Одна Америка, две нации

11.11.2020
Штаты Америки ещё Соединенные, но наций там уже две. И им придется сосуществовать – но ещё неизвестно, смогут ли они работать вместе.

В момент написания этой статьи чиновники по всей стране продолжают подсчёт голосов на выборах президента США 2020 года. Когда подсчёты завершатся, за ними сразу же последуют пересчёты и редактирование законодательства. Этого и следовало ожидать в разгар настолько ожесточенной кампании, вызвавшей рекордную для Штатов явку.

Право выбирать президента США принадлежит только гражданам страны, но это решение напрямую влияет на всех. И если говорить о точных результатах нынешней гонки всё ещё рано, то сейчас самое время изучить, с какой стороны эти выборы раскрыли одну из сильнейших мировых держав.

Из позитивного – американский демократический дух всё так же крепок. Несмотря на все ограничения, вызванные пандемией коронавируса COVID-19, явка оказалась высокой. События разворачивались ровно так, как было задумано. Минимум насилия. Суды занимаются американской Почтовой службой, которая из явно политических мотивов препятствовала отправке бюллетеней из ожидаемо демократических штатов. Ничем не обоснованное заявление Дональда Трампа о победе, сделанное в вечер вторника, «выхлопа» не получило, призывы остановить подсчёт голосов (хотя бы там, где Трамп лидировал) также остались без внимания.

Но беспокоит, однако, глубокий раскол американского электората. Голоса американцев распределились почти поровну между двумя кандидатами. И никого уже не удивит, видимо, такое же соотношение сил в правительстве – если ветер не изменится, демократы получат в своё распоряжение не только Белый дом, но и Палату представителей, а республиканцам останется Сенат. Должности губернаторов и глав заксобраний также распределены почти поровну (у республиканцев остается небольшая фора).

Материализовать «голубую волну» демократам всё-таки не удаётся. Джо Байден с большой вероятностью получит на народном голосовании большой отрыв от соперника – миллиона четыре или пять из общих 160 миллионов голосов. Но республиканцы удержали за собой Сенат, хотя многие предсказывали им потерю мест, а демократы, напротив, упустили много позиций в Палате представителей. Ни «твердых мандатов», ни политической перестройки не предвидится.

Трамп справился с гонкой на отлично, набрав на пять миллионов голосов больше, чем в свои первые выборы 2016 года – это второй по популярности кандидат в президенты США за всю историю, набравший голосов больше, чем любой предыдущий победитель. И этот результат становится ещё более замечательным, если учесть рекордные 100 000 заболевших коронавирусом за сутки – и более тысячи вызванных им же смертей. В то самое время, когда все недочеты антиковидных решений трамповской администрации вышли на самую поверхность, добрая половина электората действующего президента оказывает ему максимальную поддержку.

Даже если Трамп проиграет эти выборы (что вероятно), его влияние останется действительно мощным – особенно, если он останется публичным лицом (что ещё более вероятно). Даже если он сам больше не станет баллотироваться в президенты, его мнение при выборе республиканцами нового кандидата на будущие выборы 2024 года будет весьма весомым. Нынешняя «Республиканская партия» невыразимо далека от времени Буша или Рейгана. «Трампизм» – новейший американский популизм – надолго останется силой, с которой придется считаться.

Не изменяя себе, Трамп сделал всё возможное, чтобы пометить территорию, объявить результаты выборов незаконными и мошенническими и закрыть глаза на неспособность предоставить какие-либо доказательства. Многие его сторонники действительно откажутся признавать президентом Байдена. Вполне возможно, что Трамп никогда не признает поражения в этой гонке и уж тем более не станет присягать своему преемнику. Перефразируя Уилла Роджерса, нет такой нормы, какую Трамп бы не нарушал.

Американский народ всё больше обитает в двух параллельных мирах. Они поделились на сообщества и регионы со схожими взглядами. Каждый из миров смотрит своё кабельное телевиденье, слушает свои радиостанции и подкасты, сидит на своих собственных сайтах. А отсутствие государственного курса по гражданскому праву делит людей ещё и по разным поколениям.

Надо подчеркнуть, что экономический фактор не играет основной роли в этом разделении. За обоих кандидатов голосовали люди всех классов, модели распределения голосов по демографическим, гендерным и расовым признакам были далеко не такими предсказуемыми. Основная разница заключалась в уровне осведомлённости.

География и образование оказались чёткими маркерами политической ориентации – республиканцы селятся в отдаленных пригородах или сельской местности, а демократы предпочитают мегаполисы. В этом смысле культура может играть гораздо большую роль в политике США, чем какой угодно другой фактор. Например, международные отношения в ходе нынешней кампании не интересовали американцев чуть меньше, чем совсем – эта тема использовалась только при попытках мобилизовать крупные кубинские и венесуэльские общины Южной Флориды.

На таком фоне, очевидно, будет сложно убедить всех в необходимости любых перемен в процессе избрания президента или работы правительства. Сложившаяся ситуация больше всего похожа на нынешнее состояние Совбеза ООН – многие видят, что система давно нерепрезентативна и ошибочна, но достижение соглашения по реформе становится невозможным. Любое изменение сыграет на руку одним и навредит другим – и неудивительно, что те, кому перемены невыгодны, будут им сопротивляться.

Тяжело будет и американскому правительству. Многое будет зависеть от расчётов главы Сената – республиканца Митча МакКоннелла – и его способности уступать и готовности работать с демократом Байденом. Компромиссы будут необходимы и президенту для совместной работы, чему непременно воспротивятся более убежденные однопартийцы Байдена.

Демократы изо всех сил надеялись на непринятие Трампа и всего, что он воплощает. И не преуспели. Республиканцы стремились получить выборы, которые только утвердили бы Трампа на его позициях. Этого тоже не случилось. Выборы вместо всего этого показали, что в одной Америке живет две разных нации. Им придется сосуществовать. И нам всем ещё только предстоит увидеть, смогут ли они работать вместе.