О встрече президента РФ В.В. Путина с президентом США Дж. Байденом

09.12.2021

7 декабря 2021 г. состоялась очередная встреча президентов России и США. В этот раз она прошла в режиме видеоконференции, но от саммита В.В. Путина с Дж. Байдена в июне с.г. в Женеве она отличалась не только форматом. Дело в том, что последний разговор двух президентов имел достаточно четкий акцент на проблеме эскалации военной напряженности вокруг кризиса на Украине. Фактически под предлогом обсуждения «украинского вопроса» рассматривались стратегические вызовы, связанные с глобальной безопасностью и будущим форматом международных отношений на перспективу.

В связи с этим следует обратить внимание на тот факт, что виртуальной встрече двух президентов предшествовала беспрецедентная антироссийская информационная кампания в западных СМИ, которая и стала фоном этого мероприятия. Фоном очень негативным, который предполагал разговор в конфронтационном ключе. Россия на Западе ни много, ни мало обвинялась в планируемой агрессии и подготовке войны в Европе, которую она якобы в ближайшее время должна начать с вторжения на Украину.

Правда, ни на страницах "Нью-Йорк Таймс", которая одной из первых развязала истерию в медийном пространстве по поводу «российской военной угрозы», ни в других изданиях не содержалось вменяемого обоснования стратегической цели, которую Москва могла бы преследовать в ходе гипотетической масштабной военной операции. Большинство западных ангажированных экспертов это важный фактор вообще исключили из анализа. Все аргументы фактически сводились к подсчету российских войск, развернутых вблизи западной границы России. Подчеркнем, находящихся в пределах своей границы, на своей территории! То есть в чем заключался «коварный» план Кремля, так особо никто и не прояснил. Но в этом, по всей видимости, и не было необходимости.

Цель провокации заключалась в повышении до высокого уровня напряженности в регионе и раздувание антироссийской пропаганды. Удачным образом это совпало с планируемым «Саммитом за демократию», на который такую большую ставку делает Байден. На этом форуме как раз и планируется обсудить вопросы объединения «прогрессивных демократических сил» в единый лагерь борцов с тоталитаризмом, авторитаризмом и прочей «недемократичностью».

Таким образом, политический и информационный контекст встречи В.В. Путина и Дж. Байдена предполагал достаточно жесткий разговор о будущем безопасности в Европе и мире и о проведении «красных линиий», которые пересекать не следует. Проблема в том, что взгляды России и Вашингтона на будущее мироустройство, вопросы обеспечения его безопасности и на пресловутые линии разграничения диаметрально противоположны.

Этим фактом и объясняется скептицизм многих экспертов, которые не ждали от российско-американской президентской встречи принятия каких-то серьезных решений или прорывов. Однако в целом, как представляется, разговор двух президентов в данных условиях имел принципиальное значение. Он продемонстрировал готовность сторон договариваться в периоды обострения обстановки во время холодной войны. Той самой холодной войны, которую ведут США со своими геополитическими соперниками.

Кстати эта встреча имела и вполне конкретный результат и вылилась в договоренности, касающиеся совместных мер по поддержанию международной безопасности и стабильности, а также параметров двустороннего диалога и поддержания необходимых контактов. В частности, планируется начать предметные консультации по чувствительным для обеих сторон вопросам.

По всей видимости, помимо вопросов стратегической стабильности и кибербезопасности (совещания по которым уже идут на уровне рабочих экспертных групп) более предметно российские и американские специалисты станут обсуждать и проблемы военной безопасности, меры доверия и предсказуемости, изменения баланса сил, а также расширение НАТО. В окружении Байдена уже заявили о намерении в ближайшее время провести встречи, по крайней мере, с четырьмя основными НАТОвскими союзниками и Россией, чтобы «обсудить озабоченности Москвы в отношении Североатлантического альянса».

Конечно, процесс нормализации российско-натовских отношений, которые очень быстро были разрушены Брюсселем, будет очень долгим и непростым. НАТО сама себя загоняет в стратегические ловушки, из которых ей весьма проблематично выбраться. Безответственные обещания Украине или еще кому-либо могут привести к очень драматичным последствиям. Вашингтон также дает весьма противоречивые посылы своим союзникам и партнерам. Часто на практике США отходят от своей риторики и отодвигают на второй план идеологические догмы в пользу стратегической целесообразности.

В этих условиях, как представляется, любые переговоры лидеров двух держав - геополитических конкурентов следует воспринимать позитивно. Они, по крайней мере, способствуют уточнению позиций и помогают сделать правильную оценку.

Кстати, об упоминавшемся «Саммите за демократию». По замыслу американских стратегов, он должен стать важным шагом в направлении формирования сильной демократической коалиции, действующей в интересах США. От ее лица Вашингтон планирует вести борьбу со своими противниками, прежде всего геополитическими конкурентами, обвиняемыми в автократии, нарушении демократических свобод, коррупции и т. п. Очевидно, что Североатлантический альянс должен занять ведущее место в американском лагере так называемых демократических сил.

Однако тот факт, что Вашингтон не пригласил на этот саммит Турцию и Венгрию, своих союзников по НАТО, свидетельствует о серьезном кризисе ценностей в самом Североатлантическом альянсе. Фактически публично признается, что два НАТОвских государства (одно из которых имеет ключевое военно-стратегическое значение) не соответствуют демократическим нормам и идеалам, которые альянс вроде как обязался защищать, самостоятельно присвоив себе такие полномочия. Таки образом, возникают вопросы о моральном праве НАТО выступать «защитником демократии».