Новый политический этап для Кыргызстана

09.04.2021
Клановость кыргызского общества, задающая политический вектор

Основная характеристика социальной организации кыргызского общества. Исторические факты, способные ответить на вопрос о том, почему трайбализм так присущ обществам с номадическим прошлым и как это влияет на организацию общества и политики страны?

Клановость центрально-азиатских народов всегда определяла политическую структуру их государств. До сегодняшнего дня Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и другие страны региона сильно зависимы от трайбализма. Именно клановость и трайбализм влияют на внутренние процессы в стране, которые предлагается наглядно рассмотреть в данной статье.

Кыргызская нация является одним из представителей народов Центральной Азии, традиционным для которых был кочевой образ жизни (номадизм). Такой образ жизни предполагает определенную специфику уклада. Кыргызскому обществу была свойственна разобщенность. Из-за экстенсивного способа ведения хозяйства (скотоводство с периодическим перемещением по территории страны) племена располагались сегментировано. Необходимость мобилизации возникала лишь в военное время: когда главы племенных объединений собирались на совет, то военные силы объединялись.

Экспансия Российской Империи застала кыргызские племена в уже сформировавшихся объединениях, так называемых «крыльях»: он канат, сол канат и ичкилик канат. Крылья, в свою очередь, объединяли в себе племена, территориально располагавшиеся близко друг от друга. Российские власти опирались на традиционные институты, зная, что это может оказаться отличным рычагом воздействия на народ. Умудренная опытом взаимодействия с другими кочевыми народами, Россия стремилась не уничтожить, а срастить местную кочевую систему с имперской системой управления, создавая местную элиту в виде предводителей кланов. За ними же гарантировалось подчинение более мелких объединений. Такой косвенный контроль оставлял нетронутой социальную структуру. Фактически, царская Россия управляла центрально-азиатскими странами как цельными объединениями, нетронутыми внутри, но подвергающимися воздействию снаружи. Кыргызам позволялось кочевать, не был нарушен традиционный религиозный уклад. Таким образом, адаптация кыргызов прошла быстро, успешно и продолжила свое существование вплоть до образования СССР.

С образованием советского государства воздействие стало куда сильнее, чем это было в XVII–XVIII веках. Раскулачивание, насильственное склонение кочевых народов к оседлому образу жизни, атеизм, тотальная русификация населения, репрессии должны были уничтожить или хотя бы серьезно изменить структуру общества кыргызов. Тот факт, что теперь кыргызы должны были быть закреплены на одном месте, ускорил процесс формирования институтов на высших уровнях государственности, совершенно противоположный традиционным устоям общества вчерашних кочевников. Но и здесь родоплеменные связи смогли сохраниться и создали некий симбиоз с центральной властью. Неофициально высшие посты занимались все теми же определенными представителями родоплеменных элит. Таким образом, советская власть лишь укрепила явление трайбализма в кыргызском политическом обществе.

Далее наступает более благоприятный период для клановой системы. С получением независимости центрально-азиатские страны столкнутся с таким явлением, как отторжение идей глобализации. Происходит это потому, что западные идеи кажутся чуждыми, а иногда и противоречат сложившимся понятиям. Возникающий идеологический «пузырь» заставляет общество возвращаться к традиционной культуре, традиционным устоям и верованиям.

Да, разумеется, родоплеменной характер власти привел к централизации и полному политическому контролю, однако он же привел к концентрации власти в руках узкого круга лиц и иллюзии существования демократического режима, что разложило экономику. Коррупция, круговая порука на всех уровнях системы власти, а также в самом обществе и по сегодняшний день являются главным бичом кыргызского общества как типичного номадского общества центрально-азиатского региона.

Деструктивное действие неформальных отношений на качество функционирования существующего политического режима, работу органов исполнительной, законодательной и судебной власти

Родовая принадлежность – одна из главных характеристик социальной идентичности кыргызов. На современном этапе клановость приобретает и другую основу образования – межличностные интересы. Таким образом, трайбализм в Кыргызстане, имея первоначальную основу в виде кровных связей, на современном этапе глубоко укрепился в менталитете и для его функционирования достаточно взаимовыгодных личностных, финансовых интересов, а родство выступает лишь второстепенным условием.

Уникальная особенность кыргызского народа – склонность к частой смене власти. Точнее, смене режима, который не устраивает большинство. За 30 лет существования Кыргызстана как независимой страны сменилось 5 президентов, что является абсолютным рекордом для стран постсоветского пространства, которым присуща, напротив, несменяемость власти и лидера, как, например, в Казахстане и Беларуси. В частности, причиной таких частых смен и является та же клановость менталитета. Также, как и в Казахстане, как в стране с максимально похожим менталитетом и культурой, в Кыргызстане факт родственности лиц, занимающих высочайшие государственные посты, широко распространен. Так это было с первым и вторым президентами. Процветающая коррупция, панибратство и круговая порука госаппарата, финансового сектора привели к «Тюльпановой революции», ставшей одним из страшнейших событий в истории независимого Кыргызстана. Курманбек Бакиев, будучи президентом, пытался как можно дольше удержать власть, в связи с чем младший брат президента Жаныбек (Жаныш) Бакиев был назначен главой службы госохраны, старший сын Марат работал советником председателя кыргызской спецслужбы, младший сын Максим возглавил агентство по привлечению инвестиций. Помимо этого, были внесены серьезные поправки в конституцию страны, что позволило Бакиеву провести досрочные выборы и оттянуть время сдачи полномочий главы государства еще на 6 лет. Такие нововведения привели ко второму самому страшному событию, произошедшему в государстве в 2010 году, которое носит название «Вторая тюльпановая революция».

Обзор структур власти Кыргызстана — основные фигуры, баланс после выборов в парламент

После оглашения результатов выборов в парламент Кыргызстана, состоявшихся 5 октября 2020 года, в стране начались демонстрации и шествия недовольных граждан, считающих выборы не легитимными. Двенадцать из шестнадцати партий, официально зарегистрированных в стране, не прошли 7%-ый барьер. Таким образом, в главном законодательном органе будут заседать лишь 4 партии, которые, по мнению граждан, выбраны заочно. Лидирующую позицию, как это обычно бывает, заняла правящая партия «Биримдик», набрав 24,47% голосов от числа избирателей, принявших участие в выборах. «Биримдик» определяется как партия, которая лоббирует политику нынешнего президента страны Сооронбая Жээнбекова. «Мекеним Кыргызстан» лишь немного уступила «Биримдику», набрав 24,01% голосов избирателей. Кроме того, по предварительным данным, в парламент проходили еще две партии: «Кыргызстан» (9%) и «Бутун Кыргызстан» (7%). После ручного пересчета бюллетеней данные подтвердились. Явка на выборах составила 56,2%. К избирательным урнам пришли 1,98 млн. из 3,5 млн. зарегистрированных избирателей. Резонанс общественности вызвал тот факт, что в списках кандидатов партии «Биримдик» был указан брат действующего президента – Асилбек Жээнбеков. Партию, которая набрала чуть меньше четверти всех голосов, «Мекеним Кыргызстан», на выборах возглавил брат чиновника, имя которого фигурирует в громких антикоррупционных расследованиях. Примечательно, что помимо фактов явного кумовства на высшем государственном уровне, в стране долгое время ситуация оставалась нестабильной во многих сферах. Народное недовольство росло очень долго и нашло выход после выборов членов парламента. Таким образом, 5 октября 2020 года жители Бишкека первыми вышли на улицы, скандируя антиправительственные лозунги.

Существует мнение о том, что события, произошедшие после выборов, очень сильно похожи на революции 2005 и 2010 года. В частности, российские эксперты говорят о том, что такие акции проплачены сторонними силами, намекая на блок НАТО. Неужели снова случилась «цветная революция», которая была выгодна кому-то вне страны? Единого мнения на этот счет не существует и до сегодняшнего момента. Хочется отметить, что все еще нет точного ответа на то, какой именно характер носили события 2005 и 2010 года. Безусловно, все признаки «цветной революции» налицо, однако, более детальное изучение событий тех лет вносит сомнения.

Поэтому, природа нынешнего конфликта государства и граждан – особенная, и она возникла внутри самой страны. Известны случаи объединения политических кругов, которые агитируют население выступать против тех или иных событий. Здесь же протесты получились весьма неорганизованными. Примечательно то, что в митингах принимали участие люди всех возрастных категорий и сфер деятельности. Как мы знаем, искусственно созданные протесты, как правило, опираются на определенные слои населения, недовольных своим положением, вроде маргиналов. Но в данном случае главным и единственным требованием протестующих было переизбрание членов парламента. Это требование не изменилось до конца протестов, не приобрело экономический характер и т. п.

В результате, протестующие взяли штурмом здание парламента. Из мест заключения были освобождены бывший президент Алмазбек Атамбаев и премьер Сапар Исаков. Были освобождены и некоторые другие известные политики. Среди них был и Садыр Жапаров. 6 октября он был назначен премьер-министром. Под давлением общественности депутаты нынешнего созыва парламента назначили его таковым. Лидерами двух оппозиционных партий были созданы два координационных совета. Было объявлено о взятии на себя функций временной власти. Официальная же власть во главе с действующим тогда президентом Сооронбаем Жээнбековым и руководство ЦИК объявили о проведении повторных выборов.

К сожалению, на этом хаос не закончился.

Ночью 7 октября началась настоящая неразбериха. Протестующие сохраняли активность еще долгое время, однако появились отдельные группы протестующих, требования которых не совпадали друг с другом. Кто-то требовал отставки президента, другие же говорили и о смещении нового премьер-министра. Хаос затронул и материальные ценности города. Неизвестные предприняли попытки захвата коммерческих предприятий по добыче золота, в том числе офиса золотодобывающей компании «Кумтор» в Бишкеке. В госаппарате также начались беспорядки. Пока протестующие и нынешняя власть были заняты поиском решения по стабилизации ситуации в стране, некоторые чиновники удостоили себя чести занять высочайшие государственные посты.

Двое депутатов назначили себя на роль Генерального прокурора республики, другой чиновник, выступая «от имени народа», занял кресло мэра столицы, ушедшего сейчас в отставку. Появилась должность «коменданта Бишкека». Примечательно, что за подобными людьми стоят заинтересованные лица, готовые поддержать их силой. Действовавший на тот момент президент Сооронбай Жээнбеков назвал все эти назначения нелегитимными и признал проблему попыток незаконного захвата власти актуальной. 9 октября президентом было объявлено о введении режима ЧП.

В результате, произошло беспрецедентное сосредоточение власти в одних руках – у Садыра Жапарова, занявшего должность премьер-министра. Согласно Конституции, пост президента до выборов нового должен занять спикер сената, должность которого на тот момент занимал Канат Исаев. Он официально отказался от должности президента и подал в отставку. На Сооронбая Жээнбекова заведены уголовные дела, по приезду ему грозит тюремное заключение. Таким образом, пост временно исполняющего обязанности президента занял Садыр Жапаров. А позже с большим отрывом голосов победил на внеочередных выборах, став 6-ым президентом Кыргызстана, в то время как Жээнбеков покинул пост в спешке. Удивительно, как быстро развернулись события и из статуса политзаключенного за 5 дней Жапаров был провозглашен лидером.

Такое стремительное развитие событий наталкивает многих экспертов на мысли о том, насколько законно такое выдвижение и какие группы лиц помогли Жапарову занять пост в такие короткие сроки.

Изменения внутренней политики

Четкой программы, предлагаемой Жапаровым, пока не анонсировалось, однако до ареста Жапарова в 2017 году страна запомнила его как активного политика, выступающего против политики Алмаза Атамбаева. Его усилия были направлены в сторону обличения членов коррупционных схем, происходивших в стране. Он был влиятелен даже после своего ареста и нахождения в тюрьме, находился в курсе всех событий, происходящих в стране и продолжал пользоваться популярностью даже во время заключения, добился смены своего статуса на политзаключенного, с чем согласилось большинство.

Жапаров баллотировался в президенты с намерением изменить статус республики с праламентско-президентской на президентскую республику. Референдум прошел одновременно с выборами президента 10 января 2021 года. 81,1 % граждан согласны с присвоением Кыргызстану статуса президентской республики. Но что же влечет за собой смена статуса? Как это повлияет на полномочия отдельных структур власти Кыргызстана?

В первую очередь, поправки в Конституции наделяют президента абсолютным контролем над исполнительной властью. Президент уполномочен формировать правительство без согласования с членами парламента. Президент формирует совет безопасности страны, а также высшие судебные органы. Теперь объявление разного рода референдумов, утверждения национальных программ также вменяется в обязанности главы государства. Влияние правительства резко сокращается, а полномочия президента растут. Процедура импичмента усложнена, а с ней снижена и роль политических партий. Теперь не совсем и ясны границы власти парламента, ведь введен новый институт власти – Народный Курултай, который созывается по инициативе президента страны.

В экономической сфере на сегодняшний день президент намерен делать ставку на разработку месторождений и добычу полезных ископаемых. Борьба с коррупцией будет так же в приоритете. В Конституцию внесена поправка в закон о защите трудовых мигрантов, а в паспорт снова внесена графа «национальность». До принятия поста президента Жапаров выступал за национализацию золотодобывающего месторождения Кумтор, которая до сегодняшнего момента разрабатывается шведской компанией. Сейчас же политик выражает свою позицию по данному вопросу менее активно, боясь потерять кредит доверия граждан, который ограничен и зависит от результатов действий.

Кыргызстанцы, конечно, ждут от новой власти повышения уровня жизни, что стоит под большим вопросом. Внешний долг Кыргызстана на сегодняшний день составляет 60% от ВВП страны, что является гигантской суммой, ведущей к усугублению ранее существовавших экономических проблем. Казна страны значительно пополняется за счет трудовых мигрантов в России, однако в период пандемии большое количество мигрантов вернулось на родину, что значительно усугубило ситуацию.

Все так же остро стоит национальный вопрос. Жапаров известен своими националистскими взглядами, однако пока не было никаких действий, направленных на дифференциацию уровня жизни населения по этническому признаку. Более того, на должность премьер-министра назначен Артем Новиков, являющийся этнически русским. Также новый премьер обратился к России с просьбой прислать преподавателей русского языка для школ республиканского уровня. Премьер неоднократно упоминал о намерении закрепить за русским языком статус государственного, наравне с кыргызским.

Планы внешнеполитической стратегии на 2021 год в отношении России

Позиция в вопросе укрепления отношений с Россией сохраняется. Нынешний президент заявил, что все обязательства перед Российской Федерацией будут выполнены. Как упоминалось ранее, знаковым является назначение на должность премьер-министра Артема Новикова.

Сохранение хороших отношений важно и населению Кыргызстана, что видно из предвыборной речи Жапарова, говорившего о необходимости налаживания отношений с Москвой.

Именно пророссийская позиция нового лидера, как он отмечает в большинстве интервью, помогла вернуть процессы внутри страны в правовое поле. Во время протестов, случившихся в начале октября 2020 года, заместитель главы администрации президента России Дмитрий Козак приезжал в Кыргызстан для обсуждения вопросов стабилизации ситуации.

С 24 октября 2020 года России официально разрешено расширение авиабазы Кант, находящейся на территории республики и принадлежащей Российской Федерации, о чем было объявлено министром иностранных дел Киргизии Русланом Казакбаевым.