политики России. Основания для реализации такой стратегии невелики, но Вашингтон мог бы начать с заявленного желания использовать продление в феврале нового договора о сокращении ядерных вооружений в качестве отправной точки для диалога по контролю над вооружениями, стратегической стабильности и нераспространению. Соединенные Штаты могли бы и дальше взаимодействовать с Москвой, чтобы способствовать возвращению Ирана к ядерной сделке 2015 года и обеспечить стабильный мир в Афганистане.

В Арктике Соединенные Штаты также могут замедлить поворот Москвы в сторону Пекина. Вашингтону следует незамедлительно возобновить работу форума глав оборонных ведомств Арктики (CHODS), площадки для диалога с Россией и другими арктическими партнерами США о растущей милитаризации региона. Хотя Арктический совет является основным руководящим органом региона, в его мандат не входят вопросы безопасности и военные вопросы. Арктическому форуму CHODS можно было бы поручить разработать военные инструкции, чтобы избежать конфликта между всеми сторонами. Такие усилия не только предотвратят опасную эскалацию, которая может подорвать другие политические приоритеты США, но также могут стать плацдармом для дополнительного американо-российского сотрудничества.

Вбить маленькие клинья

Действия России, включая военную эскалацию и настойчивые попытки подорвать демократические институты, ограничивают дипломатические возможности в ближайшем будущем. Пока Путин остается у власти, значимое участие будет минимальным. Однако настойчивые и последовательные усилия по работе с Москвой таким образом, чтобы продвигать интересы США, могут продемонстрировать элите вокруг Путина, что альтернатива подчинению возможна.

Тем временем, Вашингтону нужно будет выделить больше ресурсов на мониторинг и противодействие последствиям сотрудничества Пекина и Москвы. Администрация Байдена должна проводить регулярные военные игры, в которых Соединенные Штаты и потенциально их союзники по НАТО противостоят Китаю и России. Вашингтону следует подготовиться к противодействию скоординированным кампаниям вмешательства, направленным на манипулирование общественным дискурсом и подрыв доверия к избирательной системе США. Китай и Россия, вероятно, активизировали обмен разведданными и усилия по противодействию разведывательным операциям США в обеих странах. Поэтому агентствам США необходимо будет учитывать повышенные опасения контрразведки в своих попытках собрать информацию о сотрудничестве в области обороны, совместной разработке технологий и нераскрытых поставках оружия.

Китайско-российские отношения не являются непроницаемыми, и США не должны уклоняться от активных мер по использованию возможных трещин в них. Попытки США извлечь выгоду из незначительной напряженности могут не изменить общую траекторию отношений двух стран. Но вбивание даже небольших клиньев между партнерами может способствовать трениям и недоверию, которые ограничивают масштабы сотрудничества. В Арктике, например, Россия стремится ограничить роль неарктических государств, особенно Китая, в региональном управлении. Соединенные Штаты должны поддержать Москву в этом стремлении, поскольку она разделяет заинтересованность в ограничении влияния Китая в регионе.

Россия является крупным продавцом оружия странам, у которых есть территориальные споры с Китаем, включая Индию и Вьетнам. Однако «Закон о противодействии противникам Америки с помощью санкций», принятый Конгрессом в 2017 году для ограничения доходов Кремля от экспорта оружия, не позволяет России продавать оружие Нью-Дели. Директивным органам следует рассмотреть возможность предоставления Индии отказа от покупки российского оружия, что позволит естественным трещинам между Пекином и Москвой расти.

Наконец, Вашингтону следует гораздо громче говорить с Москвой о том, как поведение Китая вредит интересам России. Давний постулат российской внешней политики – сделать Москву независимым и беспристрастным игроком в многополярном мире. Поэтому некоторые аналитики и российская элита обеспокоены растущим подчинением России Пекину. Поскольку Китай посягает на интересы России в Беларуси, Иране и других странах, Соединенным Штатам следует попытаться поднять вопросы у российского народа и правящей элиты о мудрости нынешнего подхода в надежде, что будущие лидеры выберут более нейтральный курс.

У администрации Байдена уже есть длинный список неотложных задач, связанных с Китаем и Россией. Усилия по сокращению отношений двух стран входят в этот список. Творческое мышление о том, как ограничить сотрудничество между Пекином и Москвой, избегая действий, укрепляющих их согласие, будет иметь решающее значение для защиты интересов США и либеральных демократий в ближайшие десятилетия.

Источник