Новый этап становления Союзного Государства

17.09.2021
Достигнутые соглашения создают благоприятные условия для совместной хозяйственной и военно-обороной деятельности на многие годы вперед

9 сентября состоялись долгожданные переговоры между президентами РБ и РФ Александром Лукашенко и Владимиром Путиным. Результатом встречи стало подписание всех 28-ми интеграционных программ Союзного Государства. Самым важным для общественности России и Беларуси, да и для заинтересованных сил в других странах, стал вопрос, блестяще сформулированный украинскими интеллектуалами в формуле «зрада или перемога?». Конечно, каждый волен включать в данные категории свои собственные мысли и ожидания от интеграции двух государств, порой прямо противоположные – как по содержанию, так и по эмоциональной оценке.

Начнем с того, что сторонники и противники интеграции есть в обеих странах, как по прагматическим, так и по эмоциональным причинам.

Кто-то мечтает о возрождении единства русского (или восточно-славянского) мира, кто-то обеспокоен риском утраты субъектности восточноевропейских государств и перспективой распространения влияния блока НАТО на территорию Беларуси и России. А кто-то, напротив, боится включения Республики Беларусь в ненавистный «Таежный союз», где недостаточно представлены современные «европейские» ценности, и мечтает о интеграции, но другой – с Европейским Союзом, который (в глазах определенной категорий граждан Беларуси) выглядит как земной рай, способный осчастливить новых участников огромными дотациями и инвестициями.  Соответственно, обе категории граждан в обеих странах напряженно обсуждают, что значат эти самые 28-мь интеграционных программ – и каковы их реальные последствия для Беларуси и России, а также для других заинтересованных стран.

Белоруссия – если не самого начала, то в последние годы – видела в интеграции прежде всего способ решения своих экономических задач, расширение рынков для производимой продукции, а также возможность заимствования средств на социальные нужды и инфраструктурные проекты. Доля РФ во внешней торговле Республики Беларусь составляет более 50%, и Россия является важнейшим внешнеэкономическим партнером Беларуси. Поэтому белорусское руководство и бизнес заинтересованы в расширении партнерства с РФ, прежде всего, в экономических аспектах. А вот политические соглашения, подразумевающие создание надгосударственных органов Союзного Государства, традиционно вызывали опасения у Минска, поскольку управление единой политической структурой неизбежно будет смещаться в сторону Москвы как более крупного (и более богатого ресурсами) субъекта интеграции. Поэтому Минск всегда ревностно подчеркивал свою независимость от Москвы, готовность и способность принимать самостоятельные решения: начиная от непризнания присоединения Крыма к России – и вплоть до сотрудничества с противниками России на международной арене. Также Минск всегда болезненно реагировал на реплики со стороны стран, входящих в ЕС и НАТО, о том, что Беларусь является всего лишь «геополитическим придатком России».

Белорусское общество достаточно серьезно расколото по вопросу необходимой интеграции с Россией – и вообще необходимости оной. Молодые люди, особенно моложе 30-ти лет, очень часто высказывают мнение, что Россия, в целом, не нужна Белоруссии, а путь их страны – в интеграции с ЕС и НАТО. Соответственно, сценарий утраты независимости они расценивают как крайне негативный для Республики Беларусь, хотя, конечно, у данной группы речь идет не о независимости как таковой, а о замене интеграционного проекта с восточного на западный. Страх утраты независимости внутри ЕС у них намного ниже. Другая часть белорусского общества, преимущественно старшего поколения, безапелляционно выступает за интеграцию с Россией – как по политическим, так и по экономическим причинам. Здесь играет роль как полученное еще советское воспитание и образование, так и более объективное понимание реальных экономических интересов Беларуси. Точно сказать, сколько граждан РБ в процентном соотношении придерживаются тех и других взглядов невозможно, так как объективных социологических исследований нет – но то, что обе группы реально существуют, очевидно из личного общения. И число противников интеграции с Россией со временем растет. Необходимо учитывать и роль националистической идеологии, все более распространяемой в белорусском обществе, но все же она слишком низка, чтобы стать серьезным фактором. Гораздо большее влияние имеет идеология либерализма, гражданского общества, общества потребления, видящая свой ориентир в ЕС и США. Люди с данными взглядами видят в России препятствие для реализации своих представлений о геополитическом устройстве мира и места Беларуси в нем.

Для России Беларусь не является значимым торговым партнером: всего 5% внешней торговли РФ приходится на эту страну. Для России и ее граждан вопрос интеграции с Беларусью имеет стратегический, военный и культурно-эмоциональный характер.  Беларусь обеспечивает сохранность транспортного коридора в Центральную Европу, в первую очередь – в Германию, что важно как для гарантии бесперебойного потока товаров, так и для транспортировки углеводородов. Одновременно руководство России испытывает страх перед размещением иностранных военных баз, особенно ракет средней дальности, в Беларуси в случае захвата власти в РБ силами прозападной ориентации. И, наконец, для части нашего общества вопрос интеграции РБ и РФ ценен с позиции сохранения единства разделенного русского народа (или общности восточнославянских народов): здесь присутствуют историческое и духовное измерение.  Если для тех, кто ставит на первое место военно-стратегическое и экономическое сотрудничество, скорость и глубина интеграции кажутся приемлемыми, то для оценивающих этот процесс с культурно-этнической точки зрения он видится как недостаточно интенсивный, так как, в первую очередь, не созданы политические органы управления Союзного Государства, единая валюта и единые вооруженные силы.

В социальных сетях и телеграмм-каналах широко представлена точка зрения, что процесс интеграции провален и носит имитационный характер. Стоит отметить, что опасения эти не напрасны, и в прошлом с обеих сторон имели место затягивание процесса интеграции и его имитация. Связанно это с внутренними обстоятельствами каждой из двух стран. Ранее для Москвы приоритетными партнерами представлялись западноевропейские страны и США, а интеграционные процессы с небольшим соседом казались чем-то второстепенным. А Минск явно боялся утратить независимость перед лицом более экономически и политически значительного соседа.

Даже сейчас перед встречей президентов эксперты опасались, что подписание соглашений будет сорвано по причине несогласия с одним или несколькими пунктами. И тем не менее, достигнутые договоренности имеют серьезное значение и точно не являются пустой формальностью.  Напомним, о чем идет речь.

Пот итогам достигнутых договоренностей, Владимир Путин сделал заявление, что Россия и Беларусь переходят к единой промышленной политике. По его словам, удалось достичь договоренностей о проведении общей макроэкономической политики, об интеграции платежных систем, сотрудничестве в информационной безопасности, в налоговой и таможенной сферах, в области энергетики и по другим направлениям:

  • Страны обязуются разработать единую методологию для синхронизации всех косвенных налогов, при этом будет создан следящий за этим орган;
  • Лидеры двух стран договорились об объединении рынков электроэнергии и нефтепродуктов двух стран (до 1 декабря 2023 года), равных правах для экономических субъектов двух стран в Союзном государстве, равным правам в отношении госзакупок и госзаказов;
  • Важной частью достигнутых договоренностей является создание единого энергетического рынка России и Беларуси до 1 декабря 2023 года;
  • Москва и Минск заявили об интеграции национальных платежных систем. Александр Лукашенко, вопреки прогнозам, стал инициатором вопроса о возвращении к диалогу о единой валюте для двух стран. Путин, кстати, отметил, что это вопрос неопределенного будущего, о котором еще рано говорить;
  • В 2022 году цены на газ для Беларуси останутся на уровне 2021 года. Это мощная поддержка для белорусской экономики, которая будет получать российский газ по самым низким ценам для внешнего потребителя;
  • Поднимался вопрос о формировании общего оборонного пространства, обсуждались учения «Запад-2021». Президенты обсудили ситуацию внешних вызовов и договорились совместно бороться с общими угрозами;
  • Владимир Путин заявил, что вскоре будет обсуждаться создание Союзного парламента России и Беларуси.

Возможно, скорость и глубина интеграции не отвечают ожиданиям части российского общества. Прежде всего потому, что вопрос политических институтов снова откладывается на неопределенную перспективу. Приятно решение отказаться от строительства российской военной базы на территории Республики Беларусь, а также не поднимался вопрос о признании Крыма вошедшим в состав России. Однако, правильно ли немедленно требовать уступок, которые вызывают столь большое напряжение у белорусской стороны и ставят под угрозу всю интеграцию: не является ли это «благодушное» требование скрытой провокацией, направленной как раз на срыв реальной интеграции?

На наш взгляд, подписанные соглашения являются серьезным шагом, которого ждали уже много лет. Да, Республика Беларусь сохраняет свой суверенный статус, но разве речь шла о обязательном – и тем более немедленном – объединении? Напротив, достигнутые соглашения создают благоприятные условия для совместной хозяйственной и военно-обороной деятельности на многие годы вперед. Соглашения одновременно сохраняют независимый характер Беларуси – и обеспечивают ее присутствие в экономической и политической орбите России. Сегодня самый серьезный вопрос таков: как обеспечить преемственность взятого курса, чтобы в случае смены политической власти в любой из наших стран не произошел отказ от взятого курса на интеграцию? Не секрет, что именно это обещают сделать как российские, так и белорусские «евроинтеграторы». Необходимо создание органов, которые будут следить за преемственностью курса; возможно, требуется фиксация в основном законе Республики Беларусь и Российской Федерации курса на создание Союзного Государства.

Достигнутые договоренности уже вызвали негодование в ряде европейских столиц. Первые лица и МИД Эстонии, Литвы и Польши заявили о росте «угрозы с Востока». А первые лица Украины вообще оказались близки к паническим настроениям, заявляя о том, что «враг увеличил линию соприкосновения с Украиной на длину границы с Белоруссией».

Интеграционные соглашения, разумеется, необходимо еще реализовать, но обозначенная их оценка со стороны наших «недругов» – лучшая иллюстрация серьезности намерений и роста влияния альянса наших государств (или, точнее, Союзного Государства) как во всем мире, так и в Восточной Европе.