О Земском Соборе. Часть 1. Тушинский Вор, Семибоярщина: Русь на грани бездны

01.11.2020
Земский Собор, как независимая от поляков структура власти, был первым историческим примером, когда самые разные сословия Руси, а не только политический класс (князей и бояр) объединились в единую организацию, ставящую своей целью как спасение Отечества, так и организацию управления страной – включая сбор налогов, уголовное производство, распределение земель, положение и статус крестьянства и т.д.

Польские войска осадили Смоленск, население которого отчаянно сопротивлялось. В скором времени в польский лагерь прибыл сам король Сигизмунд III. По его приказу все поляки, поддерживавшие Лжедмитрия II, должны были перейти под прямое польское коммандование. Но здесь сказался сарматский стиль польской политики: значительная часть поляков, сражавшихся за второго Самозванца, рассчитывала добиться власти, почестей и трофеев под его началом и проигнорировала призыв своего короля. Так постепенно поляки, а также основные силы казаков, ранее находившиеся под началом Тушинского вора, превратились в самостоятельную силу и отошли в Калугу, где укрепился Лжедмитрий II, Марина Мнишек с сыном Иваном (названного «Воренком») и отряды Заруцкого, ставшего самым влиятельным лидером казаков. Русские же бояре, ранее входившие в Тушинское правительство, послали Сигизмунду III послание, в котором выражалась готовность признать русским царем его сына принца Владислава (1595 — 1648) при условии его перехода в православие. Программа, посланная Сигизмунду III и описывающая условия, на которых боярство признавало Владислава, продолжала линию Годунова и в целом была довольно консервативной и достаточно патриотической. Г.Вернадский замечает:

Главные пункты этого замечательного документа состояли в следующем: Владислава венчал на царство православный патриарх; положение православной церкви оставалось прежним; земельные владения церкви, бояр и дьяков не конфисковывались; между Московией и Речью Посполитой заключался военный союз; никого нельзя было казнить без суда Боярской Думы; люди низших рангов повышались по службе соответственно их достоинствам; московитам разрешалось выезжать за границу для получения образования; польские к литовские аристократы не могли получать должностей в Московии; торговля между двумя сторонами была свободна от ограничений; московские купцы могли беспрепятственно проезжать через территорию Польши и Литвы; крестьянам запрещалось покидать поместья, к которым они были прикреплены, для переезда из Московии в Литву; холопы не получали свободы.[1]

Позднее поляки использовали это обращение как прецедент, поскольку Тушинский лагерь распался, и его бояре не представляли больше никакой политической силы.

Перед лицом вторжения поляков позиции Шуйского резко пошатнулись. Он направил на освобождение Смоленска русско-шведские войска, но шведы перешли на сторону поляков, а Делагарди вернулся в Новгород и видя слабость Шуйского, начал захватывать северорусские города.

Пользуясь разгромом русской армии, к Москве подтянулись войска Лжедмитрия II и отряды польской армии, не ставшей дожидаться падения Смоленска и направленной Сигизмундом III брать столицу Великороссии. Тушинский Вор укрепился в Коломенском. 

В такой ситуации в Москве 17 июля 1610 года начались народные волнения. Толпа ворвалась в Кремль и заставила царя Василия Шуйского отречься от престола и принять монашество. У власти встала группа из семи бояр – князья Федор Мстиславский (? -- 1622), Иван Воротынский (? -- 1627), Андрей Трубецкой (? — 1612), Андрей Голицын (? – 1611), Борис Лыков-Оболенский (1576 — 1646) и бояре Иван Романов (ок. 1560 -- 1640), брат митрополита Филарета, возведенного Тушинским правительством в патриархи против патриарха Гермогена, поддерживавшего Шуйского, и Федор Шереметев (? – 1650). Их правление в русской историографии названо Семибоярщиной. 

Между двух сил члены Семибоярщины выбрали тот же план, что и Тушинские бояре, предложив присягнуть Владиславу при условии его обращении в православие. Польские войска объединились с московскими и снова оттеснили Лжедмитрия II в Калугу, где в скором времени он был убит татарином из его войска. Казаки начали в ответ татарский погром, что только еще более раскололо силы Самозванца. Часть казаков ушла на Дон. Марина Мнишек повенчалась с Заруцким, но в целом даже в таком виде остатки казаков, польских шляхтичей, не последовавших приказу Сигизмунда, и восставших крестьян представляли собой все еще влиятельную силу. В этом лагере главных участников Смутного времени сложился тройственный союз из Заруцкого, который выступал от лица казачество, Прокопия Ляпунова, бывшего представителем земства (включая крестьянство и дворянство), и князя Дмитрия Трубецкого (? -- 1625) -- одного из членов правительства Тушинского вора.

Владислав был признан русским царем, но сам в Москву не приезжал и официально коронован не был. Сигизмунд к этому времени изменил свой план, и вместо Владислава потребовал от русских бояр признать его власть напрямую -- как короля Польши, Литвы и Руси. Так как Семибоярщина была в полной растерянности, Сигизмунд III продолжил осаду Смоленска и взял город. В Москве главной военной силой стал польский гарнизон, который контролировал город. Фактически Великороссия оказалась в состоянии оккупации, так как часть бояр вынужденно признала и власть самого Сигизмунда III. 

По мере того, как русские люди, включая простой народ, начали осознавать, что Русь оказалась под властью католического царя и утратила свободу и независимость, стало нарастать народное сопротивление. Одним из главных центров этого сопротивления стала Церковь во главе с патриархом Гермогеном, удерживаемым поляками в темнице в Кремле, и с главными русскими монастырями – прежде всего Троицко-Сергиевской лаврой, монахи которой изначально жестко отвергли обоих Самозванцев, а также компромисс Семибоярщины с Сигизмундом III. Против поляков решили выступить и бывшие сторонники Лжедмитрия II во главе с Ляпуновым, Заруцким и Трубецким. К ним стали стекаться все недовольные поляками, за счет чего их армия резко увеличилась. Постепенно войска Ляпунова, бывшего инициатором антипольского движения, а также Заруцкого и Трубецкого укрепились настолько, что превратились в серьезную угрозу для поляков и двинулись к Москве, взяв польский гарнизон, контролировавший Кремль и центральные районы, в кольцо. В ходе осады было сформировано новое правительство – Земский Собор. Г. Вернадский пишет:

Поскольку армия состояла из отрядов со всей страны, Земский собор Московского государства был сформирован на основе ее штаба. Он состоял из вассальных татарских ханов (царевичей), бояр и окольничих, дворцовых чиновников, дьяков, князей и мурз (татарских князей), дворян и боярских детей, казацких атаманов, деле от рядовых казаков и «всех служилых людей».

Собор стал верховной властью страны, на его основе формировалось и русское временное правительство.[2]

Земский Собор, как независимая от поляков структура власти, был первым историческим примером, когда самые разные сословие Руси, а не только политический класс (князей и бояр) объединились в единую организацию, ставящую своей целью как спасение Отечества, так и организацию управления страной – включая сбор налогов, уголовное производство, распределение земель, положение и статус крестьянства и т.д. Земский Собор и созданные им исполнительные органы – разряды и приказы – отменили некоторые постановления Шуйского, Тушинского правительства, а также Семибоярщины, вернувшись в целом к модели Годунова. 

Однако в силу общего разброда ни у них, ни у других антипольских сил не было общепризнанного предводителя или кандидатуры на трон. В этих обстоятельствах один из триумвирата бывших тушинцев, Прокопий Ляпунов делает выбор в пользу шведов, которые по-прежнему контролировали Северную Русь. Так рождается план пригласить на русский трон одного из сыновей шведского короля Карла IX (1550 – 1611) -- либо будущего короля Швеции Густава II Адольфа (1594 –1632), либо его младшего брата герцога Карла Филиппа (1601 — 1622). Это проект поддерживал и продвигал Прокопий Ляпунов, признанный вождь земства, тогда как казаки склонялись к тому, чтобы признать легитимным царем сына Марины Мнишек «Воренка» Ивана. 

Между тремя частями «первого ополчения» возникли трения, и в ходе ложного обвинения Прокопия Ляпунова в том, что он планирует истребить казаков, его убили. Власть над Земским Собором оказалась в руках Заруцкого и Трубецкого. 

Шведы продолжали укреплять свои позиции на Русском Севере, захватив Новгород и принудив часть боярства признать проект призвания нового царя из Швеции.



[1] Вернадский Г.В. Московское царство. С. 229.

[2] Вернадский Г.В. Московское царство. С. 238.