ОАЭ и Катар: примирение

01.09.2021
Разве отказ США от своих афганских союзников способствует примирению в Персидском заливе?

Поезд примирения между ОАЭ и Катаром стремительно набирает скорость. В четверг советник по национальной безопасности Эмиратов и влиятельный деятель шейх Тахнун бин-Заед нанес неожиданный визит в Доху. В субботу правитель Дубая и вице-президент ОАЭ шейх Мохаммад бин-Рашед специально встретились с эмиром Катара шейхом Тамимом бин-Хамадом в кулуарах регионального саммита, который они оба посетили в Багдаде. Он написал в Twitter фотографию встречи с комментарием: «Эмир Тамим – брат и друг, а катарцы – родные и близкие. Судьба Персидского залива была и остается общей».

Ясно, что ОАЭ особенно стремятся положить конец ссоре с Катаром, и проявили инициативу, отправив лично Тахнуна, чтобы успокоить катарское руководство в племенном стиле Персидского залива и косвенно принести извинения за пренебрежительное отношение, а иногда и откровенное оскорбление, которое регулярно направляется в адрес правящей семьи Катара средствами массовой информации, контролируемыми ОАЭ.

ОАЭ исключили себя из соглашения о примирении, заключенного на саммите Аль‑Ула в Саудовской Аравии в начале этого года. Это должно было положить конец спору между Катаром и четырьмя арабскими, бойкотирующими его сторонами. Но на практике это применимо только к двум из этих стран, Саудовской Аравии и Египту. Отношения Катара с ОАЭ и Бахрейном оставались напряженными, а их взаимные разоблачения и юридические склоки не изменились. Возможно, они даже ухудшились в последние месяцы, будь то в социальных сетях или в европейских залах судебных заседаний.

Это крупное движение к примирению знаменует собой радикальное изменение политики соответствующих правительств после пяти лет споров, которые оказались дорогостоящими как с материальной, так и с моральной точки зрения.

Скандал использовался и подпитывался рядом сторон, в первую очередь США и Израилем, для того, чтобы получить больше денег и контрактов на поставки оружия или политических уступок от противников. Это привело к увеличению разногласий между близкородственными народами государств Персидского залива. Их правительства устали от политики взаимного преследования и поняли, что она не работает и часто приводит к обратным результатам.

Многие наблюдатели связывают это сближение ОАЭ и Катара с неожиданным визитом Тахнуна в Анкару на прошлой неделе для встречи с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Последний объявил, что на переговорах были заключены экономические соглашения, в соответствии с которыми ОАЭ будут инвестировать десятки миллиардов долларов в больную экономику Турции, сильно пострадавшую от кризиса, связанного с   Covid-19, краха важнейших доходов от туризма, отступления американских и европейских инвесторов, и бремя сирийских и афганских беженцев. Некоторые наблюдатели говорят, что Эрдоган взял на себя роль посредника, чтобы очистить воздух между своими стратегическими партнерами в Дохе и его новообретенными «союзниками» в Абу-Даби.

Официальные лица ОАЭ, такие как советник президента Анвар Гаргаш, говорили о союзе с Катаром с точки зрения «наведения мостов сотрудничества и процветания с братьями и друзьями», создавая впечатление, что оно продиктовано экономическими соображениями. Но истинный масштаб сближения идет гораздо дальше и включает политические, племенные и даже личные факторы, а также необходимость положить конец спорам в СМИ, которые нанесли ущерб обеим сторонам и их имиджу в арабском мире и на международном уровне.

Таким образом, катарско-бахрейнский спор остается последним неурегулированным элементом конфликта в Персидском заливе.

Власти Бахрейна начали чувствовать себя брошенными своими «старшими братьями», особенно Саудовской Аравией, которая встала на путь улучшения отношений с Катаром и оставила их позади. Отсутствие короля Бахрейна на саммите уль-Ула и его нежелание посетить Эр-Рияд с тех пор является признаком неудовольствия. Но источники в Персидском заливе говорят, что сближение Бахрейна и Катара, возможно, будет легче достичь после шага ОАЭ.

Эти шаги заслуживают одобрения. За этим также должна последовать переоценка всей политики, проводившейся за последние пять лет, и ее негативных последствий не только для Совета сотрудничества стран Персидского залива и его государств-членов, но и для всего региона. Одной из главных уступок было предоставление возможности для арабского мира участвовать в любых коллективных действиях. Примирение в Персидском заливе могло бы подготовить почву для возобновления таких действий более эффективно, чем до ссоры – и до того, как некоторые государства Персидского залива уступили американскому давлению и вымогательству, чтобы заключить нормализующие «мирные» соглашения с Израилем, и стали относиться к арабам как к врагам.

Это была рискованная, опасная и потенциально дестабилизирующая ставка, особенно после поражения США и их партнеров по НАТО в Афганистане и бесцеремонного отказа от своих афганских союзников.

Источник