Новый латинский консерватизм

25.01.2023
Правые должны адаптировать свои идеи, стратегию и дискурс к современной политической «диалектике», а не оставаться привязанными к подходам, далеким от интересов сегодняшних граждан, рискуя попасть в их ловушку.

События последних десятилетий заставили нас переосмыслить различие между левыми и правыми. Более 40 лет левые пересматривали и радикально трансформировали свою собственную идеологию. Между тем правые (или, по крайней мере, значительная их часть), похоже, считают, что интеллектуальные, политические и стратегические параметры «холодной войны» все еще в силе.

Падение Берлинской стены и крах Восточного блока создали иллюзию, что окончательная победа досталась Западу, и что левым придется довольствоваться своим очевидным поражением и играть по правилам, которые до этого момента преобладали на капиталистической стороне.

Многие думали, что европейские и американские левые просто станут чем-то вроде безобидных, социально сознательных правых. Этому способствовал тот факт, что кандидат от Демократической партии Билл Клинтон победил на выборах республиканца Джорджа Буша-старшего в 1992 году, используя памятную фразу «это экономика, глупец», придуманную его политическим советником Джеймсом Карвиллом. В то же время в Великобритании Тони Блэр изобрел новых лейбористов, способствуя тем самым представлению правых о том, что их политические оппоненты уступают экономическим фактам.

Тот факт, что левые и социалистические лидеры в Европе преуспели в изгнании марксизма из своей партийной идеологии и своих соответствующих платформ и утвердились в какой-то новой форме социал-демократии, усилил эйфорию тех, кто считал себя победителем. Некоторым казалось, что «конец истории», предсказанный Фрэнсисом Фукуямой, действительно наступил.

Однако правда в том, что правила политической игры во второй половине ХХ века просто рухнули. С окончанием «холодной войны» прежнее различие между левыми и правыми стало бессмысленным и устаревшим. Итак, в идеологическом контексте Запада существует разделение на национализм и глобализм.

Все это указывает на необходимость переосмысления широких категорий, унаследованных нами от XX века, и переосмысления политической реальности, с которой мы сейчас сталкиваемся. Правые должны адаптировать свои идеи, стратегию и дискурс к современной политической «диалектике» и не оставаться привязанными к подходам, далеким от сознательных и бессознательных интересов сегодняшних граждан, рискуя попасть в их ловушку. Следующие пункты призваны проиллюстрировать основные постулаты «консервативного мышления» сегодня (хотя даже сам этот термин, возможно, придется изменить) в Италии, Испании и других странах.

Нация

Нация остается лучшей политической экосистемой для мирного сосуществования людей, и поэтому важно сохранять ее социальный капитал. Особенно это проявилось во время пандемии.

Без наций не может быть национального суверенитета, верховенства закона и государства всеобщего благосостояния. Как предупреждает Йорам Хазони, «единственное политическое сообщество, обладающее полной демократической легитимностью, — это нация». Именно к государству (нации) граждане обращаются с требованиями защиты своей земли и жизни. Суверенные границы являются инструментом, обеспечивающим эту безопасность. В последние годы мы наблюдаем, как подвергается нападкам сама концепция национальных границ. Новый консерватизм должен защищать это и другие основополагающие свойства национального государства.

Всеобщее гражданство, продвигаемое глобалистскими лидерами, — неэффективная утопия. В конце концов, никто не думает требовать свою пенсию, образование для своих детей или свое медицинское обслуживание от какой-либо международной организации. Скорее, именно на родину возлагаются надежды.

Рациональный гуманизм

Альтернативой доктрине, настраивающей группы друг против друга (женщин против мужчин, соотечественников против иностранцев, черных против белых, гомосексуалистов против гетеросексуалов и т. д.), является философия человечности: рациональный гуманизм.

Как новые консерваторы, мы восстанавливаем, согласно постулатам Эдмунда Бёрка, связь между поколениями. Мы признаем ответственность каждого из нас друг перед другом, перед теми, кто умер, и перед теми, кто еще не родился. Мы не обязаны лучшим, что у нас есть, только самим себе. Забвение усилий и мудрости тех, кто ушел до нас, самонадеянно и пагубно для нашего общества как в настоящем, так и в будущем. Наша традиция — это живое существо, способное постоянно адаптироваться к реальности и влиять на здоровье наших индивидуальных и уникальных наций.

Частная собственность

Национальное право есть ограничение (возможно, единственное ограничение) абсолютной власти сильных мира сего. Слабые нуждаются в этих законах для защиты, а также в судах для поддержки и для наказания и предотвращения злоупотреблений со стороны сильнейших. Собственность является важнейшим правом личности и должна быть закреплена в законодательстве как таковая. Люди нуждаются в безопасном жилище для своих семей и в контроле над своим имуществом, чтобы вести безопасную жизнь. Без этой защиты собственности общество было бы постоянно нестабильным, и никакие другие права не могли бы реально осуществляться.

Новый консерватизм рассматривает любую эволюцию в сторону форм социалистического капитализма или предполагаемую передачу всей экономической власти крупным глобальным корпорациям как особую и конкретную опасность для тех самых прав, которые призвана защищать нация.

Рынок идей

В то время как левые идеологически негибки, новый консерватизм защищает объективную науку, разум и истинность фактов: просвещение и рационализм.

Социальный прогресс требует, чтобы свобода слова, мысли и академической деятельности защищалась любой ценой. Именно рынок идей позволил нашим народам достичь своего уровня социального и экономического развития.

Основанные на разуме принципы, такие как верховенство закона, разделение властей и презумпция (реальной) невиновности, являются гарантиями истинной демократии. Явные или скрытые ограничения равносильны социальному и политическому регрессу. Защита личной свободы имеет основополагающее значение в связи с новой реальностью, выдвинутой на первый план пандемией. Под предлогом борьбы с ней создана новая форма правления, ущемляющая основные свободы.

Средний класс

Все более беднеющий средний класс необходимо оберегать и поддерживать. Не может быть демократии, достойной своего названия, без сильного среднего класса, защищающего от поляризации между чрезмерно богатыми «немногими» и отчаянными обездоленными «массами».

Новый консерватизм выступает за перемещение промышленных предприятий, продвижение равных возможностей и рациональный контроль над иммиграцией как средством защиты осажденного среднего класса. Мы должны защищать способность граждан зарабатывать достаточно, чтобы обеспечить себя и своих детей за счет изобретательности и труда, и создавать излишки, которые позволяют им накапливать сбережения и способствовать общему благу за счет ограниченного и пропорционального налогообложения.

Этот новый латинский консерватизм выступает за союз между народами Латинской Европы из-за их схожих культурных традиций и геополитического пространства. Солидарность наций, столь близких по истории и наследию, подчеркивает сопротивление новых правых надвигающемуся присутствию левого глобализма. Как писал Сенека: «Не позволяй себе быть одолеваемым ничем чуждым твоему духу, думай посреди жизненных случайностей, что в тебе есть материнская сила, мощная и непоколебимая». Цивилизация является материнской силой наций, источником всякого прогресса и защитником суверенитета.

Источник