ООН в действии

27.10.2021
Помимо саммитов и заседаний Совбеза, в организации происходят рутинные процессы, за влияние над которыми идет борьба разных групп

Более месяца назад состоялась 76-я сессия Генеральной ассамблеи ООН, которая проходила в гибридном формате. Обычно СМИ трактуют выступления лидеров государств, усматривая в их речах определенный призыв к действиям и попытку донести свою позицию. Однако следует помнить, что внутри ООН происходят процессы, которые могут быть малозаметны, но играть важную роль в трансформации глобальной политики или установлении каких-то позиций.

 Новый председатель 76-й Генеральной Ассамблеи ООН, бывший министр иностранных дел Мальдивских Островов Абдулла Шахид, определил следующие приоритеты: обеспечение устойчивости восстановления после COVID-19, уважение прав людей и удовлетворение потребностей планеты. Как представитель небольшого островного государства, он особенно привержен продвижению борьбы с изменением климата. В этих целях он подчеркнул важность многостороннего сотрудничества и необходимость активизации деятельности Организации Объединенных Наций.

 В начале дебатов Генеральный секретарь ООН Гутерриш забил тревогу, предупредив о «каскаде кризисов». В то же время, по его словам, «смыслом существования» ООН является объединение усилий для решения техногенных проблем, что вселяет в него надежду. Но для того, чтобы это произошло, отметил он, процессы и структуры глобального управления должны быть ориентированы на будущее.

 В целом, «зеленой» темы касались все выступающие. Си Цзиньпин привлек внимание объявлением о том, что Китай больше не будет строить угольные электростанции за рубежом, хотя неясно, будет ли он продолжать их финансировать. Вместо этого, по его словам, Китай намерен увеличить поддержку развития «зеленых» и низкоуглеродистых технологий. Байден пообещал удвоить государственное международное финансирование мер по борьбе с изменением климата, принимаемых развивающимися странами. Борис Джонсон позабавил аудиторию, сказав, что в отличие от Лягушки Кермита, он думал, что быть «зеленым» очень легко. Далее он призвал к большей смелости и инновациям в преддверии предстоящей климатической конференции в Глазго.

 Таким образом, интересно отметить, что многие выступавшие сосредоточили внимание на соперничестве за международное лидерство и «борьбе за власть» в первую очередь в связи с вопросами защиты климата и реагирования на пандемию – и это новое явление. Во многих выступлениях также говорилось об особой роли Организации Объединенных Наций. Си Цзиньпин, например, заявил, что ООН является центральной платформой для международного сотрудничества и что следует отказаться от тенденции к формированию небольших групп. Байден предложил создать Глобальный совет по угрозе здоровью, но не уточнил, должен ли он быть закреплен в системе ООН. Во время своего выступления в Сочи на прошлой неделе Президент России Владимир Путин также отдал должное ООН, назвав ее наиболее правильной международной площадкой для решения самых разных вопросов.

Но интересно посмотреть на то, как выполняются и планируют выполняться обязательства по текущим проектам. В прошлом году государства-члены попросили Генерального секретаря ООН представить доклад с рекомендациями о том, как можно было бы выполнить двенадцать «обязательств», содержащихся в декларации, принятой по случаю 75-й годовщины Организации Объединенных Наций. Доклад, озаглавленный «Наша общая повестка дня» и подготовленный группой ООН во главе с Фолькером Тюрком (помощником Генерального секретаря по стратегической координации в Секретариате ООН), является результатом интенсивных и обширных консультаций. Он тематически широк и охватывает все двенадцать проблем, изложенных в декларации о 75‑й годовщине. Одной из его центральных концепций является инклюзивная и сетевая многосторонность, которую Генеральный секретарь ООН продвигал в течение некоторого времени. В нем особое внимание уделяется молодежи как носителю надежды, новым форматам участия и справедливости между поколениями. Эти темы также были предметом многих выступлений в ходе общих прений. В докладе содержится ряд новаторских предложений о том, как ООН может лучше решать долгосрочные и глобальные проблемы, например, при помощи:

  • Стратегического прогноза и отчета о глобальных рисках (составляется каждые пять лет) и Чрезвычайной платформы для сложных глобальных кризисов;
  • Саммита будущего, который должен состояться в 2023 году, с соответствующими подготовительными процессами, в том числе через Лаборатории будущего ООН;
  • Специального посланника ООН по делам будущих поколений и Молодежного офиса ООН;
  • перепрофилирования Совета ООН по опеке с целью его преобразования в Совет для будущих поколений;
  • Консультативного совета высокого уровня по совершенствованию управления глобальными общественными благами;
  • проводимого раз в два года Саммита по финансовым вопросам с участием G‑20, Экономического и Социального совета ООН, Генерального секретаря ООН и глав международных финансовых институтов.

 В то время как гражданское общество давно и с энтузиазмом обсуждает этот доклад, рассматривая его даже в качестве возможного поворотного момента для многосторонности, государства-члены до сих пор медлили с ответом. Без их политической поддержки и приверженности финансированию большинство из вышеперечисленных предложений будет невозможно реализовать. Главы государств и правительств Коста-Рики, Новой Зеландии, Швеции, Южной Африки, Сенегала и Испании заявили о поддержке укрепления потенциала ООН в области прогнозирования и управления рисками, а также предлагаемого Саммита будущего в 2023 году. В отличие от этой поддержки, совещание на уровне министров Альянса за многосторонность, проходившее под названием «Формирование нашей общей повестки дня», практически не упоминалось о докладе, не говоря уже о конкретных шагах по достижению заявленных в нем целей.

 Как обычно, в этом году также параллельно с общими прениями состоялся ряд встреч и диалогов на высоком уровне, включая Саммит ООН по продовольственным системам и Диалог на высоком уровне по энергетике, который проходил под эгидой Генеральной Ассамблеи ООН. Германия также принимала у себя совещания по «Берлинскому процессу» по Ливии, ситуации в Афганистане и ранее упомянутому «Альянсу за многосторонность».

 Такие параллельные встречи предназначены, в первую очередь, для придания политического импульса обсуждаемым вопросам, обычно посредством выступлений глав государств и правительств или знаменитостей. Во-вторых, они также предназначены для получения конкретных результатов, обычно добровольных обязательств или обещаний о финансировании, или, по крайней мере, для представления интересных выводов. Например, в ходе Диалога по энергетике государствам-членам и другим заинтересованным сторонам было предложено заключить так называемые «энергетические пакты» в области доступа к энергии, комплексного и справедливого перехода к энергетике, инноваций, технологий и данных и/или финансов и инвестиций. Затем объявленные взносы часто публикуются в онлайн-реестре, как в случае Диалога по энергетике и Саммита по продовольственным системам. Все больше и больше неправительственных субъектов также участвуют в этих процессах. В то же время многие неправительственные организации и эксперты критиковали то, что в этих мероприятиях доминируют лоббистские группы. Это должно быть стимулом для групп консервативного направления, в том числе из России, занять определенные места в этих процессах, чтобы отстаивать свои интересы.

 В этом году «Момент достижения ЦУР» высветил сильные и слабые стороны подхода к достижению Целей устойчивого развития (ЦУР). В конце июня государства-члены приняли реформы управления ООН по Повестке дня на период до 2030 года и ЦУР, одним из элементов которых было усиление «Момента достижения ЦУР» во время открытия Генеральной Ассамблеи ООН. В резолюции содержалась просьба о том, чтобы это заседание, созванное Генеральным секретарем ООН, началось за день до или в первый день открытия общих прений с участием глав государств и правительств, «чтобы подчеркнуть вдохновляющие действия по достижению Целей».

Секретариат ООН поставил перед совещанием в этом году три цели: во-первых, придать «импульс» Повестке дня на период до 2030 года и ЦУР; во-вторых, подчеркнуть, насколько срочно необходимые меры по реагированию на COVID-19 и усилия по восстановлению могут быть согласованы с Преобразованием в направлении устойчивого развития (название и цель Повестки дня на период до 2030 года); и в-третьих, продемонстрировать на примерах, что это преобразующее изменение возможно к 2030 году.

Если в предыдущие годы «Момент» был довольно коротким, то в этом году в течение дня на нем выступили 27 глав государств и правительств. Были приглашены те страны, которые представили добровольные доклады об осуществлении ими ЦУР на Политическом форуме высокого уровня по устойчивому развитию (ПФВУ). В сообщениях (в основном, предварительно записанных на видео) доминирующими темами снова были восстановление после COVID-19 и защита климата; кроме того, также обсуждались гендерные вопросы, финансирование, равенство (между поколениями), образование и инновации.

 Тот факт, что главы государств и правительств выступили на форуме «Момент достижения ЦУР», повысил его политическую значимость и привлек внимание. Программа была представлена в постмодернистском духе, включая выступление популярной K-pop группы BTS, которая, как «Специальный представитель Президента по делам будущих поколений и культуры», также выступила с речью после Президента Республики Корея. Это создало некий импульс, по крайней мере, в социальных сетях. На следующий день эксперт ООН Ричард Гоуэн с удивлением отметил в Twitter, что речь Генерального секретаря собрала всего 5300 просмотров на YouTube по сравнению с 6,4 миллионами просмотров BTS; сопровождающее музыкальное выступление видео группы было просмотрено более 27,6 миллиона раз.

Это является ярким примером того, что апологеты «общества спектакля» сейчас имеют больше шансов распространить свое послание и влияние, чем те, кто обсуждают серьезные вопросы. И для такой аномалии должен быть найдет традиционалистский ответ.