Оборонное сознание

30.09.2022
Мобилизация возможна тогда, когда начинает работать ещё один русский код - Общее дело.

Есть древний миф о витязе, сражённом в бою. Враги рассекли его, и рассечённое тело разбросали по всем сторонам света. Кудесник собрал это кровоточащее рассечённое тело, полил мёртвой водой, и тело срослось. Полил живой водой, и витязь воскрес, взял копьё и вскочил на коня.

Россию в 1991 году рассекли и разрубили, разбросали её земли, её народ по разным частям света. Рассечённая Россия страдала. Но явился кудесник и стал собирать Россию. Россия избавила осетин и абхазов от цепких лапок грузин и прижала к сердцу. Крым венчался с Россией, и взошло солнце Крыма. Теперь Донбасс – грозный, могучий, в дымах и пожарах сливается с Родиной. И Родина обнимает его любящими, в пороховой гари, руками.

Русская история как пульсар: сжимает, уменьшает Россию до точки, а потом из этой сверхплотной точки вновь распрямляется пружина русской истории. Россия возвращает себе отторгнутые пределы, ставит пограничные столбы по рубежам Русского мира. Раздаются толчки истории, и от этих ударов сотрясаются мировые столицы, дрожат фундаменты зданий, дребезжат чашки в буфете, наполняется то ужасом, то восторгом людское сердце.

Два слова сегодня звучат в России: референдум, мобилизация. В слове «референдум» слышится вибрация мира, рождённая войной на Донбассе. В слове «мобилизация» слышится свист распрямляемой русской пружины. На Донбассе льётся мёртвая и живая вода: русские слёзы и кровь.

Оборонное сознание - это глубинный русский код. Обороняясь от натиска врагов, Россия расширяла свои пределы. Российская империя - это плод обороны. Все великие русские битвы, будь то Куликовская, Ледовая, Бородинская или Прохоровская - это битвы обороны. Вся русская философия и культура, вся русская православная вера - это оборона драгоценных духовных сокровищ от натиска тьмы, валит ли эта тьма из-за моря или поднимается из преисподней.

Оборонное сознание - это грань ослепительной Русской Мечты о божественном, справедливом царстве, к которому во все века стремится Россия, сгорая в пожарах, отбивая нашествия, проваливаясь в бездны истории. Оборонное сознание – черта, делающая русских народом-воином, народом-мучеником, народом-творцом. Оборонное сознание - это пищаль и «сорокапятка», лук и ракета «Калибр», народная поговорка и пушкинский стих, церковный псалом и воинская присяга, «Вдоль по Питерской» и «Варяг», Полярная звезда и полевой одуванчик. Оборонное сознание - это русская Нагорная проповедь, вещающая о неизбежной Русской победе - земной и небесной.

В 1991 году Россию разгромили и взяли в плен. Её оборонное сознание было попрано. У России не только отняли оборонные пояса, разрушили приграничные крепости, не только разгромили гарнизоны и оборонные заводы. Но была проведена хирургическая операция по изъятию из русского мозга той его части, которая чутко откликается на любую опасность.

Россия не ведала врагов, не чувствовала боли - она жила под наркозом. Не замечала, как враг выносит из её дома сокровища, как отнимаются у неё богатства. Как уводят в полон её учёных, мудрецов, инженеров. Она дышала веселящим газом бесчисленных развлечений. Её забавляли шутники и насмешники. Ей подменили вождей, поставили ложных учителей, возвели фальшивых кумиров. Россию резали и кроили, а она улыбалась в наркотическом сне. Спала с открытыми глазами. Как лунатик, шла по канату.

Но вот загрохотали колокола истории, началось пробуждение. Тяжко, с хрустом костей, обморочно, со стоном Россия вставала со смертного одра. Страшной болью загорелись её порезы, наполнились слезами прозревшие глаза, напряглись мускулы ослабевших рук - началась мобилизация.

Она проходит в военкоматах, куда являются расцелованные на прощание жёнами и матерями мужчины. Она проходит на оборонных заводах, где в три смены, без отдыха строят танки, самолёты и боевые машины. Она происходит в культуре, где лопаются перламутровые пузыри шоу-бизнеса, и рождаются русская музыка и поэзия. Она происходит в элитах, из которых бежали предатели и дезертиры, переметнувшиеся к врагам. Остались те, кто ставит служение выше стяжания.

Мобилизация возможна тогда, когда начинает работать ещё один русский код - Общее дело. Когда бремя обороны берёт на себя весь народ, и князь садится на коня и в первых рядах врубается в сечу, получая удары вражеских стрел. Когда царь вынимает из ножен шпагу и ведёт полки под Полтавой. Когда вождь отправляет на фронт своих сыновей, а профессор и старый крестьянин рядом стоят в ополчении.

Ещё недавно вслед за Горчаковым мы говорили: «Россия сосредотачивается». Сейчас говорим: «Россия ополчается». Россия - великий ополченец: в одной руке держит бюллетень референдума, другой нажимает на спусковой крючок автомата.

В Сталинграде на Мамаевом кургане у скульптуры «Родина- мать» появился нимб.

Источник